Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Сентябрь
пн вт ср чт пт сб вс
  01 02 03 04 05 06
07 08 09 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30        

​В. Катасонов "РУБЛЬ БУМАЖНЫЙ ИЛИ НАСТОЯЩИЙ"

​В. Катасонов "РУБЛЬ БУМАЖНЫЙ ИЛИ НАСТОЯЩИЙ" (Выдержки из монографии)...у Нечволодова, судя по всему, речь идет просто о бумажных деньгах, а не о тех абсолютных деньгах, которые предлагал Шарапов. По Нечволодову, государство должно для обеспечения нормального денежного обращения: а) определять необходимое количество денег; б) обеспечивать поддержание этого объема денег с помощью внутренних займов и эмиссий. Нечволодов пишет: «Потребность эта может быть определена или на основании числа жителей страны, среднего годового расхода каждого из них и среднего числа оборотов денег в год, или же государственной сметой вместе с количеством требования денег кредитными учреждениями страны для выдачи ссуд под векселя и залог имущества.

Если при этом получается, вследствие той или иной причины, в известный период времени излишнее обременение страны деньгами, что выразится возвышением цен на все товары, то излишек денег всегда может быть извлечен – путем внутреннего займа.
Деньги, извлеченные таким путем, будут погашаться, а при новой потребности страны в деньгах они будут выпускаться вновь».

...у Шарапова организация денежного обращения организована иначе: государству не надо заранее определять (планировать) объем денежной массы, т. к. он регулируется автоматически с помощью разветвленной сети депозитно-кредитных учреждений, находящихся в ведении или под контролем государства. В схеме Шарапова государственные заимствования – не только внешние, но и внутренние с помощью процентных бумаг (облигаций) вообще теряют смысл, т. к.государство обладает властью производить «мнимые» капиталы. А если у населения по каким-то причинам образуется излишек денег на руках, то этот излишек оказывается на депозитных счетах касс, которые являются государственными. Происходит добровольное, оперативное, взаимовыгодное кредитование населением своего государства. Деньги Шарапова – не просто бумажные, они – кредитные. Кредитный характер денег означает, что они: а) образуют долг; б) указанный долг включает проценты.
Если сравнивать бумажные деньги Нечволодова, то они, наверное, по своей экономической природе ближе к бумажным деньгам, о которых говорил патриарх «экономического славянофильства» Василий Кокорев в своих «Экономических провалах» (1887). Кокорев – сторонник обычных бумажных денег, выпуск которых не образует долга. Другими словами, речь идет о классических казначейских билетах или ассигнациях, которые обращались в России со времен Екатерины II почти до самого конца царствования Николая I. А для изъятия в случае необходимости излишних денежных знаков он предлагал использовать такой метод, как размещение внутренних государственных займов. А про внешние займы, естественно, следовало забыть раз и навсегда.

Кокорев отмечает, что Запад крайне болезненно воспринимал попытки России использовать в качестве денег бездолговые денежные знаки, навязывая нам мысль, что потребность в деньгах надо покрывать за счет заимствований на европейской бирже.
«После Крымской войны мы никак не решались строить железные дороги на беспроцентные бумажные деньги, несмотря на то, что народная жизнь принимала их в полном рубле (т. е. они могли бы обмениваться на серебряный рубль без какого-либо дисконта. – В. К.) и с полным доверием, и мы могли бы платить этими деньгами за все земляные, каменные, плотничные и т. п. работы. Мы могли на эти деньги построить дома, у себя все нужные для железнодорожного дела заводы; но мы неизвестно зачем и почему не решались отступить от исполнения чужеземного догмата, вовсе не подходящего к образу всероссийского правления, и всецело подчинились указаниям заграничных экономических сочинений.

Мы имели ложную боязнь, что при значительном выпуске бумажек наш рубль сильно упадет, и потому пустили в ход на иностранные биржи наши векселя с 5% интересов, т. е. облигации железных дорог и других займов, и отдавали их с уступкою более 30%».
Эти «рецепты» западной финансовой науки быстро были восприняты в России, крайне мало людей даже из патриотических кругов ставили под сомнение эти финансовые аксиомы.

Для того чтобы принимать решение о выпуске беспроцентных бумаг или, наоборот, об их изъятии из обращения, властям надо было бы подсчитать, сколько надо вообще денег для русской жизни, а также при этом учесть громадные пространства страны, сложность общения между отдельными регионами России; никаких исчислений в России на этот счет до сих пор не делалось.

То, что к началу ХХ века не было никаких более или менее надежных способов подсчета количества денег, необходимых для экономической жизни, делало особо привлекательной модель денежной системы Шарапова. В системе, базирующейся на этой модели, денежным властям не надо ломать голову: оптимальный объем денежной массы формируется автоматически.

В модели Кокорева и Нечволодова такие расчеты делать необходимо, причем не исключались ошибки. Механизм управления денежной массой во второй модели также более грубый. В отличие от модели Шарапова, где существует разветвленная сеть депозитно-кредитных учреждений с тончайшей «капиллярной» системой, выступающей одновременно в качестве чутких «рецепторов» хозяйственной жизни на местах. Очевидно, что модель Шарапова более «рыночная».

Большевики, придя к власти, после некоторых сомнений отбросили идею металлических денег и взяли курс на развитие бумажно-денежной системы. При этом она восприняла некоторые элементы модели Шарапова. Прежде всего, в части, касающейся выпуска денег в виде мнимых капиталов для кредитования крупных инвестиционных проектов. В то же время она имела и черты модели Нечволодова–Кокорева, поскольку не использовала депозитно-кредитные регуляторы денежной массы. Объем и структура такой массы определились на основании расчетов и планов, а денежная эмиссия и денежные заимствования осуществлялись на основе утвержденных планов.

Источник

28 сентября 2016

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ​Самозамкнутость и Традиция

    ​Самозамкнутость и Традиция В детских книжках, которые я очень любил в детстве, поучительные картинки всегда изображали очень кучно и динозавров и электроны атома. В реальной жизни динозавры не смогли бы жить так близко друг от друга, а электрон далёк от ядра атома так же, как булавочная головка на последнем ряду гигантского стадиона была бы далека от теннисного мячика в центре стадиона. Но нарисовать так в книжке нельзя – потому рисуют кучно, сбивая масштабы. Та же беда случается всегда и с историей цивилизации. Оглядывая её ретроспективно, из неё сливают огромные пустоты разреженного протяжения, оставляя близко-близко друг от друга значимые факты духовного развития.

    Читать дальше
  • "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..."

    "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..." Московское издание полной версии романа А.Леонидова "Иго Человеческое" - не оставит равнодушным никого, кто думает о судьбе Отечества, да и просто об устройстве человеческой жизни. В остросюжетной форме исторического повествования автор ставит самые глубинные и "проклятые" вопросы, на которые бесстрашно, порой, может быть, опрометчиво - даёт ответы. Спорить с автором в данном случае ничуть не менее полезно, чем соглашаться: произведение ВЗРОСЛИТ, независимо от отношения читателя к заявленным идеологемам.

    Читать дальше
  • ​«Легенда о Китеже» и западная советология

    ​«Легенда о Китеже» и западная советология Чтобы понять, о чём речь, предлагаю сперва рассмотреть условную, умозрительную модель, которую пока не привязываю ни ко времени, ни к географическому месту. Модель начинается словом «Допустим». Просто допустим, что есть система, в которой житейские доходы человека неопределённые. В силу неопределённости (обозначаемой алгебраическим «х») они могут быть любыми. Есть вероятность любого значения «х». «Х» может быть равен 0, 1, 2, 5, 100 и т.п. Личные доходы человека не ограничены ни сверху, ни снизу. Они строго индивидуальны: могут быть сколь угодно большими, а могут и вообще отсутствовать (=0).

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношение каждого конкретного человека..