Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 58,4296 руб.
  • Курс евро EUR: 68,0822 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,2039 руб.
Март
пн вт ср чт пт сб вс
        01 02 03
04 05 06 07 08 09 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

ПОНИМАНИЕ ПОНИМАНИЯ

Мысли о мыслях, или анатомия мышления

ПОНИМАНИЕ ПОНИМАНИЯ Как книгу разумно читать с начала, а не с конца, как фильм умно смотреть с первых кадров (а не с середины, например), как биографию принято начинать с рождения (а не, скажем, с выхода на пенсию) – так и мышление должно начинаться с начала. Казалось бы, странное утверждение! Естественно, с чего же начинаться, как ни с начала?! Это даже странно, если будет начинаться со второй трети или третьей половины! Поэтому сложно возразить – что здоровое мышление отличается от патологий мысли тем, что стартует от начала.

Там, в начале, оно находит некую точки опоры, из которой вырастает затем сложная и разветвлённая система рассуждений, связанная частицами «если…то…».

Получается такая примерно цепочка:

Х => если Х то Y=> если Y то N и Z => Eсли N то…

=>Если Z то…

Вот, собственно, тот основной алгоритм, по которому движется наше мышление, производя из предпосылок выводы и умозаключения, а уже оттуда – мотивацию действий, предваряющую осмысленное действие.

Вопросы начала (старта) мыслительных цепочек (соритов) очень важны для научной социопатологии. Возникает сразу два вопроса.

Первый – что будет с мышлением, если вдруг окажется, что Х – не Х? Ведь все умозаключения делались на том основании, что Х – это Х, и если Х выпадет, то все умозаключения разом станут неверными и абсурдными. Это явление мы называем «ядерным распадом» ума в рамках «ядерной метафизики». Связь, которая удерживает ВСЕ мысли в определённой конфигурации относительно друг друга, исчезнет.

Эффект будет такой же, как если бы в Солнечной системе исчезла гравитация! Все частицы начнут хаотическое движение разом, сталкиваясь друг с другом и произвольно меняя траектории…

Второй важнейший вопрос для социопатолога – что будет, если на месте Х в нашей формуле «цепей разума» окажется случайная, пустяковая, малозначимая дрянь?

Мы приходим к выводу, что – чисто теоретически, в принципе – разветвлённая система рассуждений может быть выстроена вокруг ЛЮБОГО предмета. Хоть вокруг карандаша, хоть вокруг кошки! Если кошка (или карандаш) – смысл бытия и центр мироздания, то… то… то…

Принимая за истину какое-либо случайное утверждение, мы можем далее выстроить грандиозную и внутренне непротиворечивую систему знаний, умений, навыков, мотиваций и поступков. Однако, как вы понимаете, цена всему этому изящному, сколь угодно ажурному громадью выводов будет нулевая, ибо всё умозаключения выстроены вокруг случайной дряни, непонятно каким образом засорившей центральную точку мышления.

Далее. Мы, как социопатологи, должны понимать, что распад сознания не случается мгновенно – как не мгновенна и его сборка.

Человечество веками выстраивало вторичные смыслы вокруг первичного – чисто теоретически они и разлагаться могут веками. На практике, конечно, нужно понимание, что ломать – не строить, и разрушение всегда по срокам и темпам опережает созидание.

Понимая основную схемотехнику мыслетворчества, мы начинаем понимать и то, почему не существует в истории безрелигиозных обществ (чем очень гордятся церковники). В самом деле, существовали общества, не знавшие денег, или колеса, не приручившие лошадь, не умеющие строить дома и т.п. Однако нет такого исторического сообщества, которое не имело бы религии.

Примерю через научную социопатологию атеистов и верующих в данном вопросе: это не доказательство собственно бытия Бога, а доказательство необходимости идеи Бога для формирования человеческого сознания.

Мы говорили, что мышление должно начинаться от начала. Началом для него являются идеи Абсолюта, Первопричины, Сотворения Мира, Единого, Вечности и др.

Это легче всего доказать от противного: мысленно зачеркните в формуле слово «Абсолют». Если не Абсолют, то его противоположность – Относительное.

Начинать мышление с чего-то относительного, временного, случайного – это обожествить кошку или карандаш, с чем мы разбирались выше по тексту.

Если в начале мышления человека (и общества, его коллективного разума) – не Абсолют – то относительное. А относительное – подведёт. Обязательно подведёт. Дом мыслей окажется построенным на песке, потому что обстоятельства меняются, и всё относительное утрачивает себя со сменой обстоятельств…

Точно так же доказуема необходимость в начале мышления Первопричины, Сотворения Мира, Единого, Вечности и т.п. Заменяя их смысловыми противоположностями, мы получим патологическое мышление, зацикленное на вторичных следствиях, промежуточных итогах, хаотической множественности истин, преходящего временщичества и т.п.

Религиозные системы возникали, в числе прочего, и как дисциплина мышления. Человек древности очень переживал, что мысли разбегаются как мыши или крысы (славянское «мышь-мышление» и латинское «rat (крыса) – ratio»).

Сам образ чего-то мелкого, шустрого, ныряющего в норку и вечно ускользающего – недаром через крыс (rat) и мышей попал в понятия «мышление» и «рационализм».

Религиозные системы ловили этих «мышей» и «крыс» в надежные клетки классификаций и иерархий научного знания, в котором всё суть есть «если…то…».

Нужно начать от начала. Начало – это Бесконечность, Вечность, Абсолютное, Единое для всего, Изначальное и Первопричинное. Важно понять, чему учит социопатология: это не вопрос свободы выбора. Тут нельзя выбирать. Не начнёте плясать от этой печки – свалитесь в безумие и захлебнётесь кровищей напополам с гноем и тленом содомитской распущенной гиперчувственности.

Конечно, в древнем мире, социопсихика которого показалась бы нам одной сплошной палатой буйных умалишенных, процесс «скатывание в безумие» при малейшем нарушении церковно-религиозной ритуалистики был очень быстрым.

В ряде своих работ я описываю эту кровавую кашу, в которую всякий раз мгновенно падало древнее общество, лишь слегка усомнившись в догматах своей религии[1]. Нам сейчас интересно не это.

По мере развития и усложнения коллективного сознания – усиливалось и ИНЕРЦИОННОЕ СОПРОТИВЛЕНИЕ процессам распада, тормозящее скатывание в безумие за счет грандиозности и инерционной устойчивости его воззрений и умопредставлений.

Однако инерционное сопротивление – каким бы мощным ни было – лишено качеств и свойств реставратора. Оно суть есть глухая оборона общества от нарастающих бытовых неудобств безумия – которая рано или поздно будет прорвана, и в современном мире во многих местах уже прорвана.

Любая реальность существует не за счет её пользователей, а за счет её создателей.

Но созидание не может быть рыночно-возмездным, потому что созидатель отдаёт больше, чем берёт.

Если бы он отдавал меньше, чем взял или ровно столько же – мы называли бы его не созидателем, а потребителем.

Что может заставить человека отдать больше, чем он взял? Только фанатическая убежденность в правоте своего дела, одержимость служения святыням, перед которой отступает инстинкт пожирания и приспособленчества.

Так что же получается? Любая реальность существует за счет фанатизма и одержимости?! Уберите их из корня – и автоматически начнётся процесс распада реальности, превращение её в череду зыбких миражей?

Пожиратели и приспособленцы, искатели наживы и выгоды – съедят старые припасы, а новых не сделают? Ну, не дураки же мы, скажут они, для кого-то в будущем припасы оставлять, когда сами их сожрать можем!

Возникнет ситуация, которую принёс нам мировой либерализм: потребители сегмент за сегментом пожирают породившую их цивилизацию, утилизируют с личной выгодой предметы общего пользования. Фанатизма и одержимости, чтобы (вопреки всякой личной животной выгоде) – остановить это – катастрофически не хватает. Прагматизм – т.е. пронырливое близорукое приспособленчество – преподносят, как комплимент!

***

Мы уже писали о либерализме, как о продукте распада тех или иных идеологий. По сути, либерализм может быть под любым флагом – лишь бы флаг линял и выцветал. Нет никакой проблемы найти либеральный католицизм, коммунизм, буддизм, иудаизм, наконец- либеральный фашизм и т.п. Если ваш флаг слинял и выцвел, то он становится флагом либерализма, и неважно, каким он был прежде.

Либерализм – это требование смягчения позиции у оппонента при полном отсутствии своей собственной позиции у либерала.

Он потому и легко монтируется с чем угодно – поскольку сам, без монтажа с идеологией, на которой он будет паразитировать – не существует[2].

Отношения либерала к миру – это отношение по-своему незлого, но чрезвычайно избалованного и капризного, глупого ребёнка. Они заключаются в двух пунктах:

  • 1.Вначале дайте мне всё, что я хочу.
  • 2.После этого делайте все всё, что хотите.

Незлобивость либерала, совмещённая с его слабоумием, порождают величайшее зло. С одной стороны – благодушный и улыбчивый, толерантный либерал – это паразит, ничего не приносящий в мир. С другой – благодушный и улыбчивый паразит – он пособник сатанинского зла, ибо он миру не только не работник, но и не защитник[3].

Либерализм подарил нам удивительное сочетание безответственности, доходящей до клинического инфантилизма с притязательностью, доходящей до гомерического мега-потребительства.

Весь он воплотил собой воровской «перестроечный» лозунг: «Чтобы у нас всё было, а нам за это ничего не было!». Собственно, мировоззрение либералов после такого тоста расписывать нечего, в нём всё сказано. Триумф либерализма – Б.Обама, смеющийся на похоронах[4].

Либерал знает только два состояния психики – когда он ржёт (прикалывается) – и когда он возмущается, что ему мешают поржать.

***

Это – внешние симптомы и проявления либерализма. С точки зрения научной социопатологии мы должны рассмотреть и его внутреннюю, глубинную анатомию.

«Либерализм» - термин достаточно условный и случайный, речь идёт о явлении высвобождения (либерализации) мыслей в процессе ядерного распада сознания (при угасании гравитации центральной идеи).

Вообразите – было некое Солнце, вокруг которого по орбитам, предопределённым притяжением, вращались планеты. Вокруг планет вращались их спутники. Теперь притяжение по каким-то причинам (нам до конца непонятным) исчезло. И планеты, и спутники планет начинают разлетаться в разные стороны совершенно непредсказуемым образом. Одна планета падает в Солнце и сгорает в нём, другая – наоборот, улетает в галактическую пустоту и там вымерзает…

Точно такие же процессы происходят и с мыслями, прежде систематизированными друг относительно друга центральной идеей. В сознании начинается хаос, мысли торпедируют друг друга – или наоборот, полностью разрывают даже видимость между собой…

Социопатологи называют этот процесс «автономизацией ранее связанных мыслей». Конечно же, это жутко выглядящая патология. То, что было увязано в аппарат, механизм, имевший и схему работы, и смысл действия, и продукт выработки – начинает летать и кружится в виде переломанных деталей, некоторые из которых по остаточному принципу ещё продолжают какую-то (уже потерявшую смысл) работу…

Либерализм – так называется терпимость к такого рода распаду психики, как коллективной, социальной, так и личной, индивидуальной.

***

Внутренняя анатомия либерализма поможет нам понять загадку его неразрывной связи с фашизмом. Казалось бы, чего общего? Но почему-то фашизму всегда предшествует некий либеральный «веймарский свинарник». В борьбе и отвержении этого «свинарника» фашизм обретает себя.

Если либерализм предстает крахом притяжения религиозных сверхценностей, то фашизм сущностно – есть попытка вторичной систематизации сознания, но с произвольно и неудачно выбранным объектом психоцентрирования.

Цепляясь за относительную и случайную догму, фашизм взамен либерального хаоса (доказавшего свою полную бесплодность и безысходность) создаёт новую разветвлённую систему рассуждений.

Но эта система носит патологический характер: связи «если… то…» в ней восходят не к Первопричине и Абсолюту (началу всякой здоровой философии) – а к случайному предмету. Это как если бы после взрыва полезного и ценного механизма из его обломков собрался бы (или был собран) другой механизм, совершенно иной функциональности.

Фашизм есть триумф воли – в то время, как здоровое сознание есть триумф Истины, а либерализм – триумф жребия с лотереей. Фашисты так часто говорят о «триумфе воли», что затрепали понятие, и современный человек не может понять – над чем, собственно, воля торжествует.

Невозможно принять то объяснение, что воля торжествует над безволием: воля по определению всегда торжествует над безволием, иначе они поменялись бы местами.

В фашизме воля торжествует над Истиной (как, впрочем, и над Хаосом).

Начиная с Ницше все теоретики фашизма подчеркивают в своих трудах, что воля не связана с идеалом, тем более – служением идеалу. Воля в фашизме – не средство прислуживать догмам, а цель. Она сама себе идеал – пока торжествует. Что сильно, что может навязать окружающим свою волю – то и истинно, и прекрасно. Наоборот – всё, лишенное силы, подчинённое, подавленное – ложно и безобразно.

Так в фашизме произвол сильной личности и сильного коллектива уравнивается с истиной в последней инстанции. Это и связывает множество разных фашизмов в единое понятие, потому что всё остальное у разных вариантов фашизма расходится весьма и весьма далеко.

Ложная систематизация мыслей может быть выстроена вокруг любого предмета; следовательно, и фашизм может быть выстроен вокруг любого предмета. Он может быть выстроен вокруг расы или нации, языка или культуры, божественности императора или цвета волос.

Он может быть выстроен вокруг защиты капиталистического хищничества – или вокруг ненависти к капитализму. Муссолини не похож на Гитлера, Франко – на Пиночета, Микадо – на Пибула Сон Грамма и т.п.

Бывают еврейский фашизм, гомо-фашизм, экологический фашизм и т.п.

Бывает ярко высветившийся в последний год краевой фашизм – метафизический по глубине бунт края, части - против собственного центра и собственной целостности…

Всех их роднит только одно: в их мировоззрении произвол и волюнтаризм, сочетаясь с силой и насилием, рождают "их" квазиистину.

Это попытка силового преодоления прогрессирующего либерального распада в обществе, попытка подвести всех в разлагающемся социуме под единый знаменатель силой воли и волей силы.

***

Скажут – «нет, не хотим, не надо!». Скажут – ладно, мы поняли, что такое центрированное мышление – это когда все мысли привязаны к началу, и за начало взято начало, а не край и не середина и не тысячепервый километр.

А что такое гравитация между центром и орбитами мышления? В области социопатологии – что это такое?

Отвечаю: это такое явление, которое я назвал «ПСИХОФОНАМИ». Есть много предметов, о которых люди между собой говорят. Но те предметы, о которых говорят (именно потому, что их обсуждают) – вторичны и второстепенны. Психофон или психофоны – это то, о чем люди в процессе взаимодействия молчат. То, что по умолчанию присутствует в их взаимоотношениях. То, к чему апеллирует мотиватор, озвучивая мотивацию.

Психофон – неслышимый уху и вербализации «ультразвук» психики. Но об этом мы поговорим уже в следующей статье нашего цикла…



[1] Реформация католицизма (хотя это отнюдь не древнее уже общество) – унесла ¾ населения средневековой Германии. Аналоги мы можем найти в эпоху гонения на старообрядчество в России, в эпоху французской революции (в буквальном смысле, захлебнувшейся в крови), в эпоху русских революций, и т.п.

[2] Можно облегчить ту или иную тяготу, но нельзя облегчить облегчение (точнее, можно, но это будет ужесточение, т.е. антилиберальный шаг).

Либерал жаждет одного в жизни: облегчиться. Его девственно-детский разум мыслит тавтологиями типа «трудности труды, а лёгкости легки». Когда Я.Гашек вкладывал в уста Швейка фразу «Господа, я не хочу на войну, ведь там могут убить!» - он думал, что описывает идиота. Оказалось – он описывал современного либерала… Того, что искренне убеждён, будто выступает «за всё хорошее, против всего плохого». Ведь неудобства неудобны – давайте их отменим!

[3] При этом глупый либерал думает, что можно просто так себе жизнь облегчить, никого не обижая.

А умный – понимает, что за всё кто-то должен платить, и если ты не платишь, а пользуешься – значит, вычли с кого-то другого.

Как можно в экономике бездельничать – и чтобы при этом у тебя «всё было»? А только вот как: если кто-то, бесправный и голодный, крутит эту экономику, как осёл жернов, а тебе остаётся только наслаждаться её результатами.

[4] Ведущие британские газеты обрушились с критикой на президента США Барака Обаму, премьер-министра Великобритании Дэвида Кэмерона и премьер-министра Дании Хелен Торнинг-Шмитт за неподобающее поведение во время церемонии похорон бывшего президента ЮАР Нельсона Манделы.

На фотографиях, которые опубликовали газеты, в том числе The Times, вся троица весело смеется, фотографируясь на камеру мобильного телефона. Это происходило в ложе для почетных гостей на стадионе в Соуэто, где проходила панихида.

Еще более резко отреагировали на поведение лидеров США, Британии и Дании пользователи соцсетей, которые в отличие от журналистов не были стеснены рамками приличий. Впрочем, основное внимание привлек к себе американский президент, рядом с которым во время «веселой фотосессии» сидела с каменным лицом его жена Мишель. В позорном поведении в отличие от мужа, она на панихиде замечена не была.

А. Леонидов-Филиппов.; 20 мая 2015

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • В.Авагян: "СЕЯЛКА ИЛИ ДАВИЛКА"?

    В.Авагян: "СЕЯЛКА ИЛИ ДАВИЛКА"? ​Основное противоречие США, как мирового гегемона заключается в конфликте расширяющейся, углубляющейся политической экспансии – и сжимающимся контуром экономических отношений. Чем больше поглощает империя – тем больше она разоряет тех, кого поглотила. Если у нормальных империй после захвата начинается восстановление разрушенных борьбой экономик, уже на своей территории, то для США после их победы начинается разорение, выжирание и вымаривание дотла побеждённого.

    Читать дальше
  • …И С ВЕЧНОСТЬЮ ДЫШАТЬ В ОДНО ДЫХАНЬЕ…

    …И С ВЕЧНОСТЬЮ ДЫШАТЬ В ОДНО ДЫХАНЬЕ… «Можно изображать становление национальной буржуазии» – говорит герой новой книги «Волки из пепла» Александра Леонидова – «А можно национальной интеллигенции… Но когда это в одном лице – то смешно получается». И действительно, получилось смешно. Но не в том смысле, что получилось плохо, а в том, что всё произведение пронизано тонким и психологическим юмором, включило в себя сочное богатство народного анекдота, именно язык, а не сюжет анекдотической (в хорошем смысле слова) речи. Если говорить о сюжете, то действительно, персонаж не солгал: основное содержание – становление в РФ национальной буржуазии и национальной интеллигенции. Они метафизически противопоставляются космополитам и компрадорам во власти и быдловатой, худшей части народной толпы.

    Читать дальше
  • В. АВАГЯН: "ТРИЕДИНЫЙ ДЕКРЕТ"

    В. АВАГЯН: "ТРИЕДИНЫЙ ДЕКРЕТ" ​Вот представьте, что вы – производитель сковородок. Конкурентов у вас нет: продуманный протекционизм вытеснил с рынка иностранные сковородки. При этом зарплаты и пенсии в стране растут. И при этом повышать цены запрещено. Людям куда деваться? Они идут и покупают ваши сковородки. Чужих они купить не могут: чужих с рынка удалили. Не покупать – зачем тогда деньги? Продать им дороже твёрдой цены вы не имеете права. Таким образом, перекрывая все сливы капиталов (за границу, в спекуляцию и др.) вы канализируете энергию производительного труда в рост производства. Ваше производство сковородок растёт, предложение расширяется. Вы обновляете производственные фонды, обеспечиваете занятость на рынке труда, ищите новые технические решения, придумываете новые виды продуции...

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношение каждого конкретного человека..