Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 58,4296 руб.
  • Курс евро EUR: 68,0822 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,2039 руб.
Август
пн вт ср чт пт сб вс
      01 02 03 04
05 06 07 08 09 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31  

«Три России», один диагноз…

«Три России», один диагноз… Социолог Игорь Эйдман (на фото) рассуждает о своем видении острых различий в современном российском обществе. Из всей своей обширной исследовательской практики он сделал такие выводы: «Страна расколота. Существует, по крайней мере, три разных России, имеющих различные ценности и цели и мало пересекающихся между собой». Одна Россия – во всех смыслах плохая. Другая – хороша во всех отношениях. А третья – даже не то, чтобы плохая, но состоит из жалких недоумков. На них и ругаться-то неудобно – грех смеяться над Богом обиженными…

Россия-1, по словам автора[1] – это страна привилегированных, богатых и приближенных к власти людей. Их численность не превышает 1%, но им принадлежат три четверти национальных богатств страны.

Россия-2 - страна «русских европейцев», которые в основном живут в крупных городах. «Ее население — примерно 12% россиян, которым важно ощущать себя людьми западной культуры. Это, скорее всего, во многом те же люди, что и признающие Крым не нашим (10%), а права отдельного человека стоящими выше интересов государства (13%).

Очень интересно, что человек, причисляющий себя к учёным и интеллектуалам, пыжащийся всех «задавить интеллектом» Игорь Эйдман не знаком с логикой даже на уровне школьного курса. Логика как-то миновала этого человека, не опалив его коры головного мозга! Давайте вчитаемся, как забавно он рассуждает, что чёрное – белое:

- … те же люди, что и признающие Крым не нашим (10%), а права отдельного человека стоящими выше интересов государства (13%).

Признать Крым украинским вопреки воле его населения, воле его жителей – это однозначно и радикально поставить права формально существующего государства выше прав отдельного человека. В одном предложении это сочетается с приоритетом отдельного человека над интересами государства!

Когда такие вещи пишут через запятую, то встаёт вопрос о вменяемости автора. Но он, скорее всего, просто ослеплён ненавистью к России, которая в его мирке – единственное государство. Он забыл, что Украина – как бы тоже государство… Государство, которое объявило на самом официальном из возможных уровней принцип нелегитимности референдумов, народных голосований, волеизъявлений, которые суть есть ничто по сравнению с феодальным принципом «легитимности» эпохи Венского Конгресса!

Далее Эйдман указывает, что «близок к этим цифрам и процент респондентов, показывающих свою приверженность европейским ценностям при ответах на другие важные вопросы (в реальности их несколько больше, не все решаются сейчас демонстрировать свое диссидентство)». Очень страшно, то есть. Ассанжу в Лондоне не страшно, Олесю Бузине перед пистолетом киллеров не страшно, гениальному Бобби Фишеру, бегавшему от убийц из США по всему миру - тоже страшно не было. Страшно жить только в РФ. Больше нигде…

Записав 12% городских постиндустриальных паразитов в соль земли, Эйдман переходит к глупому большинству страны, в которой имеет несчастье жить: основная масса россиян, по мнению Эйдмана, проживает в России-3. Ее жители не обладают привилегиями и неевропеизированы.

Это и есть то несчастное, жалкое большинство, которому не дала судьба ни ума, ни денег:

«Эти люди живут во многом по традиционному, мало меняющемуся на протяжении веков российскому «адату». По нему весь мир делится на «своих» и «чужих». Хороший, правильный хозяин: муж в семье, барин в поместье, офицер в армии, царь в государстве — должен быть строг до жестокости. Его задача — не только защищать от «чужих», но и наказывать зарвавшихся «своих», включая собственное окружение. Россияне традиционно готовы терпеть лишения и тяготы, налагаемые на них жестокими правителями, взамен на удовольствие лицезреть, как с лобного места катятся боярские головы. Главный внутренний враг для «глубинного народа» не либералы и оппозиционеры, а собственное зарвавшееся начальство...» - отмечает автор.

Понимая, что осуждает Эйдман, нетрудно вычислить и его идеал, который светит ему во мраке российской действительности.

Эйдман считает, что мир не делится на своих и чужих. Он то ли состоит из одних чужих, то ли из одних своих.

В обоих случаях нет смысла Эйдману беспокоиться по поводу Освенцима или Бабьего Яра: если все чужие, то и хрен с ними, а если все свои – то и гитлеровцы свои, чего их бояться?

«Хороший, правильный хозяин» в семье, в армии, в государстве — должен быть нестрог до размазни. А чего ему не быть размазнёй, когда у него нет не только задачи защищать от «чужих», но и наказывать зарвавшихся «своих» тоже нет задачи! Пусть чужие приходят когда хотят, и делают, что хотят, да и свои пусть тоже делают, что хотят – хорошему, правильному хозяину это всё пофиг. Сколько просуществует семья, армия, государство с таким «хорошим, правильным хозяином» - Эйдман не уточняет, но мы и без него понимаем, что долго мучиться оно не будет.

Далее, социальным идеалом Эйдмана выступает неприкосновенность «собственного окружения» лидера государства. Что бы ни вытворяли фавориты – головы их требовать не смей! Безнаказанность титулованных преступников – это, видимо, и есть «европейская ценность» для Эйдмана. И в этом с ним солидарна «Великая Хартия Вольности» английского дворянства, запретившая королю защищать народ от баронов. Так что корни – глубокие…

Идеальные, нетрадиционные россияне не должны быть готовы терпеть никаких лишений и тягот, чуть заболело где – сразу заказывать эвтаназию. Зачем жить, если в магазин сосисок не подвезли?!

Главным же внутренним врагом для «глубинного народа» в идеальном государстве Эйдмана, являются либералы и оппозиционеры, а вовсе не собственное зарвавшееся начальство.

Таково желанное общественное устройство, которого жаждут Эйдман и 12% его городских паразитов. Но в реальности, конечно, всё не так, о чём социолог и сетует, посыпая голову пеплом:

- цель России-1 - стабильность системы, Россия-2 желает перейти к европейским политическим и правовым стандартам, а Россия-3, прежде всего, озабочена проблемой социальной справедливости.

Поскольку автор с логикой не дружит самым решительным и радикальным образом, то он и не понимает, что снова, одним предложением, противопоставил стабильность системы и социальную справедливость «европейским политическим и правовым стандартам».

И получается, что эти вожделенные стандарты – в нестабильности и несправедливости. То есть пока что-то справедливо или хотя бы просто устойчиво – это не Европа. Вот когда беззаконие и распад там восторжествуют – тогда туда Европа и придёт, не раньше…

+++

Размышления Эйдмана – не просто бред сивой кобылы, как может показаться на первый взгляд. Если мы вывернем логику наизнанку, как это делали персонажи Оруэлла ( с их «мир»- война, «изобилие» - голод и т.п.), мы сразу обнаружим, что антилогика у Эйдмана есть. Он ведь неспроста превозносит до небес прослойку городских «креаклов», тусовщиков, голубей, разжиревших на социальной помойке. Этих помойных голубей он противопоставляет как полезным птицам, так и хищным ястребам. Голубь на современной помойке – классический паразит: он не растительноядный, как лесная горлинка, и не плотоядный, как коршун.

Два главных качества городского помойного голубя – лень и миролюбие. К ним добавим такие очевидные черты, как неразборчивая всеядность помойника, связанная с образом жизни тупость, доходящая до гомерических величин, полная зависимость от помойки-кормилицы.

Паразит обладает своим, перевёрнутым мышлением, одинаково враждебным и к угрозам среды, и к тем, кто пытается мобилизовать его против этих угроз. Паразит говорит своё «фи» как фашистам, так и тем, кто пытается мобилизовать его в армию против фашистов. Паразит ненавидит и тяготы труда и тяготы воинской службы. Ведь он – поскольку паразит – не производит и не защищает своих средств к существованию. Они достаются ему в готовом виде, отчего он, презирая рабочих и служащих, считает себя вершиной пищевой цепи и вершиной цивилизации.

Всё это продолжается лишь до тех пор, пока бомжи не отловят ленивого голубя и не сварят: но помойный голубь, утративший и стыд, и страх, и птичьи навыки на помойке, этого понять не в силах.

+++

Эйдман – зеркало хипстерского паразитизма, как был Л. Толстой «зеркалом русской революции». Мы не зря потратили время, разбирая его, с виду бредовые, записки.

Перед нами живой и чуткий компас устойчивых настроений того майданно-паразитического городского сброда, который убеждён, что весь мир существует лишь для «качественного обслуживания» «его величества».

Хуже того!

Майданный сброд верит, что весь мир тоже прекрасно осознаёт их сверхценность, и одержим единственной страстью, одной лишь думы властью – как бы ему, миру, наиболее качественно обслуживать этот сброд?

Это нерушимая и фанатичная вера помойной крысы в то, что мосты и дороги, вокзалы и порты, города и люди созданы для производства питающего крыс мусора. И в качестве технического придатка к помойке.

- А зачем иначе они нужны? – удивится крыса, если вы выразите сомнение в её символе веры – Должны же они понимать, что их жизнь станет совершенно бессмысленной без производства питающего меня мусора!



[1] https://fn-volga.ru/news/view/id/102084

А. Леонидов-Филиппов.; 27 мая 2019

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ​О. Василий (Литвинов): Слово об экономике

    ​О. Василий (Литвинов): Слово об экономике В первой части Открытого Письма (Слово о счастье) мы выяснили, что сверхбогатым людям мешает обрести счастье внешняя и внутренняя агрессия. Чтобы найти способ преодоления проблемы, надо определить её источник. Так, где же "собака зарыта"? На данный момент политэкономия указывает нам: произвольное деление земных, материальных благ делает людей врагами друг другу. Не какие-то мифические классы, а именно людей, персонально.

    Читать дальше
  • о. Василий (Литвинов): ​Слово о счастье

    о. Василий (Литвинов): ​Слово о счастье Василий Литвинов, священник Русской Православной Церкви, написал Открытое письмо к олигархам и всем деловым людям, всех людей считая братьями. Он просит все СМИ распространять это пастырское назидание, надеясь, что оно дойдёт до адресата. Будет принято или нет – другой вопрос. Но всегда лучше попытаться решить дело миром, пробудить в человеке человека – прежде чем суровая необходимость заставить уничтожить свирепых зверей. Вот что пишет о. Василий:

    Читать дальше
  • В.Авагян: "СЕЯЛКА ИЛИ ДАВИЛКА"?

    В.Авагян: "СЕЯЛКА ИЛИ ДАВИЛКА"? ​Основное противоречие США, как мирового гегемона заключается в конфликте расширяющейся, углубляющейся политической экспансии – и сжимающимся контуром экономических отношений. Чем больше поглощает империя – тем больше она разоряет тех, кого поглотила. Если у нормальных империй после захвата начинается восстановление разрушенных борьбой экономик, уже на своей территории, то для США после их победы начинается разорение, выжирание и вымаривание дотла побеждённого.

    Читать дальше

Свобода - более сложное и тонкое понятие. Жить свободным не так легко, как в условиях принуждения. — Томас МАНН.