Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Октябрь
пн вт ср чт пт сб вс
        01 02 03
04 05 06 07 08 09 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

ЕДИНСТВЕННОЕ ЛЕКАРСТВО ОТ ПРОИЗВОЛА

ЕДИНСТВЕННОЕ ЛЕКАРСТВО ОТ ПРОИЗВОЛА Если не понимать широко освещённую ещё в средневековой философии проблему реализма и номинализма, то рискуешь попасть в ту ловушку, в которую попали многие марксисты. Как, впрочем, и многие деятели «демократических движений», не связанных напрямую с марксизмом. Суть проблемы в том, что продекларированное, официально озвученное – совсем не главное в жизни. Главное в ней то, что РЕАЛЬНО делается, а то, что озвучивается – зачастую фикция, чисто-номинальные заявления. Номинализм, отходя от универсалий, позволяет мошеннику провозгласить любое «Х» в отсутствие всех признаков этого самого «Х».

Кроме того, номинализм позволяет ему назвать словом «Х» любое явление, что, разумеется, обессмысливает язык, его функцию обозначения, но это не проблема мошенников. Это проблема их жертв. Для того, чтобы хоть что-то понимать из происходящего вокруг нас, мы должны затвердить, зарубить себе на носу, повесить перед умывальником, чтобы читать каждый день:

- Декларация не есть явление!

Веровать в Бога (советский вариант – в дело партии) – одно. А заявлять, что веруешь в Бога (дело партии) – другое.

Соблюдать закон – это одно. Заявлять же, что закон безупречно соблюдён – другое.

Производить ненужное и невостребованное – это одно. Сталкиваться же с заявлениями заинтересованных лиц, что ты производишь ненужное, толчёшь воду в ступе – совсем другое.

Всякий раз мы говорим о принципиально-разных явлениях. Если декларация (любая и всякая) реально соблюдается – одно. Если же декларирование номинально, играет функцию прикрытия – совсем другое.

Трагическая и ужасная правда жизни в том, что никто не может запретить власти болтать о себе всё, что она считает выгодным о себе болтать. Пока она власть – она самая сильная. Как только нашёлся кто-то посильнее – она уже не власть. А власти в самом прямом и грубом смысле выгодно выставлять тех, кто на неё работает лентяями и тунеядцами, которые не то, что прибавку к «жалованию», а даже и то, что получают – не заработали. Власти выгодно говорить о всяком своём действии, что оно в строгом соответствии с законом – совершенно не сверяясь с реальным положением дел[1]. Власти выгодно – для обмана масс – декларировать верность каким-то красиво звучащим ценностям – которым она на деле и не думает быть верна, и т.п.

Пытаясь анализировать процессы по текстам – аналитик (особенно не вооружённый источниковедческим методом Шахматова[2]) обречён вечно блуждать в трёх соснах, и там погибнуть, как заблудившийся в тайге. Любой источник – именно потому что он составлен из номенов (слов, имён) – номинальный. Как только статистика (например) из трёхмерного пространства жизни перешла на бумагу – она стала номинальной.

А мы пытаемся что-то анализировать (например, сравнительный уровень жизни) по статистике и иным номинальным источникам, делая вид, что не понимаем: информация предоставлена заинтересованными лицами.

Номинализм содержит в себе закон превосходства и преимущества для наиболее циничных жуликов и манипуляторов. Чем честнее и благороднее человек, тем ближе его сообщение к реальному положению дел. Если же это аферист, на котором пробы негде ставить – справки от него приобретают глянец и гламур «идеального состояния дел». И мы получаем что-то вроде фотографического негатива, на которым чёрное отражается, как белое, белое же, как чёрное, по принципу обратной симметрии.

Чем дальше от народа власть, чем она презрительнее к народу относится – тем меньше у неё совести, чтобы проблематизировать это. И потому по документам она оказывается самая народная из всех, какие только могут быть! Чем чудовищнее криминал – тем меньше в нём самокритики, стыдливости от собственных проделок. В итоге самое криминальное общество заявляет о себе номинально, как о самом законном и безупречно-легитимном.

Кто стесняется себя расхваливать на все лады – проигрывает «демократические выборы», а тот, кто хвалит себя на все лады, забыв про стыд и совесть – оказывается на них главным фаворитом. Не отражая никакой реальности, его декларации становятся блистательными и безупречными, утрачивают всякую тень покаяния и самокопания.

+++

Может ли произвол заявить о себе, что он закон и самое строгое воплощение закона? Только самый глупый произвол о себе такого не заявит! Будь у произвола хоть немного хитрости – он тут же догадается трубить во всех местах, что его выходки и есть пример строжайшего соблюдения законности.

И тут же подтвердит это всеми мыслимыми и немыслимыми бумагами – по той простой и очевидной причине, что прокуратуры, суды и СМИ находятся в его руках, или в зависимом состоянии, а чаще всего – «в доле». И туда посажены изображать «служителей правды» его подельники.

И что тогда делать?!

Согласитесь, что продолжать уповать на суд, в котором судьёй сидит подельник разбойника (например, его «брат» по масонской ложе) – наивно (мягко говоря). Для того, чтобы провозгласить «свободу, собственность и законность» - совсем не нужны ни реальная свобода, ни реальная собственность, ни реальная законность. В истории мы постоянно сталкиваемся с тем, что:

- «свободой» провозглашаются нравы воровской «малины»,

- «собственностью» - захватное право, продукт разбойного нападения,

- а «законностью» - произвол, захвативший в свои руки судейскую печать.

Можно сказать, как либералы, когда их вызовешь на откровенность, что «это и есть жизнь», «природа человека», что всякий разговор о добре и справедливости – или демагогия, или страдальческие сопли раздавленного. А, мол, победи он – заговорил бы совсем по-другому!

Так что же, свобода, собственность, законность – только фикции, фантомы, миражи, которые придуманы ловкими мошенниками для дурачков, способных в них верить?

В картине мире либералов – так и есть. Любой либерал привык объявлять «незаконным» то, что ему лично невыгодно, и «законным» то, что ему лично выгодно. Если клан либерала победил – либералу плевать, как было организовано голосование, и было ли оно вообще. Впрочем, если проиграл – тоже наплевать: проигрыш выборов есть для либерала повод объявить их «нечестными» и «незаконными».

Сама по себе процедура голосования (или судопроизводства) представляется либералу дымовой завесой, маскировочной сеткой. Под их прикрытием он должен успеть обтяпать свои корыстные делишки. Если же голосование или судопроизводство никак не относятся к делам либерала – то он к ним абсолютно и каменно равнодушен. И восторг, и возмущение у либералов включаются по предоплате. Действует правило рыночной экономики: что не оплачивается, то и не заметят. Чудеса «либерального правосознания» пришли уже к замечательному, в своём роде, понятию «нелегитимных референдумов», при том, что в их же теории воля большинства является высшим источником законности.

Но на всё это наплевать, поскольку, раз им невыгодно – то и «нелегитимно». Под такое отношение попали референдум о сохранении СССР, референдумы в Крыму и на Донбассе, референдум в Греции, и многие другие.

Исторические факты снова и снова говорят нам, как мало для либерального сознания значит правовая реальность (и вообще любая реальность) и как много значения оно придаёт номинальному оформлению дел: то есть судейской печати, оттиснутой нужной рукой в нужном месте.

По сути, нет таких форм произвола, даже геноцида, холокоста – которые либерал, если ему выгодно, не оформит номинально в ранге «полнейшей законности». Крайний раз это СНОВА продемонстрировала «победа» Байдена, который реально проиграл, а номинально выиграл выборы.

+++

Разумеется, всякая практика вытекает из философии, если только не является бездумным инстинктом. Дыхание или сердцебиение обходятся без философии, но что-то более сложное – уже нет. Для абсолютного игнорирования реальности, проявляемого прозападными либералами – нужен абсолютный номинализм. То есть убеждение, что любые универсальные понятия – химеры нездорового ума, и существуют или по ошибке тёмных людей, или для обмана этих же тёмных людей. Мол, поскольку они глупые, то будут верить в законность или выборы, но мы-то умные, следовательно мы, внутренне посмеиваясь над профанами, называем красивыми словами собственную корыстную игру.

В этой связи интересная диалектическая связь навязываемой, как позитивный образ, Свободы, и негативного понятия «Произвол». Человеку с логическим мышлением нетрудно заметить, что это одно и то же, только по разному оцененное. Вообще любые наши достоинства – продолжения наших недостатков, и наоборот. Существуют парные понятия, обозначающие одно и то же, только с разным знаком:

Мягкость – бесхарактерность,

Строгость – жестокость,

Тепло – зной, и т.п.

Разумеется, и «Свобода-Произвол» относятся к парным понятиям диалектики, обозначающим одно и то же, но с разной оценкой наблюдателя. Одно и то же действие наблюдатель, которому оно нравится, назовёт «Свободой», а если оно ему не нравится – «Произволом». Точно так же одну и ту же ситуацию, в зависимости от нашего личного отношения к ней, мы называем либо «дисциплиной, порядком» (когда нравится), либо «рабством, подавленностью» (если нам не по вкусу).

Люди, которые насаждают свой произвол – разумеется, не станут насаждать то, чего им не нравится. А поскольку им нравится их произвол – они называют его «Свободой»! Вот так просто и открывается ларчик той «Свободы», которую насаждают с помощью бомб и фашистских штурмовиков…

+++

Смысл «Свободы» в том, что она не наделяет людей ни равными правами, ни равными обязанностями. «Каждому – своё», как на воротах Бухенвальда. Одному – дворец смолоду, другой за всю жизнь не сумеет купить себе и комнаты. Одном пенсия в 80 лет, другой вышел «жить на проценты» уже в 30 (да хоть с рождения!). Один всё время какие-то долги отрабатывает, а другой ничего не должен обществу: ни работать (отмена закона о тунеядстве), ни служить (профессиональная армия), ни что-то ещё без своей воли делать.

Поскольку это очень уж смахивает на Бухенвальд (даже лозунг оттуда) – нужно всё это как-то замаскировать, прикрыть. Поэтому любой либерал разъяснит вам с ходу, что Свобода без Законности – это плохо. Ну как это – все делают, чего хотят, а закона на них нет – будет же непорядок! Потому – опережая ваши претензии, говорят либералы – Свобода нам мила только при условии законности! Вот соблюдается Закон – значит, мы говорим о Свободе. Не соблюдается – мы говорим о Произволе. Хорошо же, правда?!

Оно бы и хорошо (кому ж в ошейнике сидеть-то охота, на цепи!) – кабы не то специфическое понимание «законности», которое присуще либералам, и которое мы уже выше описывали. Для них законность – не то, что Моисею Бог с неба спустил, и проверяет сверху исполнение – а Бог всё видит.

Для либералов «законность» - не есть что-то неизменное, традиционное, безусловное. Для них «законность» - то, что они сами придумали. Придумав – записали, обозвав «законом». Надоело – они же и отменили, объяснив это «обновлением законодательной базы».

А в таком-то формате за понятием «законность» нет никаких функций, кроме как дымовой завесы, маскировочной сетки и скрадывающей окраски хищника. Оттого, что крокодил похож на бревно, а тигр сливается с бамбуком – ни бревном, ни бамбуком они не становятся. И что у нас получается?

Чтобы отделить священную Свободу от гнусного Произвола – либералы дополнили Свободу Законностью. Но, поскольку их Законность – произвольно-номинальна, то и получается, что священную Свободу от гнусного Произвола… ничего в реальности не отделяет!

+++

Традиционное представление о законе представляет его как неизменно-единую для всех норму поведения. Традиционный закон наделяет всех равными правами и обременяет всех равными обязанностями. Либеральное представление о законе такого в себе не содержит, да и не может содержать. Ведь, с точки зрения либерализма, равноправие и равное обременение есть лютая несвобода.

Либеральное представление о законе – это подтверждение законности чего-либо уполномоченными экспертами. Поэтому у либералов могут считаться одинаково «законными» решения не только разные, но противоположные по смыслу! Как, например, в случаях отделения Косово и Донбасса, Южного Судана и Южной Осетии.

Разумеется, при традиционном отношении к закону, когда отношения к нормам права сакральны – такого быть не может. Одинаковые действия, явления, поступки – либо законны во всех случаях, либо во всех незаконны.

Для либералов противоречие смысла не проблема, потому что у них всё сводится к оформлению документа: нужная подпись и нужная печать делают любое действие в равной степени и законным, и незаконным, в зависимости от заказа.

Закон у либералов теряет прямое действие и превращается в «сумеречную зону произвольных толкований избранными лицами» с практически безграничными возможностями истолковывать его в любую сторону.

Это и обеспечивает у либералов возможность номинально совместить Законность и Свободу, которые логически противоречат друг другу: первая стоит на долге, игнорирующем желания личности, а вторая на желании, игнорирующем обязанности.

У либералов же ничто ничему не противоречит, потому что всё номинальное. А, как говорят в народе, «бумага всё стерпит» - если не пытаться нормы из неё переносить в реальную жизнь.

Так появляется возможность либеральной власти дать «всем сестрам по серьгам» - то есть номинально предоставить каждому всё, что он просит. Хочешь Свободу – вот тебе, хочешь Законность – вот тебе… Правда, ни та, ни другая прямого действия не имеют, работают только по предоплате, но это уже твои проблемы. Формально, номинально – ты можешь всё.

Например (фигурально выражаясь) – закон запрещает убийства в лесу, и формально осуждает неграмотных медведей, которые там убивают людей. Но не охотится на медведей – потому что убийства в лесу запрещены, а убийство медведя – тоже убийство. В итоге получается классическая либеральная картина: у каждого все мыслимые и немыслимые права, они взаимно аннулируются через взаимную полноту. И мы возвращаемся к зоологической ситуации, когда кто оказался сильнее – тот и прав.

+++

Либеральная законность не может быть защитой от произвола – потому что порождена для обслуживания произвола. Возможность оформить как законное любое – сущностно обессмысливает её. Об этом прямым текстом говорил Чубайс, когда характеризовал приватизацию в РФ:

-Приватизация была аморальная, безобразная, но законная.

То есть действовали законы, которые позволяли её провести в аморальном и безобразном виде. А раз так, что возможны законы, позволяющие «законно» проводить что угодно аморальное и безобразное – это мы и наблюдаем повсюду в мире.

Разумеется, как инструмент борьбы с произволом такое «гибкое» законодательство совершенно бессмысленно и по определению неэффективно. Оно не содержит в себе ни равных прав, ни равных возможностей, ни равных обязанностей для разных членов общества. Всякую захватную привилегию любой разбойник может записать, как «право» - откуда, собственно, и взялись в одночасье олигархи-миллиардеры.

Никакие бормотания о законности, никакие заклинания, шаманские камлания на её счёт – ничего дать не могут. Законность в традиционном, реалистичном смысле слова – либо есть, либо её нет.

И выражается стремление к законности только в одном: в наделенческом движении, которое наделяет, закрепляет за человеком неотчуждаемые права и неотчуждаемые предметы пользования. 

----------------------------------------------------
[1] Само представление про ОБЪЕКТИВНУЮ РЕАЛЬНОСТЬ религиозно, оно связано с верой в абсолютный архив, в котором абсолютная Справедливость ведёт учёт всех событий и поступков для небесного суда, беспристрастного, и тем противопоставленного земному суду. Если представить себе, что такого абсолютного архива и абсолютной справедливости нет – то получится, что нет и объективной оценки. Кто кому чего навязал – то и есть правда. Отсюда и знаменитый афоризм: «у побеждённых нет истории; историю для них пишут победители».
[2] Метод Шахматова - говорит о личной заинтересованности автора любого текста представить дело по своему, иногда осознанной, а иногда и неосознанной (классовой). Шахматов дополнил вопрос «о чём написано в источнике?» вопросом «кто и с какой целью писал?», полагая, что без понимания мотивации авторов невозможно оценить качество источника информации.

Александр БЕРБЕРОВ, научный обозреватель; 6 июля 2021

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Подписка

Поиск по сайту

  • Литературные новинки - "старинки": "Певчий Кенарь"

    Литературные новинки - "старинки": "Певчий Кенарь" А вот вам экзотики, дорогой читатель! Наверняка знакомый вам разносторонний автор А. Леонидов (Филиппов) опубликовал в столице свою повесть "Певчий Кенарь". Повесть 1990-го года, она как бы от начала этого автора, на любителя: посмотреть, чем он начинал и с чего начинался как автор и публицист. "Мне кажется, что повесть не так проста" - пишет один из комментаторов - "как кажется на первый взгляд - с её линейным, бытовым почти лишённым приключений сюжетом. Существует символический план, который всё больше приоткрывается ближе к концу: порезать вены на гулянке, о банкетный стакан - согласитесь, совсем не то же самое, что в ванной...

    Читать дальше
  • Литературные новинки: "Числа" А. Леонидова

    Литературные новинки: "Числа" А. Леонидова Тому, кто уже знаком с творчеством нашего автора, будет небезынтересно прочитать его новое произведение - драматичное по сюжету, и философское по сути. Жанр его автор определил как "сентиментальный вестерн". Недавно книга выпущена в издательстве "День Литературы" в Москве. В книге мы встречаем прежнего Леонидова - человека, обеспокоенного судьбой цивилизации и человеческого Разума, но, вместе с тем, представляется, что автор "растёт", он говорит всё более ёмко и весомо, сочетает прошлые творческие успехи с совершенно новыми направлениями. "Вестернов" Леонидов доселе не писал, а суть эксперимента - посмотреть на русскую трагедию XXI века с неожиданной стороны, издалека, сопоставляя с заокеанскими реалиями. Книга получилась сложной, "просветительской", но, на наш взгляд - интересной для широкого круга читателей. Думающий человек не может не задаваться теми вопросами, которые, в меру своих сил, наш постоянный автор решает в своих "Числах"...

    Читать дальше
  • Дети, Крым, счастье, позитив...

    Дети, Крым, счастье, позитив... В нашей жизни очень много грустных новостей. И потому мы часто забываем, что кроме мрачной геополитики есть ещё и просто жизнь. Наши дети выходят в жизнь и занимаются творчеством, создают нехитрые истории о своём взрослении, создавая позитивные эмоции всякого, кто видит: жизнь продолжается! Канал без всякой политики, о замечательных и дружных детишках, об отдыхе в русском Крыму и не только - рекомендуется всем, кто устал от негатива и мечтает отдохнуть душой!

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека — А. Прокудин