Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Сентябрь
пн вт ср чт пт сб вс
  01 02 03 04 05 06
07 08 09 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30        

​КОНЦЕПЦИЯ «РАБСТВА У БОГА»

​КОНЦЕПЦИЯ «РАБСТВА У БОГА» «Мой Бог меня рабом не называл!» - говорят разного рода словоблуды, осуждая христианскую концепцию человека - «Раба Божьего». Неоязычники при этом поклоняются «богам» классического рабовладельческого общества[1] с развитой работорговлей. Эти «боги» и их жрецы очень бы удивились, если бы им сказали, что они «рабом никого не называют»… Атеисты – вообще не поклоняются никому. Ну, кроме, конечно, начальника, мешка с деньгами, кнута, палки, страстей и похотей, а порой и попросту бесов…

На современный слух выражение «раб Божий» звучит несколько архаично. Современность заменила слово «раб» на слово «рабочий», т.е. сотрудник, подчинённый.

Но священные тексты формировались в недрах рабовладельческой древности. В философии того времени не было, да и не могло быть противопоставления рабства свободе. Вопрос ставился совершенно иначе: рабство у одного лица противостояло рабству у другого лица.

Царедворец был рабом царя, какой-нибудь водонос – рабом царедворца, римский патриций, имея рабов – был рабом императора Рима (и тот в любой момент мог его без суда и следствия начать пытать, умертвить самым зверским способом и т.п.).

Представители низших каст восточных обществ были рабами высших каст. Представители высших каст были рабами своей касты. Египетский фараон был абсолютным рабом ритуала – он ни сесть, ни встать не имел права без соблюдения обязательных церемоний. Активнейшую работорговлю (совмещённую с ритуальными жертвоприношениями людей) вели дохристианские правители Руси...

Справочно: Араб Ибн Фадлан описывает многолетний опыт торговли русов невольниками, уходящий своими истоками в IX столетие. О подобной работорговле русов, налаженной длительным временем сообщает и византийский император Константин Багрянородный. И другие источники, которых множество. Источников же, которые отвергали бы их сообщения - нет...

В этом типе общества (а другого типа дохристианские и нехристианские цивилизации не знают) – движение к свободе было движением в рабство у более высокопоставленного лица. Раб царя находился выше раба вельможи, а раб вельможи – выше раба у торговца. Объявление себя «рабом Божиим» в том контексте означало весьма вольнодумное и свободолюбивое заявление, на грани революционного восстания.

-Я не твой раб, Клавдий, и не твой, Квинт, и не твой, Гней, и не твой, Марк! И даже не великого цезаря раб! Берите выше – я раб самого Первоначала, высшего из начал!

Идея рабства у Бога служила не рабовладению, а освобождению рабов. Все свободные общества на Земле, если помните, построены именно «рабами божьими»; ни в одном из других обществ рабовладение так и не отменено по сей день!

Христиане противопоставили рабство у Бога рабству у человека. Тут лежало и достаточно наивное древнее представление «мой хозяин круче твоего, а потому твой мне ничего не посмеет сделать». И в то же время достаточно глубокая философская идея о том, что равенство разных может быть только перед лицом Бесконечно Превосходящего Всех. Ведь само по себе равенство невозможно: один выше, другой ниже, один толстый, другой худой, один сильнее, другой слабее и т.п. Если же мы признаём судью, перед мощью которого все наши отличия ничтожны и ими можно пренебречь – только в этом случае можно говорить о реальности равенства.

Не желающий быть рабом Бога – оказывался и оказывается рабом у человеков, причем зачастую самых недостойных и скверных. Так было в старину, так есть и сегодня. Ведь и свобода не бывает сама по себе: свободный от одного несвободен от другого[2]!

Таким образом, исторически концепция «Раб Божий» восходит к освободительному движению и свободолюбию в древневосточном обществе. Оно связано не с желанием стать рабом, а НАОБОРОТ - с нежеланием быть рабом у какого-то конкретного и тебе подобного рабовладельца.

Но это трактовка историка философии. Нас, конечно, болье исторических нюансов интересует суть. В чем суть концепции «Раб Божий», которая едина и для седой древности и для наших дней? Поговорим и об этом…

***

«Бог» - это ведь только слово. У разных народов оно разное. Важнее не звукосочетание, а стоящий за словом смысл. Согласны?

В частности, «Бог» - это Истина, Разум, которые (как верят религиозные люди) господствуют над безмозглостью. А не выводятся из неё (ведь выведенное – подчинённо).

Сказать про себя «Я раб Истины, раб Ума» - мне не кажется странным и унизительным. А вам? Ну, допустим, я не раб Ума. А кто тогда? Дружбан? Получается, иногда я с Умом заодно, а иногда – если настроение плохое – могу его и «послать»? То есть – я периодически впадаю в безумие?! Ну, это же простая логика: если я не раб Ума, то не все его приказы выполняю, а если не все и не всегда – значит, я порой бываю безумным…

С другой стороны, смысл, который русские люди вкладывают в слово «Бог» (а другие в слова God, 上帝 и т.п.) - это Нравственность, Высший эталон Морали. Тут совсем не звукосочетания важны, а то, признаёте ли вы мораль, или отрицаете, как химеру…

Сказать «я раб Морали» - тоже, на мой взгляд, ничуть не странно, хотя и заносчиво. Более странно, мне кажется, сказать, что я ей не раб. А кто тогда? Человек, который иногда делает нравственные поступки, когда настроение хорошее, а иногда – плевать хотел на все моральные нормы? Мораль ведь существует, ИМЕННО ПОРАБОЩАЯ ЧЕЛОВЕКА. Если она носит необязательно-рекомендательный характер, то её, считай, и нет вовсе. Не быть рабом Морали – значит, быть аморальным человеком, и всё…

В философской идее Бога отражены представления человека о торжестве справедливости, о том, что жизнь важнее и первичнее смерти (в атеизме – наоборот). Если я не раб Справедливости – то кто тогда? И если я не раб Жизни – убийца я, что ли, или самоубийца, или кто?!

Говоря о себе «раб Божий» человек утверждает, что он послушен Уму, Нравственности, Справедливости и служит Жизни. Это и есть главное в концепции «раба Божьего». И я не знаю, как можно без этого остаться в рамках человечности – освободив себя от Ума, Нравственности да и самой жажды Жизни?



[1] Крестьянин (от слова христианин, член христианской общины, прихода) – в дохристианской Руси именовался «смердом», т.е. «вонючкой», что уже говорит о многом… Варяги возили с Руси славян, а особенно славянок на рабские рынки Хазарии, о чем писали как арабы, так и европейские хронисты.

[2] Простейший пример: свободный от Гитлера несвободен от Сталина, и наоборот. А если свободен и от Гитлера и от Сталина – не свободен от Черчилля с Рузвельтом или ещё какой-то силы. Но жить в обществе и быть свободным от общества – немыслимо.

Александр Леонидов; 14 января 2016

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ​Самозамкнутость и Традиция

    ​Самозамкнутость и Традиция В детских книжках, которые я очень любил в детстве, поучительные картинки всегда изображали очень кучно и динозавров и электроны атома. В реальной жизни динозавры не смогли бы жить так близко друг от друга, а электрон далёк от ядра атома так же, как булавочная головка на последнем ряду гигантского стадиона была бы далека от теннисного мячика в центре стадиона. Но нарисовать так в книжке нельзя – потому рисуют кучно, сбивая масштабы. Та же беда случается всегда и с историей цивилизации. Оглядывая её ретроспективно, из неё сливают огромные пустоты разреженного протяжения, оставляя близко-близко друг от друга значимые факты духовного развития.

    Читать дальше
  • "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..."

    "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..." Московское издание полной версии романа А.Леонидова "Иго Человеческое" - не оставит равнодушным никого, кто думает о судьбе Отечества, да и просто об устройстве человеческой жизни. В остросюжетной форме исторического повествования автор ставит самые глубинные и "проклятые" вопросы, на которые бесстрашно, порой, может быть, опрометчиво - даёт ответы. Спорить с автором в данном случае ничуть не менее полезно, чем соглашаться: произведение ВЗРОСЛИТ, независимо от отношения читателя к заявленным идеологемам.

    Читать дальше
  • ​«Легенда о Китеже» и западная советология

    ​«Легенда о Китеже» и западная советология Чтобы понять, о чём речь, предлагаю сперва рассмотреть условную, умозрительную модель, которую пока не привязываю ни ко времени, ни к географическому месту. Модель начинается словом «Допустим». Просто допустим, что есть система, в которой житейские доходы человека неопределённые. В силу неопределённости (обозначаемой алгебраическим «х») они могут быть любыми. Есть вероятность любого значения «х». «Х» может быть равен 0, 1, 2, 5, 100 и т.п. Личные доходы человека не ограничены ни сверху, ни снизу. Они строго индивидуальны: могут быть сколь угодно большими, а могут и вообще отсутствовать (=0).

    Читать дальше

Свобода - более сложное и тонкое понятие. Жить свободным не так легко, как в условиях принуждения. — Томас МАНН.