Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 58,4296 руб.
  • Курс евро EUR: 68,0822 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,2039 руб.
Январь
пн вт ср чт пт сб вс
  01 02 03 04 05 06
07 08 09 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31      

​ОБМЕННЫЙ БАЛАНС

​ОБМЕННЫЙ БАЛАНС В чем главная проблема неэквивалентного обмена в торговле? В том, что он истощает слабую сторону, приводит к её исчезновению. Если некто, торгуя, с каждым оборотом живет все хуже и хуже, то он либо бросит такую торговлю, либо (если очень упорный) – умрет от истощения в конечном итоге. У нас неэквивалентный обмен разбирали, в основном, в монографиях по истории, описывая колониальную торговлю: пресловутые стеклянные бусы, которые менялись на золотой песок, ценные меха за бутылку водки (в более позднее время) и т.п.

Само понятие «unequal exchange» связано прежде всего с экономистом Аргири Эммануэлем, озвучившим его в 1972 году[1]. Кратко говоря, Эммануэль считал, что капиталисты недоплачивают за труд в колониях, чтобы иметь возможность переплачивать за труд в метрополиях. Другие другие экономисты считали его теорию недостаточно точной[2].

Амин (1980), например, дает объяснение путем выделения сосуществования некапиталистических и докапиталистических способов производства вместе с капиталистическими[3]. Так возникает конфликт не между классами общества, а между нациями.

Новые конкурентные преимущества, недавно приобретенные отдельными странами "полупериферии", и последовавшая деиндустриализация некоторых прежних центров индустриального производства на Западе — в ходе которой капитал переместился к дешевому труду — задали большую загадку теории неэквивалентного обмена.

Как, каким образом, а главное – почему часть прибыли от перемещенного производства продолжает экспортироваться?[4]

Немало споров среди экономистов и социологов о том, можно ли говорить об эксплуатации богатыми нациями бедных, были ли последние "заново развиты" или наоборот, «недоразвиты» колониализмом и капитализмом? Поскольку ученые различных убеждений выносят суждения о "справедливом" обмене исходя из разных критериев (например, трудно рассчитать теоретическую "трудовую стоимость" в сопоставлении просто с ценами и стоимостями), то у них нет точного решения. Они вышли из пространства науки в пространство пристрастий и домыслов.

Мы постараемся вернуть экономическую науку обратно к точности измерений и логическому единообразию ответов. Ведь даже и при наличии множества противоречий, концепция неэквивалентного обмена сохраняла полезность, выявляя аспекты природы торговых отношений между богатыми и бедными странами, центром и периферией. Если бы науке удалось нащупать ТОЧНОЕ решение – трудно было бы переоценить важность такого акта…

+++

Попытки экономистов свести все к колониальным отношениям и официально начисленным заработным платам сделали затруднительным изучение проблемы ОБМЕННОГО БАЛАНСА – одной из важнейших проблем экономического познания.

Попытаемся раздвинуть рамки, опираясь на нашу теорию денег. В нашей трактовке (ЭиМ) – деньги не инструмент обмена трудами, а доверенность хозяина территории на пользование (извлечение благ) из подконтрольных ему «дармовых» даров природы. Этим деньги отличаются от ряда других ценных бумаг, среди которых могут быть и обменные талоны труда на труд. Однако сделки по бартерным схемам (в стиле «куриное яйцо как билет на театральное представление») – не могут быть деньгами и не могут называться деньгами. Деньги тесно и неразрывно связаны с сувереном, хозяином территории. Если он исчезает – исчезает и всякая ценность денег, тогда как ни куриные яйца, ни театральные представления никуда не исчезают с гибелью конкретной империи. А вот деньги (заключенная в них ценность) – исчезают. Деньги запрещено изготавливать кому-либо, кроме Хозяина территории, и он за этим ревниво следит. Если вы сделаете из золота колечко или брошку – это будет ювелирное искусство, а если из того же золота той же пробы сделаете червонец – это будет тяжкое преступление.

Деньги не существуют отдельно от власти. Неграмотно говорить – «деньги и власть» - это две стороны одной медали. Деньги, совсем уж кратко – КУСОЧЕК ВЛАСТИ. Если той власти, которая их выпустила, больше нет, то и в её кусочке никакой власти тоже больше нет. С деньгами бывшей власти вы остаетесь ни с чем (и выручить вас могут только нумизматы!).

НЕЭКВИВАЛЕНТНОСТЬ ОБМЕНА начинается именно здесь, в этой точке. Не в точке обмена стеклянных бус на золотой песок или песцов на поллитру. А в том, что на рынке ходят под одной маской «ТОВАР» и бухгалтерски ничем друг от друга не отличаются вещи ДАРМОВЫЕ и ВЫРАБОТАННЫЕ.

Конечно, лес на корню будет стоит дешевле, чем пиломатериалы в штабелях – но, однако же, и то и другое – товар, покупается он и продается за одни и те же деньги, и никакую экономическую разницу бухгалтерия между двумя видами леса не видит.

Власть, узурпировав определенную территорию, получает вместе с территорией (в этом и смысл) все дармовые блага этой территории. Затем власть выпускает от своего имени (и с этим очень строго) – деньги, т.е. свои кусочки, доверенности на разработку природных ресурсов её территории.

Поскольку дармовые блага в экономике первичны (хлеб не бывает без почвы, а металл – без рудной жилы) – доверенности на разработку дармовых благ начинают использоваться и трудящимися при обмене труда на труд. Вторичные товары, выработанные трудом, реализуются за те же самые деньги, за которые выдаются и первичные, дармовые: за определенную сумму рублей можно купить и определенный участок земли (дар природы) и определенное количество хлеба (продукт выработки).

Эта неэквивалентность обмена между властью и подданными (власти деньги ничего не стоят, она их может сколько угодно напечатать, и ни при какой инфляции власть не бедствует и не нуждается) – ПЕРВИЧНА.

Все прочие формы неэквивалентности вытекают из этой первичной неэквивалентности обмена ВЛАСТИ И ПОДЧИНЕНИЯ. Если мы начнем считать отсюда - мы все –точно рассчитаем. А если от зарплат африканских рабочих, как Эммануэль – то мы, конечно, в точности ничего рассчитать не сможем…

+++

Обменный баланс нельзя изучить, загнав его в классовую или колониальную специфику. С точки зрения классовой теории, малый предприниматель, едва сводящий концы с концами, и живущий в нищете – это буржуазия. А Чубайс, ежемесячно получающий зарплату 1 млн. долларов США – пролетарий. Он ведь работает по найму, и получает фиксированную зарплату. Если мы будем учитывать отношения того и другого к власти – мы увидим реальность, а не схемы.

Колониальные и компрадорские отношения тоже не смогут нам всего объяснить. В каждой, даже самой богатой метрополии, есть свои «внутренние колонии» - бомжи, клошары, и т.п. А в каждой, даже самой униженной колонии есть внутренние цепочки товарообмена, никак не связанные с мировой торговлей. Строго говоря, обменный баланс есть сохранения равенства роста прибыли обменивающихся сторон. Без роста прибыли обмен лишен смысла, а при неравенстве – вреден.

+++

В результате обмена от какого либо комплекса (назовем его Z) отнимается товар одного вида в обмен на прибавление товара другого вида. Операция равенства обменного баланса идет по простенькой формуле z-x+y = z

В условиях нарушения обменного баланса возникает ситуация z-x+y<z. Формула показывает нам с математической сухостью, что ведущейся по ней обменный процесс истощает систему «z».

А что такое система «z»? Это любая система, выделяющая любой продукт («х» - под этим значком может скрываться любой продукт) и получающая в обмен на выделенные блага импортируемые блага «y». Здесь мы тоже видим предельную условность. Она для теоретической экономики очень важна. Ведь не важно, меняются ли яблоки на груши, металлы на топливо или рубашки на тапочки.

На первый взгляд, конфигурация z-x+y<z очень выгодна оппонирующему производственному комплексу. Назовем его Q.

При взятых условиях Z-x+y<Z< Q+х-y >Q. То есть, опять же чисто математически, следует расширение и рост системы «Q» под которой мы подразумеваем любую систему, разоряющую «Х».

В быту это называется практикой «неэквивалентного обмена» и составляет основу капиталистической сверхприбыли, двигателя рыночного энтузиазма игроков.

+++

Попробую объяснить попроще. Я выращиваю четыре дыни, каждая их которых обходится мне по себестоимости в 1 рубль. Чтобы получить арбуз, я продаю три дыни по два рубля, получаю (6-3) = 3 чистой прибыли. Производитель арбуза тоже тратит рубль на 1 арбуз. Но мне продает арбуз за 3 рубля (причины я пока не рассматриваю).

Получается вот какая цепочка: 4 арбуза по 3 рубля = 12 рублей. За вычетом издержек – получаем 8 рублей.

4 дыни по 2 рубля = 8 рублей, за вычетом издержек – остается 4 рубля. Получается, что мы не просто меняем 4 арбуза на 4 дыни (или 4 помидора на 4 огурца). Мы меняем в денежном (шире говоря – затратном) выражении 8 рублей на 4 рубля.

Возможность так смошенничать объявлена главным призом в глобальном казино рыночной экономики. На самом деле ситуация неэквивалентного обмена (когда усилия и тяготы обменивают на неравноценные усилия и тяготы у двух производителей).

+++

Читатель скажет – какая ерунда! Подсчитать затраты у производителей арбузов и дынь, огурцов и помидоров, и прекратить неэквивалентный обмен золотого песка на стеклянные бусы! Мол, пройденный, пережитый этап!

Не все так просто, читатель-друг! Рубли, в которых мы считали, не совсем рубли. Лучше было бы их назвать «условными единицами возможностей» - но тогда все станет совсем сложно. Пусть уж остаются рублями.

Но примем к сведению: рубли затрат бывают субвентивными и субсидарными. Субвенция – это субсидия, которую не нужно возвращать.

Самое главное, вытекающее из этого: неэквивалентный (колониальный, грабительский) обмен может быть не только при обмене дорогого на дешевое, но и при обмене формально равноценного. Тут важнее всего – сколько в издержках было субвентивных рублей, а сколько субсидарных?

Непонятно? Попробую проще: чтобы сделать вещь, я занял 10 рублей. И вы заняли 10 рублей, чтобы сделать другую вещь. Теперь мы обменялись нашими поделками в пропорции 1:1. Справедливо? Теперь внесем новую вводную – мне возвращать 10 рублей по каким-то причинам не нужно, а вам нужно… И сразу эквивалентный (вроде бы) обмен стал неэквивалентным (колониальным, грабительским).

+++

В силу всего вышесказанного обменный баланс затрагивает непосредственно весь образ жизни, и эквивалентность присутствует не в равных стоимостях обмена, а в равной динамике роста уровня жизни обменивающихся сторон. Это главный вывод, из которого у нас последуют и другие…

(Продолжение следует)


СНОСКИ:


[1] По его мнению, низкий уровень заработной платы в таких странах ведет к международному обмену, предполагающему отток экономического излишка в капиталистические страны центра, ибо в ходе международной торговли товары обмениваются таким способом, что на них приобретаются товары, содержащие большее количество затраченного рабочего времени (то есть большую стоимость), чем те, на которые их обменивают. Это явление нельзя объяснить просто разницей в "производительности" в результате квалификации и затрат капитала и т.д. в более развитых странах (см. также Трудовая теория стоимости) . Эммануэль утверждает, что главной причиной неэквивалентного обмена является исторически высокая заработная плата в развитых нациях благодаря способности мощных профсоюзов поддерживать более высокий уровень по сравнению с низкой заработной платой в бедных странах, вызванной значительным излишком рабочих рук. Данный процесс, по Аргири Эммануэлю, усиливается и высокой "этической заработной платой" рабочих развитых стран, а в бедных нациях имеет место порочный цикл способствующий как низкой заработной плате, так и более низкой выручке от внешней торговли.

[2] В частности, Эммануэль неудовлетворительно проводит различие между стоимостью рабочей силы и ценами. Он также игнорирует следующий факт: в бедных нациях эксплуатация в результате неэквивалентного обмена дополняется эксплуатацией в процессе производства.

[3] В бедных нациях труд доступен капитализму без необходимости сколько-нибудь широкого внедрения программ соцобеспечения. Процесс, в котором ресурсы или стоимости перемещаются таким образом, вошли в капиталистический сектор из некапиталистического, Амин называет сверхэксплуатацией.

[4] Однако долговременные значения подобных изменений нелегко предсказать, ведь они могут предполагать или не предполагать низкие уровни занятости, заработной платы, улучшать или не улучшать оплату труда и новую диверсификацию производства в таких обществах. Многие экономисты считают изменения, ныне наблюдаемые во многих развивающихся странах, способными привести их к конкуренции с упрочившимися капиталистическими экономиками центра, повторяя путь Японии.

А. Леонидов-Филиппов.; 20 августа 2014

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • В.Авагян: "СЕЯЛКА ИЛИ ДАВИЛКА"?

    В.Авагян: "СЕЯЛКА ИЛИ ДАВИЛКА"? ​Основное противоречие США, как мирового гегемона заключается в конфликте расширяющейся, углубляющейся политической экспансии – и сжимающимся контуром экономических отношений. Чем больше поглощает империя – тем больше она разоряет тех, кого поглотила. Если у нормальных империй после захвата начинается восстановление разрушенных борьбой экономик, уже на своей территории, то для США после их победы начинается разорение, выжирание и вымаривание дотла побеждённого.

    Читать дальше
  • …И С ВЕЧНОСТЬЮ ДЫШАТЬ В ОДНО ДЫХАНЬЕ…

    …И С ВЕЧНОСТЬЮ ДЫШАТЬ В ОДНО ДЫХАНЬЕ… «Можно изображать становление национальной буржуазии» – говорит герой новой книги «Волки из пепла» Александра Леонидова – «А можно национальной интеллигенции… Но когда это в одном лице – то смешно получается». И действительно, получилось смешно. Но не в том смысле, что получилось плохо, а в том, что всё произведение пронизано тонким и психологическим юмором, включило в себя сочное богатство народного анекдота, именно язык, а не сюжет анекдотической (в хорошем смысле слова) речи. Если говорить о сюжете, то действительно, персонаж не солгал: основное содержание – становление в РФ национальной буржуазии и национальной интеллигенции. Они метафизически противопоставляются космополитам и компрадорам во власти и быдловатой, худшей части народной толпы.

    Читать дальше
  • В. АВАГЯН: "ТРИЕДИНЫЙ ДЕКРЕТ"

    В. АВАГЯН: "ТРИЕДИНЫЙ ДЕКРЕТ" ​Вот представьте, что вы – производитель сковородок. Конкурентов у вас нет: продуманный протекционизм вытеснил с рынка иностранные сковородки. При этом зарплаты и пенсии в стране растут. И при этом повышать цены запрещено. Людям куда деваться? Они идут и покупают ваши сковородки. Чужих они купить не могут: чужих с рынка удалили. Не покупать – зачем тогда деньги? Продать им дороже твёрдой цены вы не имеете права. Таким образом, перекрывая все сливы капиталов (за границу, в спекуляцию и др.) вы канализируете энергию производительного труда в рост производства. Ваше производство сковородок растёт, предложение расширяется. Вы обновляете производственные фонды, обеспечиваете занятость на рынке труда, ищите новые технические решения, придумываете новые виды продуции...

    Читать дальше

Свобода - более сложное и тонкое понятие. Жить свободным не так легко, как в условиях принуждения. — Томас МАНН.