Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Сентябрь
пн вт ср чт пт сб вс
  01 02 03 04 05 06
07 08 09 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30        

ЗАТРАТЫ: НЕ ПОТЕРИ, А БУДУЩЕЕ!

ЗАТРАТЫ: НЕ ПОТЕРИ, А БУДУЩЕЕ! ​В экономической науке некоторые не разделяют затрат (издержек) - от потерь. Мы разделяем. С точки зрения нашей школы экономики, затраты носят необходимый характер, а потери – необязательный характер, и связаны с бесхозяйственностью. Если продырявить водопровод, то часть воды уйдёт не в кран, а в землю, и это – потери (а для либералов – те же самые издержки, затраты). Устраняя потери, мы не снижаем качество жизни людей. А вот перекрывая им воду – вентилем или высокими тарифами на воду – снижаем им качество жизни.

Если уступать либеральным взглядам, и считать неоправданные ничем, кроме головотяпства, потери «теми же самыми cost[1]», то придётся выделять два вида снижения затрат (издержек): оптимизаторский и античеловечный.

В первом случае снижается только «дань бесхозяйственности», которая пропадала зря, никого не обогащая. Во втором случае (капиталистическая «оптимизация производства» чаще всего имеет в виду именно его) – очевидно человеконенавистничество, стремление снизить затраты, издержки ценой снижения качества жизни людей.

Именно в силу этой глубокой разницы я и предлагаю разделять производственные потери (утраты) от производственных затрат (издержек).

Потери – это потери, их нужно устранять полностью. Затраты и издержки – неустранимы, в них заложена прибыль членов общества. С точки зрения макроэкономики:

Качество жизни НИЗОВ соответствует количеству затрат ВЕРХОВ.
Если качество жизни В СТРАНЕ растёт, то и затраты СИСТЕМЫ растут.
Наоборот, снижение качества жизни – снижает затраты (издержки).

Ещё раз повторю: говорим не о бессмысленных потерях, а о необходимых и оправданных затратах, вложениях в будущее.

Сам термин «оптимизация» не может быть применён, например, к сокращению персонала или сокращению зарплат. Что же в таком человеконенавистническом поведении работодателя оптимального и что оптимистичного?

Оптимизация в научном смысле слова – это залатать дырявую трубу, заткнуть сквозняк из щели, словом, сократить потери, не имевшие смысла и возникшие случайно, по недогляду.

Когда же речь идёт о массовых сокращениях, о повышении пенсионного возраста или сокращении заработков – то тут нужно слово покрепче и потемнее. Например, «экономический геноцид». Но уж в любом случае – не «оптимизация производства»!

+++

Суть «модели совершенства» нашей школы экономики заключается вот в чём: вообразите воронку или конус, или пирамиду. У всех этих геометрических фигур есть точка минимума и точка максимального расширения.

Если мы (как Данте) пойдём по тропе внутри воронки, то будем сходить (по серпантину) с широкого на узкий круг.

С точки зрения затрат окончательное экономическое совершенство заключается в ноле издержек. Но это – кладбище, на котором ничего уже не делается и не происходит. С точки зрения качества жизни экономическое совершенство заключается в бесконечных затратах (издержках). Как вы понимаете, это вариант «дать всем всё и сразу» - тоже не подходит реальной жизни.

Поэтому реальная экономика находится внутри нашего конуса или воронки, где-то на среднем уровне. Экономность не может свести затраты к нолю, но и качество жизни не может вывести затратность на бесконечность. Между принципом экономности ресурсов и принципом улучшения быта отыскивается какой-то компромисс – ближе к основанию или вершине пирамиды.

+++

Принцип экономности – инстинкт экономического поведения. Врождённый инстинкт. Суть его в том, что нанимая работников или покупая вещь, мы всегда выберем более дешёвый вариант, при прочих равных условиях. Это выразил рекламный слоган «А если нет разницы – зачем платить больше?», претендующий на философское откровение.

Принцип качества жизни – внутренняя сакралия природы человека, которая, когда не замутнена и не блокирована, стремится, чтобы окружающие люди жили хорошо. Нам неприятны чужие страдания, запредельность чужой нищеты и горя – даже если нас лично они никак не касаются. Имея возможность помочь – мы охотно помогаем, в том числе и безвозмездно, если для нас это не трудно.

Особенно мы любим помогать ближнему за чужой счёт. Так, чтобы и ближнему хорошо, и нам не накладно. Из этого, между прочим, вырос колониализм: грабили дальних (африканцев, например), чтобы улучшить за их счёт положение своих ближних (англичан). Человек и сегодня охотно поддерживает любое пособие неимущему, если это пособие не изымается из его доходов. Когда же помощь неимущим изымается из личных доходов человека, то отношение к процессу гораздо более сложное и менее однозначное. Мы легко отдаём чужое. Но как бы ни были велики наши доходы - если они стали "наши", то нам очень трудно с ними расстаться...

В сложном диалектическом противостоянии принципов экономности (прав собственности) и качества жизни (прав человека) рыночные инструменты отвечают за экономию, и, действуя неограниченно, постепенно сводят затраты к нолю.

Имеется в виду бесконечная затратность положения «обеспечить всем всех». Такой подход максимально обеспечивает общий уровень качества жизни и прав человека. Но он требует очень сложной и трудоёмкой деятельности, высочайшей степени ответственности «элит».

Если же упростить задачу до «обеспечить всем узкий круг людей», то и сложность, и трудоёмкость, и ответственность работ для «элиты» снимаются. Узкий круг обеспечить легко и довольно малозатратно. Тем, кто внутри узкого круга – безразлична судьба остальных, а решения, увы, принимаются именно в этом узком кругу.

Так постепенно принцип экономности сужает шаг за шагом качество жизни и права подавляющего числа людей. И сводит в итоге затраты системы (в том числе и ресурсные) близко к нолю.

Необходимо, чтобы рыночным инструментам экономности противостояли инструменты социальности, которые уравновешивали бы стремление собственников к снижению затрат, сокращению издержек. Инструментам социальности свойственна обратная проблема: они склонны, под влиянием своего благородства, громоздить сверхзатратные проекты, умножать затраты и издержки системы на людей, чем тоже могут вызвать коллапс общества.

Однако же (и XIX век в полной мере это доказал) – невозможно жить в системе, в которой господствуют только рыночные системы перманентной экономности. Снижение издержек капитанами бизнеса приводит к гуманитарной катастрофе.

И если мы забудем об этом – мир повторит «великую депрессию» 30-х годов ХХ века, а может и вызванную депрессией мировую войну…



[1] Англ. – издержки и затраты на производстве всех видов, общая сумма затрат при производстве чего-либо.

Вазген АВАГЯН, специально для ЭиМ.; 20 апреля 2018

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ​Самозамкнутость и Традиция

    ​Самозамкнутость и Традиция В детских книжках, которые я очень любил в детстве, поучительные картинки всегда изображали очень кучно и динозавров и электроны атома. В реальной жизни динозавры не смогли бы жить так близко друг от друга, а электрон далёк от ядра атома так же, как булавочная головка на последнем ряду гигантского стадиона была бы далека от теннисного мячика в центре стадиона. Но нарисовать так в книжке нельзя – потому рисуют кучно, сбивая масштабы. Та же беда случается всегда и с историей цивилизации. Оглядывая её ретроспективно, из неё сливают огромные пустоты разреженного протяжения, оставляя близко-близко друг от друга значимые факты духовного развития.

    Читать дальше
  • "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..."

    "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..." Московское издание полной версии романа А.Леонидова "Иго Человеческое" - не оставит равнодушным никого, кто думает о судьбе Отечества, да и просто об устройстве человеческой жизни. В остросюжетной форме исторического повествования автор ставит самые глубинные и "проклятые" вопросы, на которые бесстрашно, порой, может быть, опрометчиво - даёт ответы. Спорить с автором в данном случае ничуть не менее полезно, чем соглашаться: произведение ВЗРОСЛИТ, независимо от отношения читателя к заявленным идеологемам.

    Читать дальше
  • ​«Легенда о Китеже» и западная советология

    ​«Легенда о Китеже» и западная советология Чтобы понять, о чём речь, предлагаю сперва рассмотреть условную, умозрительную модель, которую пока не привязываю ни ко времени, ни к географическому месту. Модель начинается словом «Допустим». Просто допустим, что есть система, в которой житейские доходы человека неопределённые. В силу неопределённости (обозначаемой алгебраическим «х») они могут быть любыми. Есть вероятность любого значения «х». «Х» может быть равен 0, 1, 2, 5, 100 и т.п. Личные доходы человека не ограничены ни сверху, ни снизу. Они строго индивидуальны: могут быть сколь угодно большими, а могут и вообще отсутствовать (=0).

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношение каждого конкретного человека..