Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Октябрь
пн вт ср чт пт сб вс
        01 02 03
04 05 06 07 08 09 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

УЧАЩИЕСЯ ПТЭ

СЕРГЕЙ ВЯЗОВ (НА ФОТО - В ГУЩЕ МАСС) - О ТОМ, ПОЧЕМУ В РФ НЕТ КАПИТАЛИЗМА

УЧАЩИЕСЯ ПТЭ ПТЭ – или Протестантская Трудовая Этика – ныне общепринятый и общепризнанный источник современного западного капиталистического общества и деловой среды западного индустриализма. Она возникла исторически-обусловленно, из протестантского сектанства, обрушившего католическую схизму на северо-западе Европы. Если вы будете вместе со мной понимать слово «секта» не как ругалку-обзывалку, а как научный термин, то примите и совершенно эмоционально-нейтральное определение: секта есть усеченная, сокращенно-адаптированная, частичная версия какого-либо учения. Если я, например, вздумаю отвергать все части математики, кроме арифметики – я стану сектантом от математики…

Поэтому в секте есть две вещи: рациональное зерно, с которым никто не захочет спорить и зомбированная ограниченность, с которой любой нормальный человек пустится в спор. В частности, понимание труда в протестантизме очень уродливо.

ПТЭ – вовсе не есть хвала труду, как думают обыватели. Протестантская трудовая этика — это религиозная доктрина о самоценной и самодостаточной добродетельности труда, святости в том, чтобы работать добросовестно и усердно, независимо от результата.

Эта независимость труда от результата, эта убежденность в том, что труд сам по себе награда человеку – очень смущает с первого же взгляда. Ведь человеку с широким кругозором очевидно, что тут – что-то не так, что-то абсурдно! Тем не менее, этот тезис очень роднит т.н. «буржуазные» (на самом деле республиканистские) революции в Европе и т.н. «социалистическую» (на самом деле большевистскую) революцию в России. ЭиМ уже писала, что у большевизма – корни в протестантских движения запоздавшей православной реформации, что большевизм – это лютерантство ХХ века.

Дело в том, что западный индустриализм, строй всевластия третьего сословия, рождался в жестокой и затяжной борьбе с БОГАТЫМИ БЕЗДЕЛЬНИКАМИ. В этом его ключевое отличие от ельцинизма и гайдаровских реформ, которые, вроде бы, тоже собирались строить «как на западе».

Но Ельцинизм не просто инаков ПТЭ, он ей диаметрально противоположен. Республиканисты Кромвеля и Робеспьера увидели бы в русских большевиках куда больше родства с собой, чем в новорусских олигархах – тех самых ФЕОДАЛЬНЫХ БОГАТЫХ БЕЗДЕЛЬНИКАХ, против которых и было направлено жало республиканистских (чаще именуемых «буржуазными») революций.

Сейчас, когда капитализм изрядно выродился и деградировал (а мы скопировали именно стадию его старческого маразма) может показаться, что и на Западе бог капитализма – деньги. Это, конечно, не так: кто бы вешал в Англии воров, поклонников золотого тельца – за кражу, т.е. акт служения золотому тельцу? Кто бы во Франции громил бы поместья самых богатых (а значит, самых близких к золотому тельцу) людей, крушил их замки, рубил им головы на гильотинах и растаскивал их земли? Кто бы в США воевал с английскими наемниками, вместо того, чтобы самому наняться за деньги к англичанам?

БОГОМ НОВОГО ЗАПАДА БЫЛИ НЕ ДЕНЬГИ, А ДЕЛО.

Республиканизм – это бунт деловых людей (кстати, бедных в основной массе) против тунеядцев (кстати, в основной массе очень богатых).

Поэтому божьему помазанничеству венценосных особ республиканизм противопоставил совершенно левеллерский принцип голосования: один человек-один голос, чем навеки рассорил демократизм с рыночной экономикой (в которой имеешь столько же голосов, сколько у тебя акций). Пафос борьбы за интересы богатых против голытьбы был чужд западным движениям, потому что самые ненавистные им особы и были в тогдашнем обществе самыми богатыми.

ПОСКОЛЬКУ ЗАПАДНЫЙ ИНДУСТРИАЛИЗМ НЕ МОГ ПОДЕЛИТЬ ОБЩЕСТВО НА БОГАТЫХ И БЕДНЫХ, ОН РАЗДЕЛИЛ ЕГО НА ТРУДЯЩИХСЯ И ТУНЕЯДЦЕВ. Люди дела восстали против бездельников – этот мотив и в большевистском протестантизме, несмотря на его православный источник, будет играть довольно важную роль.

Ельцинизм же – это не восстание людей дела против богатых бездельников. Это, собственно, восстание богатых бездельников.

Исторически ельцинизм относим не к зарождению капитализма, а к зарождению крепостничества на прежде свободных землях свободных и равноправных общин. Часто бывает, что человек в 70 лет по уму напоминает 10-летнего ребенка, и говорят – «что старый, что малый».

Мы были свидетелями КОНВЕРГЕНЦИИ деградирующего Запада, впадающего в детство (дикость темных веков) и восходящего юноши-дикаря, некоего нового Хлодвига российской олигархии. Той самой, что ударными темпами научилась презирать дело и труд, освоила сословное мышление и лихо определила (вчера ещё равных ей) соседей-общинников в смерды и недочеловеки.

О ПТЭ в условиях ельцинизма и путинизма говорить просто смешно. Искаженные нотки ПТЭ ещё можно найти в большевизме и ленинизме («есть в Ленине керженский дух» - Н.Клюев). Но уж в чем их совершенно нет – так это в ельцинизме и РФ.

Ельцинизм враждебен ПТЭ так же, как он враждебен любой трудовой этике. ПТЭ, как пишут многие социологи, рождалась из восхождения наверх трудовой морали низов. Многие историки объясняли экономический успех протестантских обществ тем, что соответствующая трудовая этика распространялась не только на основную массу населения, но и на элитные группы, включая предпринимательский класс.

В РФ после 1991 года все было с точностью до наоборот: элита не обременяла себя трудом наравне с массами, напротив, она сбагрила труд вниз, как проклятие и наказание. Элита РФ не только не наращивает своего трудового участия в производстве, но напротив – год от года сокращает его.

Если ПТЭ и её капитализм есть продукт неуемной жажды деятельности у деятельных людей, стесненных богатыми бездельниками, то РФ и её «капитализьмь» - продукт тунеядских вожделений начальства, стремления не принять, а сбросить  с себя прежде навязанное ярмо. Вообще все реформы с 1991 года вытекают только и исключительно из тунеядства элит, из их стремления «работать так, чтобы не работать».

Только в одном реформы имени Е.Т.Гайдара достигли успеха: в снижении нагрузки на руководителей высшего ранга (топ-менеджеров) при повышении сладости, прилагаемой к их нерабочим местам. Российский топ-менеджер запросто может возглавлять десяток самых разных учреждений  и предприятий, по той простой причине, что нагрузка на него минимальна, и потому он не «разорвется». А в СССР было запрещено принятие на себя более 1,5 полных ставок у руководителей, поскольку справедливо считалось, что больше честно отдавая себя порученному делу, выдержать невозможно.

Парадоксально, но настоящим людям дела, современным пуританам реального капитализма даже коммунисты ближе, чем феодальные бездельники и олухи ельцинизма. Дело в том, что коммунисты, хоть и отрицают собственность, сформированы в той же системе координат, что и пуритане, и являются как бы «двоюродными братьями» деловой идеологии частнособственнического индустриализма.

Феодальные же бездельники – продукт вообще иной анатомии, между ними и людьми дела даже отдаленного родства нет. Капиталист и коммунист, как ни странно, ещё могут понять друг друга, поскольку у них общая теория познания и один понятийный язык (как у сербов с хорватами).

Разговор же с сословной спесью у человека дела невозможен в принципе, потому что понятийные языки лишены даже отдаленного сходства.

В ПТЭ личные качества и достоинства человека не измерялись – да и не могли измеряться – количеством бабла, как в РФ. У протестантов наоборот, достижение материального достатка рассматривалось в качестве результата усердности и добросовестности трудовой деятельности.

Термин «Протестантская трудовая этика» был введён в научный оборот немецким социологом и философом Максом Вебером в его знаменитой работе «Протестантская этика и дух капитализма» в 1905 году.

М. Вебер заметил, что в Германии (которая населена как католиками, так и протестантами) наилучших экономических успехов добивались протестанты; именно они составляли костяк предпринимателей и высококвалифицированных технических специалистов. Кроме того, наиболее динамично развивались протестантские страны, такие как США, Англия и Голландия.

По мнению М. Вебера, экономический подъём и развитие европейского и американского капитализма объяснялся наличием протестантской этики, обусловившей трудовое рвение и рациональную организацию работы.

М. Вебер полемизировал с марксистами о причинах развития капитализма. По мнению учёного, если рассматривать капитализм с точки зрения марксизма, то все его характерные черты можно обнаружить в Древнем Китае, Индии, Вавилоне, но эти страны не смогли создать эффективной экономики.

Условия для возникновения капитализма имелись и в Древней Греции, и Древнем Риме, но в античном обществе труд был не слишком престижен и считался уделом рабов. М. Вебер различал «современный капитализм» и «традиционный капитализм» и подчёркивал, что протестантский тип поведения зачастую морально осуждался в традиционных обществах.

Характерная черта протестантских обществ — ведение коммерции не ради увеличения личного потребления, а в качестве добродетельного вида деятельности. Человек делает, не для того, чтобы тут же сожрать сделанное, а чтобы делать дальше больше.

Бесспорно, эта черта протестантизма и породила бурное, взрывное развитие Европы: ведь появились свободные средства, которые не прожирались, а вкладывались в достижение новых рубежей, при чем раз за разом.

Так некогда рождалось и скотоводство и земледелие: не съедать сразу найденное зернышко или пойманного поросенка, дать им расти, научится ждать и терпеть… Таким же способом возник из средневекового убожества современный западный бурный индустриализм. Люди умели умерять потребительские аппетиты, они не сжирали заработанное, они тратились не на новый дворец или экипаж, а на новую баржу, трубу, ещё какую-нибудь бессмысленную для прожигателя жизни вещь…

При этом М. Вебер особо подчёркивал аскетизм предпринимателей-протестантов, которым были чужды показная роскошь и упоение властью и которые рассматривали богатство лишь как свидетельство хорошо исполненного долга перед Богом.

Хотя практически все протестантские деноминации признают спасение как божий дар, который ничем не может быть заработан, многие протестантские предприниматели рассматривали деловой успех как подтверждение наличия этого дара.

Вебер отделял протестантов от богачей традиционного общества, которые, наоборот, стремились минимизировать собственные трудовые усилия и предпочитали наиболее простые виды заработка, например, путём установления монополии или особых отношений с властями. Словно бы увидел ельцинизм во всей красе!

По мнению М. Вебера, протестантская трудовая этика не свойственна человеку от природы и является продуктом длительного воспитания. Она может сохраняться в течение длительного времени лишь тогда, когда добросовестный труд приносит моральную и материальную отдачу.

М. Вебер считал, что современный капитализм перешёл к самовоспроизводству протестантской трудовой этики и более не нуждается в её религиозном обосновании.

Точка зрения М. Вебера получает некоторое подтверждение при анализе современных протестантских общин в Латинской Америке (где миллионы людей за последние 20 лет перешли из католицизма в протестантизм). Как показывают исследования, сменившие религию люди из бедных слоёв поднимают свой жизненный уровень быстрее, чем католики.

Начиная с Вебера целый ряд социологов выписывал те ограничения богатству и собственности, которые несет в себе протестантская трудовая этика, что, собственно, и отличает её богатых собственников от фараонов или рабовладельцев Вавилона.

ПТЭ имеет библейские корни. Поэтому в ней (вот тут внимательно, ибо теоретики капитализма начнут разоблачать Гайдара и Чубайса прямым текстом):

Запрещена задержка заработной платы — «Не обижай ближнего твоего и не грабительствуй. Плата наёмнику не должна оставаться у тебя до утра» (Библия, Левит 19:13).

Запрещены издевательства и жестокое господство начальства над подчиненными — «не господствуй над ним с жестокостью» (Библия, Левит 25:43).

По мнению протестантов, Бог Библии поощряет высокое качество товаров и услуг и честное отношение к клиентам и запрещает лживые способы обогащения — «приобретение сокровища лживым языком — мимолетное дуновение ищущих смерти» (Притчи 21:6), «не делайте неправды в суде, в мере, в весе и в измерении: да будут у вас весы верные, гири верные» (Левит 19:35-36), «не должны быть двоякие гири, большие и меньшие… гиря у тебя должна быть точная и правильная, … чтобы продлились дни твои на земле, которую Господь Бог твой дает тебе, ибо мерзок пред Господом Богом твоим всякий делающий неправду» (Второзаконие 25:13-16), «мерзость пред Господом — неодинаковые гири, и неверные весы — не добро» (Притчи 20:23).

Ограничение рабочего дня и рабочей недели посредством запрета работать в 7-й день недели, который называется днем покоя. На иврите слово покой звучит как шаббат, от чего произошло русское слово Суббота: «Наблюдай день покоя (шаббат — суббота), чтобы свято хранить его, как заповедал тебе Господь, Бог твой; шесть дней работай и делай всякие дела твои, а день седьмой — покой (шаббат) Господу, Богу твоему. Не делай в оный никакого дела, ни ты, ни сын твой, ни дочь твоя, ни раб твой, ни раба твоя, ни вол твой, ни осел твой, ни всякий скот твой, ни пришелец твой, который у тебя, чтобы отдохнул раб твой, и раба твоя, как и ты» (Второзаконие 5:12-14), «Помни день покоя (шаббат), чтобы святить его; шесть дней работай и делай всякие дела твои, а день седьмой — покой (шаббат) Господу, Богу твоему: не делай в оный никакого дела ни ты, ни сын твой, ни дочь твоя, ни раб твой, ни рабыня твоя, ни скот твой, ни пришлец, который в жилищах твоих; ибо в шесть дней создал Господь небо и землю, море и все, что в них, а в день седьмой отдыхал; посему благословил Господь день покоя (шаббат) и освятил его.» (Исход 20:8-11). Хотя в Библии на то не существует оснований, но некоторые христиане второго века н. э. из Рима и Александрии перенесли день покоя с субботы на первый день недели — «день солнца», мотивируя это тем, что в этот день Христос воскрес из мертвых, и являлся ученикам по воскресеньям (Евангелие от Иоанна 20:19), в дальнейшем в III веке н. э. по политическим мотивам император Константин официально утвердил в римской империи воскресенье, как «христианскую субботу», что сделало отдых в первый день недели общепринятой практикой в большинстве христианских церквей. Некоторые христиане используют взятые из контекста Евангелия слова Христа говоря, что Иисус учил: «покой для человека, а не человек для дня покоя» (Евангелие от Марка 2:27), хотя этот текст в контексте Евангелия говорит о не принятии Христом человеческих традиций, осквернивших данную Богом библейскую субботу, так как Иисус сам сказал: «Но скорее небо и земля прейдут, нежели одна черта из закона пропадет.»(Лк 16:17).

Этика, подобная протестантской, рождает тот капитализм, о котором мечтали наши «прорабы перестройки» только в тех обществах, где предпринимательская деятельность ведется как нравственно оправданная, общественно полезная и жизненно необходимая.

В РФ об этом говорить – только людей смешить. Поэтому – помолчим..

Сергей ВЯЗОВ, специально для ЭиМ; 17 января 2013

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Подписка

Поиск по сайту

  • Литературные новинки - "старинки": "Певчий Кенарь"

    Литературные новинки - "старинки": "Певчий Кенарь" А вот вам экзотики, дорогой читатель! Наверняка знакомый вам разносторонний автор А. Леонидов (Филиппов) опубликовал в столице свою повесть "Певчий Кенарь". Повесть 1990-го года, она как бы от начала этого автора, на любителя: посмотреть, чем он начинал и с чего начинался как автор и публицист. "Мне кажется, что повесть не так проста" - пишет один из комментаторов - "как кажется на первый взгляд - с её линейным, бытовым почти лишённым приключений сюжетом. Существует символический план, который всё больше приоткрывается ближе к концу: порезать вены на гулянке, о банкетный стакан - согласитесь, совсем не то же самое, что в ванной...

    Читать дальше
  • Литературные новинки: "Числа" А. Леонидова

    Литературные новинки: "Числа" А. Леонидова Тому, кто уже знаком с творчеством нашего автора, будет небезынтересно прочитать его новое произведение - драматичное по сюжету, и философское по сути. Жанр его автор определил как "сентиментальный вестерн". Недавно книга выпущена в издательстве "День Литературы" в Москве. В книге мы встречаем прежнего Леонидова - человека, обеспокоенного судьбой цивилизации и человеческого Разума, но, вместе с тем, представляется, что автор "растёт", он говорит всё более ёмко и весомо, сочетает прошлые творческие успехи с совершенно новыми направлениями. "Вестернов" Леонидов доселе не писал, а суть эксперимента - посмотреть на русскую трагедию XXI века с неожиданной стороны, издалека, сопоставляя с заокеанскими реалиями. Книга получилась сложной, "просветительской", но, на наш взгляд - интересной для широкого круга читателей. Думающий человек не может не задаваться теми вопросами, которые, в меру своих сил, наш постоянный автор решает в своих "Числах"...

    Читать дальше
  • Дети, Крым, счастье, позитив...

    Дети, Крым, счастье, позитив... В нашей жизни очень много грустных новостей. И потому мы часто забываем, что кроме мрачной геополитики есть ещё и просто жизнь. Наши дети выходят в жизнь и занимаются творчеством, создают нехитрые истории о своём взрослении, создавая позитивные эмоции всякого, кто видит: жизнь продолжается! Канал без всякой политики, о замечательных и дружных детишках, об отдыхе в русском Крыму и не только - рекомендуется всем, кто устал от негатива и мечтает отдохнуть душой!

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека — А. Прокудин