Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Июль
пн вт ср чт пт сб вс
    01 02 03 04 05
06 07 08 09 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    

Как доллар перекосил мировую экономику...

Как доллар перекосил мировую экономику... Внезапные взлёты и падения как биржевых курсов, индексов, так и цен на «несущие» товары мирового экономического оборота вновь и вновь ставят простых людей, мало знакомых с экономической наукой (и либералов) в недоумение. Что реально добавилось к тому предприятию или разновидности сырья, которое вдруг за день подорожало в два раза? И что в реальном мире отвалилось такого от актива, если он вдруг за день в два раза подешевел? Что за странная лихорадка волатильностей, и как она связана с потребительскими свойствами товаров? Если экономика состоит из сочетания математики и психологии, то здесь, напротив, мы видим отчётливый отрыв психологии от математики. Психологическая паника или эйфория совершают колебания, которые с точки зрения математики, физики, иных точных наук вообще необъяснимы никак. Нефть подешевела – это как? Она стала хуже гореть или меньше использоваться? А если она подорожала – это что, её горючие свойства улучшились, или количество бензобаков за день(!) так радикально в мире выросло?!

Чтобы понять волатильность современной экономики, бешенство которой достойно прямо с бирж перейти в дурдом для буйных психопатов, необходимо узнать о двойной природе цены в экономике. Существует объективная цена, как отражение полезных (востребованных) свойств предмета. Она может меняться, но, как вы понимаете, весьма медленно и отражая перемены в материальном мире. Востребованность полезных свойств предмета не может резко колебаться в течение дня, тем более часа.

А существует цена обладания, отражающая власть узурпатора над предметом узурпации. Она, в принципе, может быть любой. Если я приберу к рукам весь воздух и вздумаю продавать его по цене молока (литр к литру) – желающие выжить будут покупать. Не потому, что воздух столько стоит, а потому что такова воля узурпатора по отношению к предмету узурпации.

Можете ли вы продать стакан воды на вес золота? Можете, если к вам из пустыни выползет умирающей от жажды человек. Если у него нет с собой золота – он охотно подпишет долговое обязательство. И это обязательство ему придётся выполнять даже тогда, когда воды вокруг него уже станет вдоволь…

Все эти биржевые лихорадки связаны, конечно же, не с полезными или востребованными свойствами предметов материального мира. Они – отражение постоянно возрастающего произвола банкиров, захвативших власть над миром, и куражащихся над человечеством, выставляя на любой товар любые цены, какие им вздумается.

Вот представьте, что к вам пришли домой и предлагают обменять серебряную ложку на золотую. С точки зрения объективной стоимости, обмен вам выгоден: золото дороже серебра. Но, как владелец, вы имеете возможность установить не объективную, оправданную соотношением ценностей, а собственную, произвольную цену.

Допустим, вы каким-то образом вызнали, что серебряная ложка в ваших руках – очень важна покупателю. Как память, как нечто особое, независимое от массы металла в ней. Поняв это, вы начинаете заламывать цену, никакого отношения к объективной не имеющую…

Эти игры, тесно связанные с планетарной властью ФРС США – вносят во все экономические процессы колоссальную долю иррациональности, бредовости.

+++

Зачем – объективно – нужна нефть? Она нужна, в первую очередь, за её горючие свойства (плюс возможность делать пластик, всякую синтетику, но это уже в меньшей мере). Горючие свойства, как объективная ценность нефти – стабильны. Если цена нефти сегодня выросла на 5% - означает ли это, что на 5% повысились горючие свойства нефти? А когда пару дней назад биржевая цена рухнула на 5% - означает ли это, что горючие свойства «чёрного золота» на 5% снизились, что нефть три дня назад хуже горела, чем сегодня?

Конечно же, нет. Объективная польза от нефти, связанная с её свойством быть основой для многих видов топлива – стабильна. Объективная цена нефти может только расти: машинный парк увеличивается, топлива нужно всё больше, а нефти больше не становится, если молчать о том, что её запасы могут вообще иссякнуть. Даже если принять странную современную теорию о том, что нефть каким-то загадочным образом самовосстанавливается в недрах – всё равно, её больше-то не становится!

Объективное сходство двух благ – нефти и рыбы (на их место можете подставить любые товары) заключается в сумме функциональности. Нефть имеет топливную ценность, а рыба – пищевую ценность. Ведро нефти позволит целый день работать какой-то машине, а крупная рыба – целый день быть сытым какому-нибудь человеку. В рационально устроенном мире (а не в том дурдоме, который устроили американцы) – соотношение товаров должно измеряться суммой функциональности в них.

Предмет имеет стоимость, потому что удовлетворяет какую-то потребность человека. По этой причине старая лошадь стоит дешевле молодой, а крупный кабан – наоборот, дороже молочного поросёнка. А подержанные вещи (потерявшие в процессе эксплуатации часть своей удовлетворяющей ценности) – дешевле новых. Пока не станут антиквариатом – то есть от функциональных потребностей не перейдут к удовлетворению ностальгии человека.

Но если рыба имеет пищевую ценность сама по себе, для любого, кто её съест, то съест её не любой. Кроме объективной пищевой ценности рыба имеет ещё и субъективную принадлежность. Она принадлежит владельцу, который и распоряжается её объективной ценностью суммы калорий: сам есть, кому-то дарит, обменивает и т.п.

Объективная ценность мешает обменять рыбу на корову. Любой, даже тёмный и неграмотный человек, понимает, что пищевая ценность коровы значительно выше, чем даже у крупного язя или леща. Однако порой корову отбирают просто так, не давая взамен не только рыбы, но и вообще ничего. По праву сильного. Пришли, сказали «отдай» - человеку крыть нечем.

Иногда такую сделку на основе террора и шантажа оформляют как добровольную. И тогда вместо совсем ничего обобранному выдают карася, пескаря взамен коровы, заставляя расписаться, что он претензий не имеет и обменом весьма удовлетворён.

Но, конечно, такой «добровольный обмен» создаёт катастрофические диспропорции, и угрожает разрушить всю структуру обмена продуктами труда, систему производственной кооперации, в которой одним лишь горькие вершки, а другим – все имеющиеся сладкие корешки…

Вазген АВАГЯН, специально для ЭиМ.; 29 декабря 2018

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ​Самозамкнутость и Традиция

    ​Самозамкнутость и Традиция В детских книжках, которые я очень любил в детстве, поучительные картинки всегда изображали очень кучно и динозавров и электроны атома. В реальной жизни динозавры не смогли бы жить так близко друг от друга, а электрон далёк от ядра атома так же, как булавочная головка на последнем ряду гигантского стадиона была бы далека от теннисного мячика в центре стадиона. Но нарисовать так в книжке нельзя – потому рисуют кучно, сбивая масштабы. Та же беда случается всегда и с историей цивилизации. Оглядывая её ретроспективно, из неё сливают огромные пустоты разреженного протяжения, оставляя близко-близко друг от друга значимые факты духовного развития.

    Читать дальше
  • "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..."

    "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..." Московское издание полной версии романа А.Леонидова "Иго Человеческое" - не оставит равнодушным никого, кто думает о судьбе Отечества, да и просто об устройстве человеческой жизни. В остросюжетной форме исторического повествования автор ставит самые глубинные и "проклятые" вопросы, на которые бесстрашно, порой, может быть, опрометчиво - даёт ответы. Спорить с автором в данном случае ничуть не менее полезно, чем соглашаться: произведение ВЗРОСЛИТ, независимо от отношения читателя к заявленным идеологемам.

    Читать дальше
  • ​«Легенда о Китеже» и западная советология

    ​«Легенда о Китеже» и западная советология Чтобы понять, о чём речь, предлагаю сперва рассмотреть условную, умозрительную модель, которую пока не привязываю ни ко времени, ни к географическому месту. Модель начинается словом «Допустим». Просто допустим, что есть система, в которой житейские доходы человека неопределённые. В силу неопределённости (обозначаемой алгебраическим «х») они могут быть любыми. Есть вероятность любого значения «х». «Х» может быть равен 0, 1, 2, 5, 100 и т.п. Личные доходы человека не ограничены ни сверху, ни снизу. Они строго индивидуальны: могут быть сколь угодно большими, а могут и вообще отсутствовать (=0).

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека — А. Прокудин.