Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Июль
пн вт ср чт пт сб вс
    01 02 03 04 05
06 07 08 09 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    

ПЛОХО?! ЭТО ХОРОШО!

ПЛОХО?! ЭТО ХОРОШО! Интересно отметить, что уже в 20-е годы прошлого столетия правительство США понимало, что нужно планировать не только в экономической, но и в социальной сферах. Тогда в ходе предвыборной кампании Герберт Гувер обещал каждому американцу «курицу в кастрюле и машину в гараже». Обратите внимание, в начале прошлого века! Не как современная российская власть, которая обещает избирателю снизить инфляцию, увеличить производительность труда или ввести страну в ВТО. Гувер не говорил с американскими избирателями о непонятных обывателю вещах. Он обещал то, что нужно человеку: курицу в каждой кастрюле и машину в каждом гараже – и перед великой депрессией свое слово сдержал.

Американцы начали планировать раньше нас, а то, что их замыслы иногда, как и у нас срывались – не отвратило их от самой идеи. Людям нужно улучшение качества жизни. Их мало волнуют методы управленцев: делайте, что нужно, если вы профессионалы, а не вруны, но чтобы СТАЛО РЕАЛЬНО ЖИТЬ ЛУЧШЕ! Таков завет демократии своим выдвиженцам.

Российская «демократия» настолько самобытна, что предлагает избирателю нечто обратное: константу «непопулярных решений» и искреннюю веру приватизаторов в волшебную силу шпицтруттенов. Её главный предвыборный лозунг, разделяемый всеми «демократическими силами» – ЧТОБЫ ЖИТЬ ЛУЧШЕ, НАДО НАЧАТЬ ЖИТЬ ХУЖЕ. Логическое противоречие очевидно, но российскую «демэлиту» оно не волнует: ведь речь идет не о каком-то частном заблуждении, а о КОНЦЕПТУАЛЬНОМ ИЗВРАЩЕНИИ сути понимания экономики и государственного строительства.

Алексей Рощин, социальный психолог, консультант, политтехнолог 31 января 2012 года выступил в популярной газете «Взгляд» со статьёй «Да ну его на фиг». Название характерное, содержание ещё более того. Точно передано настроение российской элиты: несерьёзная игривость, склонность к сарказму и черному юмору плюс искреннее убеждение в том, что надо терроризировать низы для развития экономики.

Рощин пишет: «Во всем мире, всегда и везде причина улучшения качества работы одна – конкуренция. Больше конкуренции – больше старания, больше самоотдачи… Тут только страх – чуть расслабишься, так тебя или новый работник с рабочего места подвинет, или твоя фирма разорится, не выдержав сравнения с другими.

И это еще не всё. Если в стране отличная соцзащита, прекрасное пособие по безработице – тебе и на разорение будет начхать. Подумаешь, уволили! Посижу на пособии, делов-то. С таким настроением роста не будет… То есть не только конкуренция, но и голод. Вот два самых реальных – и единственных, по большому счету – двигателя экономического роста. Когда ты должен бежать, все время, высунув язык, с красными от недосыпа глазами, и все равно чувствовать при этом неотвязное дыхание конкурентов у себя за спиной… На всех уровнях… Вот только так страны добиваются настоящего экономического роста. Всеобщий постоянный стресс. Знаменитое – «человек человеку – волк!»

Вот он, апофеоз лоббируемого М.Прохоровым «увеличения рабочего дня плюс сокращение гарантий». Человек ведь не шутит и не кривляется. За его пронзительно-искренними откровениями стоит вера, что «только так» и «никак иначе». Какая там курица в КАЖДОЙ кастрюле! Какой автомобиль в КАЖДОМ гараже! Страх и голод – вот что становится, по его мнению, двигателем экономического роста.

Может, Гувер и в самом деле ошибался, планируя перед великой депрессией всеобщее благосостояние? Может, Рощин прав – чтобы больше зарабатывать, нужно больше работать? Тупо наращивать интенсивность труда, чтобы выпускать все больше и больше продукции?

И тут возникает главный вопрос: если все боятся и голодают, ходят, высунув язык и с красными от недосыпа глазами, если соцпособия минимальны, то КОМУ АДРЕСОВАН И ДЛЯ КОГО ОСУЩЕСТВЛЯЕТСЯ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ РОСТ?

И следует ответ, который все расставит по своим местам: Рощин, а до него М.Прохоров просто описали идеал КОЛОНИАЛЬНОЙ экономики, работающей не на себя, а на внешнего потребителя. Страх и голод нужны в колонии, чтобы как можно больше, дешевле и бесперебойно отгружать продукцию в благоденствующую метрополию. Не доедим, но вывезем!

Если мы планируем экономический рост ДЛЯ СЕБЯ, то он никогда не базируется на страхе и голоде. В Западной Европе, например, ничего подобного близко не было. А рост был. И при либералах, и при социалистах. Был мощный экономический рост при наличии достаточных социальных пособий и отсутствии страшилок. В Японии берут человека на работу и держат его до пенсии. И в Германии также.

А если друг друга подставлять и каждые полгода менять работу, то и специалисты будут соответствующие. Что собственно мы сейчас и имеем в России. Нам не до работы: идет борьба за выживание. И попутно воровство. Никто так не ворует, никто не тащит с работы с таким неистовством, как бесправный человек со страхом грядущего голода.

В этом случае отношение к труду примитивно-линейное, они считают вопреки всякому жизненному опыту, что количество благ прямо пропорционально количеству физического труда. Мол, если за восемь часов выработано восемь мешков муки, то для выработки шестнадцати мешков муки нужно работать шестнадцать часов.

Это чушь и глупость, в которую могут верить только лишенные всякой производственной практики воры и паразиты российской приватизации. Труд бывает примитивным и умным, и один час умного труда может быть продуктивнее сотни часов черного физического труда.

Главное в экономике – вовсе не количество труда, не «коэффициент утомляемости», а разумная постановка задачи и эффективное поощрение тех, кто предложит наиболее оптимальное решение задачи. Если цель – курица и автомобиль каждому, то необходимо создать все условия для реального конкурса проектов по реализации этой задачи. Из миллионов изобретателей и предпринимателей обязательно найдутся те (самое главное, чтобы их на старте не подавили монополизм и бюрократия), кто предложит простейшее и грациозно-грандиозное решение.

Уметь ставить цели, искать кадры, защищать их от подавления элитной клановостью и чиновничьим бюрократизмом  – вот что делает труд в итоге сверхпроизводительным. Это понимал уже Гувер, но этого не понимают российские эксперты.

Николай ВЫХИН, специально для «ЭМ»; 12 мая 2012

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ​Самозамкнутость и Традиция

    ​Самозамкнутость и Традиция В детских книжках, которые я очень любил в детстве, поучительные картинки всегда изображали очень кучно и динозавров и электроны атома. В реальной жизни динозавры не смогли бы жить так близко друг от друга, а электрон далёк от ядра атома так же, как булавочная головка на последнем ряду гигантского стадиона была бы далека от теннисного мячика в центре стадиона. Но нарисовать так в книжке нельзя – потому рисуют кучно, сбивая масштабы. Та же беда случается всегда и с историей цивилизации. Оглядывая её ретроспективно, из неё сливают огромные пустоты разреженного протяжения, оставляя близко-близко друг от друга значимые факты духовного развития.

    Читать дальше
  • "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..."

    "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..." Московское издание полной версии романа А.Леонидова "Иго Человеческое" - не оставит равнодушным никого, кто думает о судьбе Отечества, да и просто об устройстве человеческой жизни. В остросюжетной форме исторического повествования автор ставит самые глубинные и "проклятые" вопросы, на которые бесстрашно, порой, может быть, опрометчиво - даёт ответы. Спорить с автором в данном случае ничуть не менее полезно, чем соглашаться: произведение ВЗРОСЛИТ, независимо от отношения читателя к заявленным идеологемам.

    Читать дальше
  • ​«Легенда о Китеже» и западная советология

    ​«Легенда о Китеже» и западная советология Чтобы понять, о чём речь, предлагаю сперва рассмотреть условную, умозрительную модель, которую пока не привязываю ни ко времени, ни к географическому месту. Модель начинается словом «Допустим». Просто допустим, что есть система, в которой житейские доходы человека неопределённые. В силу неопределённости (обозначаемой алгебраическим «х») они могут быть любыми. Есть вероятность любого значения «х». «Х» может быть равен 0, 1, 2, 5, 100 и т.п. Личные доходы человека не ограничены ни сверху, ни снизу. Они строго индивидуальны: могут быть сколь угодно большими, а могут и вообще отсутствовать (=0).

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношение каждого конкретного человека..