Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 58,4296 руб.
  • Курс евро EUR: 68,0822 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,2039 руб.
Январь
пн вт ср чт пт сб вс
  01 02 03 04 05 06
07 08 09 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31      

СВОБОДА ИЛИ РЕЗУЛЬТАТ?

СВОБОДА ИЛИ РЕЗУЛЬТАТ? ​Двуединая задача цивилизации: дать человеку необходимый хлеб и стыд за чрезмерное употребление хлеба. Иначе говоря, старинная формула: «живи, и дай жить другим». Имей, то, что человеку объективно нужно, необходимо – но не отбирай того же самого у соседа. Что нужно тебе – то нужно и ему тоже. Люди сумеют быть счастливы и жить в мире только когда поймут это. Оттого мы и говорим, что необходимый хлеб человека и стыд за чрезмерный хлеб – две составные части формулы цивилизованного бытия. Капитализм не смог дать первого, атеистический социализм – второго. Капитализм (если брать его в мировом масштабе) – доводит людей до исступления нищеты и безысходности, до крайних форм хронической недостаточности на фоне циничного обжорства «избранных». Атеистический социализм вырастил безответственных жрунов, пацифистских иждивенцев, ставших лёгкой добычей хищников приватизации…

Капитализм может породить нечто человекообразное в условиях сверхвысокого давления на него социализма. В тех условиях, когда его бенефициары (хозяева жизни) поставлены на грань выживания (в том числе и физического) – они иногда (не всегда, как показывает история) становятся покладистыми по части уступок.

Но если давление извне ослабевает, угроза альтернативы гаснет – капитализм, в силу самой его природы, разворачивается в самоё себя, в исходное «сожри или будь сожран». И выращивает поколения, до смерти запуганные костлявым призраком голода, стучащим у дверей.

Я знаю. Я сам из такого поколения. Смешно, можете посмеяться: я страдаю ожирением, и от него проживу меньше положенных лет. Потому что я родился в 90-е и всегда пытался «впрок наесться». Страх, пришедший из детства, страх того, что каждый ужин – может оказаться последним…

Капитализм вернёт великий голод (отчасти уже вернул) – поверьте историку и экономисту, который строит свои прогнозы отнюдь не на песке. И дело вовсе не в уровне развития производства, высоком или низком.

Дело не в том, что продовольствия для всех не могут изготовить; а в том, что не хотят, и не захотят далее.

Наш человек воспринимает производство всё ещё по-советски, то есть как изготовление благ для людей. Жива иллюзия, что производство живёт само по себе, обслуживая всех, кто в нём нуждается. Великое заблуждение, стоившее нам страны и будущего!

Всякое производство существует для своих хозяев. Оно обслуживает своих хозяев, и тех, кого скажут хозяева, а больше никого. Если бы это было не так, то не нужны стали бы деньги (талончики на получение, подписанные хозяевами производства) – и блага бесплатно раздавали бы всем, прямо у проходной фабрик или у ворот сельхозугодий.

Зависимость производства от его хозяев – ломает производственную логику максимальной производительности. Производство делает не сколько может, а сколько прикажут. А если хозяев мало, то и для их удовлетворения не нужно много продукта. Пусть 100 человек будут жрать колбасу в три горла, неистово – всё равно потребуется на это куда меньше колбасы, чем для скромного рациона миллионного мегаполиса[1].

Если хозяев у производства мало – то производству незачем производить по-настоящему много продукта. И у этой проблемы три стороны:

I.Инстинкт экономности действий (естественная экономность)

Суть его в том, что если цель может быть достигнута двумя разными путями, то человек, при прочих равных условиях, предпочитает путь наименьшего сопротивления. Если можно 2 веника продать по 5 рублей, то это легче (меньше возни), чем продать 5 веников по 2 рубля. А сумма выручки – одинакова. Следуя этому инстинкту, хозяева производства (распределители ресурсов) – произведут только то, что нужно им самим, а не то, что нужно всем, каждому встречному и поперечному. Они предпочтут менее продуктивную, но и менее затратную систему.

II. Упрощение требований к руководителям упрощающейся системы

Дело в том, что чем архаичнее, примитивнее производственные силы, тем меньше компетенции и профессиональной подготовки требуется от их начальников. Если помещик мог годами не появляться в своём поместье, то у директора завода в сфере индустрии такой номер уже не прокатит. Наиболее примитивными системами может управлять любой – что максимально упрощает передачу власти по наследству и произволу. А сложные производственные системы, хотя и дают много продукта, начинают выживать из руководящих кресел наследственную «элиту», выдвигают поневоле на первый план профессионально-пригодных технократов. Усложнение производства требует от начальства не только «больше вертеться», но и более компетентного «верчения», создаёт фильтры как трудолюбия, так и компетентности – что очень не нравится отсеиваемой этими фильтрами «элите».

III. Экологические мотивы (геноцид от «Римского клуба»)

Если дать наиболее общее, и в то же время наиболее краткое определение всему производству – то это ПЕРЕРАБОТКА. Обрабатывающий сектор не существует сам по себе – он должен сперва получить то, что он обрабатывает. И добывающий, сырьевой сектор тоже берёт нефть не из качалок – а из скважин.

Любое производство умрёт – если ему нечего станет перерабатывать, потому что всё оно, от добычи руды до металлической скрепки – переработка даров природы, кладовых планеты.

В XIX веке и рыночный либерализм, и марксизм исходили по умолчанию из неисчерпаемости сырьевой базы ПЕРЕРАБОТКИ. Оттого они и вышли однобоки: можно придумать новую машину по обработке руды, но нельзя же придумать новые залежи руды!

В ХХ веке к мотивам естественной экономности действий и мотивам упрощения требований к руководству добавились экологические мотивы. Стало очевидно, что производить поменьше – значит, беречь природу, сохранять экологию. Исходя из этого хозяева жизни приняли стратегическое решение, вписывающееся в предыдущую логику экономности действий и избегания перегрузок начальства: производить (перерабатывать) дары природы ТОЛЬКО ДЛЯ СЕБЯ.

А что же будет с теми, кто не входит в круг хозяев жизни? А для них пусть производство перестанет работать, как для негров в вымирающей от голода и СПИДа Африке. Пусть в итоге останется пол-миллиарда человеческих особей, а остальных нужно какими-то способами истребить, почему и возникла утончённая многоканальная идеология «истребления лишних» - рыночный либерализм.

А что делать? – лживо[2] говорят «римоклубовцы» - Ресурсов планеты на всех не хватит… Мы могли бы делать товаров побольше, не вопрос – но нам не из чего будет их делать!

+++

Поэтому нужно понимать, что и с исторической, и с экономической точек зрения производство служит не абстрактному человечеству, а конкретному кругу своих хозяев, правообладателей. Любая фабрика, даже по пошиву тапочек – снабжает тапочками не всех, а только своих хозяев и аффилированных с ними лиц. Продать тапочки она согласна любому – но ведь продать, а не подарить. А откуда берутся деньги? Человек их получает от хозяев государства. Во всех государствах фальшивомонетчество (изготовление денег в обход хозяев жизни) карается очень и очень жёстко!

Если хозяева жизни не дали вам денег – то и их фабрика не пошьёт на вас тапочки. Если хозяева жизни посчитали вас «лишним» - то и их фабрика на вас работать не будет. И не потому, что не может: у большинства фабрик загрузка неполная. Потому что ей попросту запретили обслуживать «лишних», с хозяйской точки зрения, бесполезных людей.

+++

Выход из этого тупика давал только социализм с его общественной (в теории) или государственной (на практике) собственностью на средства производства. Каждый гражданин уже по факту гражданства становился совладельцем производственной системы, получал от неё дивиденды. И потому её развитие не разоряло гражданина, а наоборот, обогащало его: чем лучше народному хозяйству, тем лучше каждому человеку.

При капитализме всё наоборот. Средства производства в руках узкого круга хозяев. Развитие производства разоряет конкурентов этого производства, из плюса оборачивается минусом. Кроме того, развитие производства сокращает потребности его в наёмном персонале, то есть разоряет не только конкурентов конкретного производства, но и его рабочих (вместе, конечно, и с рабочими у конкурентов).

Научно-технический прогресс из инструмента облегчения человеческой жизни для большинства превращается в инструмент геноцида. А служит только тем, кто получает дивиденды от растущего производства, узкому кругу его хозяев.

+++

Если у вас нет паевой доли в производительных силах – то у вас нет и собственной жизни. Вы – мертвец или инструмент-придаток к чужой жизни (и даже не знаю, что страшнее). И вам не помогут абстрактные права политического равноправия (вне экономического равенства – полная фикция), или не менее абстрактные «права человека». Ибо прекраснодушные декларации гарантируют неприкосновенность только мёртвых тел. А живым телам нужно не право голосовать раз в пять лет, а кушать каждый день. Что касается прав в буржуазной республике – то, как говорил булгаковский профессор Преображенский – «кормить-то я вас не обязан по этой лягушачьей бумажке!».

+++

Однако развитие социализма в ХХ веке свернуло явно не туда, породив младенчески-инфантильную всестороннюю безответственность опекаемых граждан, которым КПСС не давала повзрослеть. Эти люди к 80-м годам ХХ века показали себя и неумными и немужественными. Гражданину СССР чувство ответственности за окружающий порядок сменил «комплекс содержанки», по-женски капризной, взбалмошной, и по-женски же беспомощный.

Взрослый человек понимает, что избавиться от одних проблем можно только обретая другие проблемы. Цивилизация, рациональное устройство жизни – не только многое дают, но и нечто неизбежно отбирают. Получая одно – лишаешься чего-то другого.

Рациональный (взрослый) человек – жертвует свободой ради результата.

А недоросль с комплексом купеческой капризной содержанки и психологией избалованного ребёнка, устраивающего родителям истерику за не купленную игрушку – жертвует результатом ради свободы.

Такова, например, разница между трудолюбивым рабочим – и нищим. Трудящийся ради зарплаты лишает себя свободы, подчиняется строгому режиму предприятия, дисциплинирует себя, ставя «надо» выше, чем «хочется».

А нищий пьяница, не желая вставать по будильнику и выполнять чужие приказы – бедствует, побирается, канючит, платит за полноту своей личной свободы – безрезультатностью безысходности своего положения.

Совместить свободу и результативность невозможно (а когда либералы говорят, что можно – они бредят). Нацеленность на запланированный и продуманный результат делает человека несвободным. Нацеленность на свободу – делает человеческую деятельность безрезультатной.

Так свободолюбие (само-потакание) и рационализм (понимание жёсткой зависимости следствий от жёстко определённых причин) вступают в антагонизм, составляющий основное содержание человеческой истории. Человеку хочется и наилучшего, желанного результата – и «не напрягаться», ни в чём не ограничивать свои прихоти и «хотелки». Человеку хочется и чемпионом стать, и на тренировки не ходить с удручающей самоотдачей.

Попытки совместить – некогда и создали угнетательское общество. Ведь отделить молоко от коров можно только одним способом: все заботы о коровах свалив на других, а молоко забирая себе. И ничего не отдавая при этом.

«Борцы за свободу» вряд ли понимали, что именно свобода (по крайней мере, в низшем, материалистическом смысле) – является матерью угнетения и эксплуататорских обществ. Именно идол личной свободы – возможность всё иметь и никак за это не ограничивать себе – перевела взаимное пожирание из животного мира в человеческий.

Единственное реальное основание свободы одного человека (если речь не идёт о свободе в религиозном смысле, свободе от греха) – несвобода другого человека. А если оба равноправны – то оба несвободны.

Рассуждения же о том, что «свобода лучше несвободы» - тождественны столь же бесспорным утверждениям, что «праздник лучше будней», а «развлечение лучше нудной обязаловки». Ну, лучше, и что? У помещика год может состоять из одних праздников, у человека вообще, без крепостных – нет. И это главная причина, по которой люди во все века рвались в помещики…

+++

Если мы хотим результата – то нам придётся пожертвовать свободой, т.е. необязательностью, произволом своих желаний. Если же мы хотим свободы – то нам придётся пожертвовать результатом, заранее смирится с безрезультатностью жизни, сворачиванием поступательного прогресса.

Ну, и конечно с ужасающими бедствиями, которые неизбежны – когда все члены общества (распадающегося в таких условиях) свободны.

В числе прочих «прелестей» они начинают друг друга терроризировать, и не просто так, а потому что желания одного вступают в конфликт с желаниями другого. В итоге только желания сильного воплощаются на практике.

Цивилизация возможна только в условиях очень жёсткого внешнего контроля над человеком, совмещённого с воспитанием в неё не менее жёсткой внутренней самодисциплины. Поддерживать высокий уровень цивилизации может только тот, кто по натуре - воин, труженик, активный проводник культуры и образования. Тот, у кого нет ни одной свободной минутки – и единственная его свобода заключается в том, что он сам, добровольно для себя такой режим выбрал.

Либеральные же «свободы» ведут лишь к «кресту разгильдяйства», при котором постоянный рост личных амбиций особи совмещается с постоянным падением её личных качеств. Человек, переставая быть человеком – всё больше о себе мнит, и при этом всё больше становится законченной дрянью.

«Перестройка» и последующее падение во мрак (конца которому и сегодня не видно) – расплата за то, что разгильдяи утратили качества воинов, тружеников и старательных учеников, пошли за призраком животной свободы, как ослы за подвешенной у носа морковкой.

А поскольку человекодрянь ничего не заслуживает – она, по законам космической справедливости, в итоге всего и лишается. Лишается прав, гарантий, заботы, пенсий и т.п. Вы хотели быть свободными? Звери абсолютно свободны. Будьте как звери.

+++

Трагедия нашего времени в том, что звериная сила капитализма-людоеда и распущенная слабость свободолюбивого разгильдяя, эгоистичного нарцисса – подходят друг к другу, как ключ к замку.

Не пожелавшие ходить строем и тянутся в струнку – бегают врассыпную, и в таком виде становятся лёгкой, желанной добычей хищников.

О чём, конечно, не знали – ибо не учили этому в советской школе. Там ведь учили, что и овцы могут быть целы, и волки сыты. Увы, дальше мечты эта покладистость никогда не могла выйти…



[1] И.А. Бунин (кстати, монархист и «белый» писатель»), повесть «Деревня»: «Город на всю Россию славен хлебной торговлей, - ест же этот хлеб досыта сто человек во всем городе. А ярмарка? Нищих, дурачков, слепых и калек, - да все таких, что смотреть страшно и тошно, - прямо полк целый!»

[2] На самом деле тезис о «предельности» населения для возможностей планеты Земля – не нов. Не было эпохи на планете, в которую население её не казалось бы «предельным». В каменном веке на планете жило около 300 тыс. человек, и жили они в крайней скудости, потому что возможностей тогдашнего производства на них едва-едва хватало. Голод в средневековых Европе или России доходил до людоедства в эпохи, когда население было кратно ниже современного. И тоже казалось – людей девать некуда! 5 млн для территории России времён Бориса Годунова – предел, куда же больше? И этих-то кормить стало нечем! Не было ни одного века, в котором ощущалась бы нехватка людей. Наоборот, во все века истории мыслители-пессимисты, не веря в прогресс, признавали население своей страны предельным и избыточным. В 1821 году, когда знаменитый Т.Мальтус сделал вывод о перенаселении, в Англии жило 21 млн человек. И жили они впроголодь. Едва концы с концами сводили. В наши дни на том же острове живёт 63 млн человек, и гораздо роскошнее, чем даже богачи во времена Мальтуса. Вывод очевиден: население всегда избыточно для современного ему способа производства, но не для планеты, как таковой. С прогрессом науки и техники открываются квоты и вакансии для новых миллионов новорожденных, ранее умиравших от нищеты и голода.

Николай ВЫХИН, специально для «ЭМ»; 13 ноября 2018

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • В.Авагян: "СЕЯЛКА ИЛИ ДАВИЛКА"?

    В.Авагян: "СЕЯЛКА ИЛИ ДАВИЛКА"? ​Основное противоречие США, как мирового гегемона заключается в конфликте расширяющейся, углубляющейся политической экспансии – и сжимающимся контуром экономических отношений. Чем больше поглощает империя – тем больше она разоряет тех, кого поглотила. Если у нормальных империй после захвата начинается восстановление разрушенных борьбой экономик, уже на своей территории, то для США после их победы начинается разорение, выжирание и вымаривание дотла побеждённого.

    Читать дальше
  • …И С ВЕЧНОСТЬЮ ДЫШАТЬ В ОДНО ДЫХАНЬЕ…

    …И С ВЕЧНОСТЬЮ ДЫШАТЬ В ОДНО ДЫХАНЬЕ… «Можно изображать становление национальной буржуазии» – говорит герой новой книги «Волки из пепла» Александра Леонидова – «А можно национальной интеллигенции… Но когда это в одном лице – то смешно получается». И действительно, получилось смешно. Но не в том смысле, что получилось плохо, а в том, что всё произведение пронизано тонким и психологическим юмором, включило в себя сочное богатство народного анекдота, именно язык, а не сюжет анекдотической (в хорошем смысле слова) речи. Если говорить о сюжете, то действительно, персонаж не солгал: основное содержание – становление в РФ национальной буржуазии и национальной интеллигенции. Они метафизически противопоставляются космополитам и компрадорам во власти и быдловатой, худшей части народной толпы.

    Читать дальше
  • В. АВАГЯН: "ТРИЕДИНЫЙ ДЕКРЕТ"

    В. АВАГЯН: "ТРИЕДИНЫЙ ДЕКРЕТ" ​Вот представьте, что вы – производитель сковородок. Конкурентов у вас нет: продуманный протекционизм вытеснил с рынка иностранные сковородки. При этом зарплаты и пенсии в стране растут. И при этом повышать цены запрещено. Людям куда деваться? Они идут и покупают ваши сковородки. Чужих они купить не могут: чужих с рынка удалили. Не покупать – зачем тогда деньги? Продать им дороже твёрдой цены вы не имеете права. Таким образом, перекрывая все сливы капиталов (за границу, в спекуляцию и др.) вы канализируете энергию производительного труда в рост производства. Ваше производство сковородок растёт, предложение расширяется. Вы обновляете производственные фонды, обеспечиваете занятость на рынке труда, ищите новые технические решения, придумываете новые виды продуции...

    Читать дальше

Свобода - более сложное и тонкое понятие. Жить свободным не так легко, как в условиях принуждения. — Томас МАНН.