Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Апрель
пн вт ср чт пт сб вс
      01 02 03 04
05 06 07 08 09 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30    

Вернёмся к евро? Тупик и выбор Молдовы

Вернёмся к евро? Тупик и выбор Молдовы Чёрный юмор молдавской, да и вообще пост-советской ситуации заключается в том, что «переход к евроинтеграции» или отказ от неё, в сущности равноценны. И то, и другое – отражение истерики и скандала у нищих, которые хотят разбогатеть, но не знают как. И потому можно сто раз «вернуться к евро», а потом торжественно отказаться от него, отречься и отрясти его прах со своих ног. А потом опять вернуться, и опять отказаться. Вселенная на эту клоунаду нищих смотрит холодно и отстранённо…

Чтобы лучше объяснить причину столь прискорбного равнодушия объективной реальности к «выбору наций», вообразите себе Робинзона на острове и его современника Адама Смита. Робинзон может любить Адама Смита и восхвалять его до небес. Он может, не получив помощи от Адама Смита проклинать его, и называть «исчадием ада». Но даже если они и были знакомы в прошлой жизни – теперь, когда Робинзон на острове, никакой связи между ним и Смитом нет. Поэтому торжественные возвращения Робинзона к Смиту или торжественное порывание со Смитом – в общем-то, продукт безумия Робинзона, и больше ничего.

Второй пример: докер может мечтать стать академиком, восхищаться образом жизни академиков. Он же может ненавидеть академиков, проклинать их как захребетников тяжкого докерского труда. В обоих случаях (если дело ограничивается хвалами или проклятиями) докер докером и останется. Ни его подхалимство к академикам, ни его злоба в их адрес его самого академиком не сделают.

Люди, сформированные «советским проектом», упорно держаться за картину мира, в которой чужой уровень жизни – твой. И эту свою странную веру они передают детям, родившимся уже после краха СССР. Понять простую истину, что в рыночной экономике – чужое есть чужое, и тебя никаким боком не касается (если не за твой счёт пополняется) – они не могут.

Если взять конкретно Молдову (как иллюстрацию) – то она лишняя для мирового рынка, она не производит никакого продукта, востребованного этим рынком. А потому в ней нет евро. Их нет, если их хождение запретят под страхом смерти, и их нет – если евро сделают валютой страны, и предпишут только ими пользоваться.

Нельзя «интегрироваться» туда, где всё укомплектовано под завязку, нет вакансий, и идёт сокращение штатов.

Чтобы было понятно – вообразите, что вы в драном пальто идёте по улице и вдруг видите зеркальные огромные окна богатой фирмы. Там, за окнами – и мебель супер, и техника супер, и люди как с глянцевой картинки… Вы туда заходите в своём рубище и проситесь на работу в этот коллектив.

При этом ответа на вопрос – «какая нам от вас польза будет?» вы не знаете. Просто очень хочется оказаться коллегой этих сытых и чистеньких людей…

Тут два варианта: вас поднимут на смех (чаще всего) или подвергнут унизительному позору (иногда, в порядке исключения).

Возможно, эти чистенькие и сытые люди не хотят сами чистить унитазы в своём сортире. Такое бывает. Правда, на каждый сортир в Европе по десять украинских и польских сантехников, но…

Возможно, вы уродились красивой девушкой, и её молоды – тогда вам дорога «обслуживать досуг» этих людей.

При всём позоре таких предложений – они редкие исключения. Чаще всего, конечно, вас выставят за дверь, посмеявшись.

Потому что чужое – оно чужое, и к вашему не имеет никакого отношения. Это в СССР, когда сосед переехал в новую квартиру, вы обоснованно ждали, что в следующем доме квартиру получите уже вы.

А ныне – сколько бы квартир не скупил ваш сосед, вам никакого решения жилищного вопроса это и близко не сулит. Скорее, наоборот.

Высчитывать «средний уровень жизни» в рыночной экономике – бессмысленно. В СССР он имел смысл, как некая планка достатка, доступная каждому, если хорошо трудится. В рыночной экономике средняя величина – та пресловутая «средняя температура по больнице», между человеком в жару и охладевающим трупом.

Если одни заберут себе всё, и другим не оставят ничего, то ведь средний-то уровень не изменится, понимаете? Нет?!

Вооружаемся примерами из средней школы. В вазочке было 10 конфет. Толя взял себе 10 конфет. Ване не осталось ни одной конфеты. Но среднее количество конфет у Толи и Вани – 5 конфет на брата…

+++

Если у тебя нет евро – ты можешь относиться к евро хорошо или плохо, какая разница, раз их всё равно нет?! Таково шараханье молдаван, когда-то процветавших, а теперь постыдно торгующих рабынями и человеческими органами на пересадку. И укладчиками кафелей в чужих краях…

Молдаване первым делом шарахнулись в Европу – но поняли, что там ничто, кроме их почек и девушек по вызову не востребовано. Не получивши евро, молдаване обиделись, и пошли в обратную сторону. То есть в страну, которой больше нет. Как они могут вернуться в СССР (при всей ностальгии по его благолепию) – если даже Россия не в СССР?! Как можно восстановить былые хозяйственные связи?

Обиженные молдаване пришли на земли руин и упадка, в пустыню. Потоптавшись там, где всё равно ничего нет, и попытавшись выпить все свои вина самостоятельно, и все свои фрукты зажевать лично, не добившись в том успеха – огорчённые молдаване пошли снова в Европу. Там их опять спросили, с чем они явились на мировой рынок. Вина и фрукты забраковали, а промышленной продукции давно уж нет, в этот раз даже и не пытались предлагать.

Зато предложили «совковый подход»: мол, мы к вам пришли, давайте нас обустраивайте! Вон, в Кабуле, СССР сажал деревца и пускал троллейбусы мимо средневековых дувалов, давайте и вы нам так же…

Запад вообще не понимает такого подхода – «мы к вам пришли, вы нас обустраивайте». Если вы пришли к нам – так предлагайте, с чем пришли, а иначе на кой хрен вы нам нужны?!

Рыночная экономика устроена так, что в ней, в первую очередь – слабым не платят. Никто не будет покупать то, что можно отнять силой бесплатно. Платить начинают только с того уровня, когда воевать – себе дороже, после расчётов, доказывающих, что насилие обойдётся дороже, чем торг.

Тогда (посчитав) – от насилия отказываются (временно) и делают предложение об оплате. Но опять же, не всего, что наваяли молдавские или украинские руки, а только того, что интересно мировому рынку.

То есть: либо дешевле предлагаемого там, либо уникально по качеству, не имеет аналогов.

Что может ждать Молдову на рынке, на котором даже знаменитые (и гораздо более южные) итальянские виноградники «великих вин» в XXI веке оказались убыточными для владельцев?! Ведь Молдова некогда была Колымой Римской Империи, и Овидия туда сослали – как в России ссылают в Сибирь…

А промышленность Кишинёва разрушена так давно, что это уже времена почти Овидия, легендарные. С тех пор выросло уже два поколения рукозадых дебилов, ничему не учившихся, кроме свободы личности и уркаганского «достоинства», ПТУ – просто презирающих! Значит – только агро, а с точки зрения аграрной вы для Европы – Колыма!

Так что снова: девок на панель, и органы на донорские пункты, а больше от вас ничего не оплачивается.

+++

Молдавская обида на Евросоюз, разочарование в Европе заставляло молдаван дважды плевать Европе в лицо. Но плевки летели низко, и не долетали Европе даже до ботинок. Первый раз молдаване избрали коммунистов с огромным перевесом, думая, наверное, что снова в СССР попадут. Ничего не получилось. Евро как не было, так и нет. Молдаване пошли снова в Европу. И с тем же «успехом». Тогда они сделали «ход конём» и притащили во власть социалистов, царя Додона.

Сегодня начинается новая серия «марлезонского балета»: Большинство голосов на выборах президента Молдавии набирает лидер оппозиционной проевропейской Партии действия и солидарности бесноватая из «меньшинства», известно какого, Майя Санду. Тварь и мразь редкостная, но Додон жизни не вернул, может быть, эта змея выклянчит в Европе подаяние…

Молдавские шараханья становятся циклическими, они гуляют вправо-влево как маятник, что отражает наше общее евразийское состояние. И очень печально. Потому что в каждом новом цикле шараханья всё меньше надежды и всё больше отчаянья, досадливого мщения, бессмысленного и беспощадного.

Земля умирает. Наша или молдавская – с разными скоростями, но с одной тенденцией. Воскресить землю те, кто потерял адекватность (ещё в «перестройку») – не могут, в силу неразвитости сознания. Человек массы дичает, забывает светлое прошлое, и семимильными шагами идёт в феодализм.

Феодализм – напомню – не продукт беспочвенной злобы феодалов – а итог умственной недоразвитости всего общества. Люди жили (и будут жить) при феодализме не потому, что хотят там жить, а потому, что иначе у них, ничему не учившихся и всё перепутавших, жить не получается.

Феодализм с его крайней простотой общественных отношений, выстроенных на прямом терроре и зуботычине – неизбежный приют для идиотов. И он может продолжаться сколь угодно долго – пока идиоты не излечатся от идиотизма.

При этом сам по себе он отнюдь не способствует лечению от идиотизма, и совсем наоборот. Например, он ломает и сносит все образовательные системы для «кухаркиных детей», оставляя их безграмотными… навсегда?!

+++

А что такое капитализм? Это неустойчивое и нестабильное переходное состояние, которое никогда и нигде не бывает само по себе. Если капитализм не перетекает в социализм на восходящем тренде, тогда он всего лишь –

-НЕДОРАЗВИТЫЙ ФЕОДАЛИЗМ.

Он сегодня именно такой, и уже совершенно очевидно, куда он идёт: к мёртвой ренте латифундиста, в окончательный феодализм.

Понятно, что Додоны этот переход придерживают, притормаживают, а твари вроде Санду – ускоряют, разгоняют. Но в целом, что и доказывают колебания толпы туда-сюда, они все в итоге стремятся к одному знаменателю.

Современному капитализму некуда восходить, кроме как к феодализму, «светлому будущему угнетателей», потому что матрица общественного прогресса перевёрнута.

Каждый капиталист стремится выйти из суеты живого дела к окончательному и спокойному положению чистого рантье, стригущего купоны, и более ничем производственным не занятого. То есть отказ от труда, общественно-полезной деятельности – есть цель и идеал всякого труда и всякой деятельности при капитализме.

Уже сформирована идеология «труда, как проклятия», вытесняющая протестантскую трудовую этику, и видящая в любой трудовой нагрузке «удел неудачников».

+++

Самое страшное – не то, что это происходит, а то, что большинство людей уже неспособны понять эту очевидность. «Люди будут жить, как они того достойны» - жестокий, но увы неотменяемый закон объективной реальности. Нет благоустроенного ума – не будет и благоустроенного быта. Жестоко? А что делать?!

Если люди в XXII веке будут жить при фараонах, большинством – в рабах, говорящих орудиях, и принося кровавые жертвы Молохам с Ваалами, страшные, горькие слова скажет об этом Объективность:

- Они заслужили так жить…

Дмитрий НИКОЛАЕВ, обозреватель "ЭиМ".; 2 ноября 2020

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Подписка

Поиск по сайту

  • Дети, Крым, счастье, позитив...

    Дети, Крым, счастье, позитив... В нашей жизни очень много грустных новостей. И потому мы часто забываем, что кроме мрачной геополитики есть ещё и просто жизнь. Наши дети выходят в жизнь и занимаются творчеством, создают нехитрые истории о своём взрослении, создавая позитивные эмоции всякого, кто видит: жизнь продолжается! Канал без всякой политики, о замечательных и дружных детишках, об отдыхе в русском Крыму и не только - рекомендуется всем, кто устал от негатива и мечтает отдохнуть душой!

    Читать дальше
  • Геноцид армян: новая глава

    Геноцид армян: новая глава Карабахский конфликт - это одна из глав чёрной книги геноцида армян, которым с XIX века занимаются турки. В их понимании армяне "недобиты", и хотя армяне потеряли большинство своих земель, всё-таки небольшой анклав армян остаётся в турецком море Закавказья. Геноцид армян обрёл второе дыхание в годы "перестройки", в конце 1980-х, когда турки вырезали армян в ряде населённых пунктов, но снова не везде. Военное сопротивление побудило турок прекратить резню.

    Читать дальше
  • ​Самозамкнутость и Традиция

    ​Самозамкнутость и Традиция В детских книжках, которые я очень любил в детстве, поучительные картинки всегда изображали очень кучно и динозавров и электроны атома. В реальной жизни динозавры не смогли бы жить так близко друг от друга, а электрон далёк от ядра атома так же, как булавочная головка на последнем ряду гигантского стадиона была бы далека от теннисного мячика в центре стадиона. Но нарисовать так в книжке нельзя – потому рисуют кучно, сбивая масштабы. Та же беда случается всегда и с историей цивилизации. Оглядывая её ретроспективно, из неё сливают огромные пустоты разреженного протяжения, оставляя близко-близко друг от друга значимые факты духовного развития.

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека — А. Прокудин