Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Сентябрь
пн вт ср чт пт сб вс
  01 02 03 04 05 06
07 08 09 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30        

РУССКАЯ КУЛЬТУРА В ПАСХУ И О ПАСХЕ

Пасхалия – очень важна и глубоко укоренена в литературе России. Практически нет ни одного великого писателя, который, так или иначе, не отдал бы дани пасхальной радости,и разве что М.Горький составляет исключение...

РУССКАЯ КУЛЬТУРА В ПАСХУ И О ПАСХЕ Поэтому античная, гераклическая модель радости подразумевает постоянное превышение горькой скорби над радостью. Пасхальная же радость лежит в основе человеколюбия, поскольку являет собой радость победой Бога, а не личной победой. Гераклическая радость делит людей на винеров и лузеров, победителей радующихся, и неудачников скорбящих.

Пасхальная радость объединяет всех, не разделяет людей, не требует чужой скорби как платы за собственную радость.

Именно поэтому и для светской культуры пасхальная радость так важна, так актуальна – если книга стремится к добру и свету, она не должна окунаться в мрачный гераклизм псевдорадости на чужом горе.

Уже упоминавшийся М.Горький неожиданно всплыл в восторженном очерке С.Шаулова о скоробогатом олигархе ельцинского времени. Рассказав, что ещё до 30 лет этот деятель стал долларовым миллионером, перечислив его виллы, яхты и забавы, Шаулов неожиданно бросает читателям инвективу из М.Горького:

А вы на земле проживете,
Как черви слепые живут:
Ни сказок про вас не расскажут,
Ни песен про вас не споют!

Не думаю, что сам Горький, сочиняя «Легенду о Марко» предполагал, что его творчество будут использовать апологеты куражливых воров и «умеющих жить» циников. Тем не менее, по великому открытию Н.Добролюбова, писатель очень часто отражает во всем реализме явления, истинного смысла до конца не осознавая. Противопоставив людей, о которых говорят, песни поют людям простым, неприметным на вид, уподобив простых людей «слепым червям», М.Горький внес свою лепту в утверждении гераклической модели радости: не победил, не поверг кого-то на землю, не обогнал кого-то на ристалище – и радоваться тогда нечего!

Но гераклизм русской культуре несвойственен, лучшие писатели России всегда стояли на позициях пасхальной радости, которая отнюдь не слабоумна, но, с другой стороны, и не требует винерского злопыхательства.

Например, Ф. М. Достоевский тему воскресения раскрывает от противного — через тему тления, как раскрытие категорического — или Христос воскрес или жизнь бессмыслена (ср. искушение иноков смрадом от тела старца Зосимы, затхлая баня как ад Свидригайлова, Смердяков как главный отрицательный персонаж). Князь Мышкин в романе «Идиот», рассматривая в доме Рогожина картину Гольбейна «Мёртвый Христос», восклицает: «Да от этой картины у иного ещё вера может пропасть!». В «Братьях Карамазовых» старец Зосима рассказывает о внутреннем обновлении его старшего брата на Пасху.

«Дни наступили светлые, ясные, благоуханные, Пасха была поздняя. Всю-то ночь он, я помню, кашляет, худо спит, а на утро всегда оденется и попробует сесть в мягкие кресла. Так и запомню его: сидит тихий, кроткий, улыбается, сам больной, а лик весёлый, радостный. Изменился он весь душевно — такая дивная началась в нём вдруг перемена! … Скончался же на третьей недели после Пасхи, в памяти, и хотя и говорить уже перестал, но не изменился до самого последнего своего часа: смотрит радостно, в очах веселье, взглядами нас ищет, улыбается нам, нас зовёт».

И.Шмелёв в повести «Лето Господне» ярко показывает восприятие мальчиком праздника Пасхи:

«— Христос воскре-се из мёртвых…

— Ну, Христос воскресе… — нагибается ко мне радостный, милый Горкин.

Трижды целует и ведёт к нашим в церковь. Священно пахнет горячим воском и можжевельником.

…сме-ртию смерть… по-пра-ав!.. Звон в рассвете неумолкаемый. В солнце и звоне утро. Пасха, красная …Я рассматриваю подаренные мне яички. … И вот, фарфоровое, отца. Чудесная панорамка в нём. За розовыми и голубыми цветочками бессмертника и мохом, за стёклышком в голубом ободке видится в глубине картинка: белоснежный Христос с хоругвью воскрес из Гроба…»

Главные герои рассказов русских писателей в обыденной жизни обязаны поступать с людьми в соответствии со своим социальным статусом, тогда как на Пасху стараются отнестись к ближним хоть раз в году по-христиански. Таковы они в произведении «Баргамот и Гараська» Л.Андреева, такими изображает их А. П. Чехов в рассказе на «На страстной неделе»

Ярко пасхальный мотив выступает у Н.С.Лескова в его знаменитой «Фигуре». Особое значение Пасха имеет в романе «Мастер и Маргарита» М. А. Булгакова. Действие романа происходит в течение Страстной недели и заканчивается перед началом Пасхальной ночи, когда Воланд со свитой и главными героями покидают Москву: «Мессир! Суббота. Солнце склоняется. Нам пора». Внешний ряд событий романа в Москве представляет собой «пародию» на чин православного богослужения Страстной Седмицы (ср. Вынос Плащаницы и похороны безголового Берлиоза).

Пасха нашла отражение в творчестве таких поэтов Серебряного века, как С. Есенин — «Пасхальный благовест» («Колокол дремавший разбудил поля…»), К.Д.Бальмонт — «Вербы», И.Северянин — «Пасха в Петербурге».

Да и действие «Фауста» И. Гёте начинается в Пасхальную ночь. Воспоминание о пасхальной радости отвращает Фауста от самоубийства.

Солист группы «ДДТ» Юрий Шевчук продолжает эти традиции классики в своем произведении «Пасха»: «Думали, что всё, но только началось стали мы дождём… Пасха началась, колокольный звон, дышит медным ртом».

Это значит, что пасхальная радость о Победе Бога жива в лучших образцах русской культуры и сегодня, продолжает звать с собой на внутренний подвиг, в корне отличный от подвигов Геракла, внешних, видных, песенно-былинных, и оттого с неизбежностью отдающих показухой, презрением к «слепым червям», неспособным явно придушить льва или одолеть гидру. Тем, кто, на самом-то деле, снова и снова одерживают вечную победу созидательной любви и всепрощения над саморазрушительными проявлениями ненависти и эгоизма.

Так было, так есть и так будет!

А. Леонидов-Филиппов.; 14 апреля 2012

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ​Самозамкнутость и Традиция

    ​Самозамкнутость и Традиция В детских книжках, которые я очень любил в детстве, поучительные картинки всегда изображали очень кучно и динозавров и электроны атома. В реальной жизни динозавры не смогли бы жить так близко друг от друга, а электрон далёк от ядра атома так же, как булавочная головка на последнем ряду гигантского стадиона была бы далека от теннисного мячика в центре стадиона. Но нарисовать так в книжке нельзя – потому рисуют кучно, сбивая масштабы. Та же беда случается всегда и с историей цивилизации. Оглядывая её ретроспективно, из неё сливают огромные пустоты разреженного протяжения, оставляя близко-близко друг от друга значимые факты духовного развития.

    Читать дальше
  • "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..."

    "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..." Московское издание полной версии романа А.Леонидова "Иго Человеческое" - не оставит равнодушным никого, кто думает о судьбе Отечества, да и просто об устройстве человеческой жизни. В остросюжетной форме исторического повествования автор ставит самые глубинные и "проклятые" вопросы, на которые бесстрашно, порой, может быть, опрометчиво - даёт ответы. Спорить с автором в данном случае ничуть не менее полезно, чем соглашаться: произведение ВЗРОСЛИТ, независимо от отношения читателя к заявленным идеологемам.

    Читать дальше
  • ​«Легенда о Китеже» и западная советология

    ​«Легенда о Китеже» и западная советология Чтобы понять, о чём речь, предлагаю сперва рассмотреть условную, умозрительную модель, которую пока не привязываю ни ко времени, ни к географическому месту. Модель начинается словом «Допустим». Просто допустим, что есть система, в которой житейские доходы человека неопределённые. В силу неопределённости (обозначаемой алгебраическим «х») они могут быть любыми. Есть вероятность любого значения «х». «Х» может быть равен 0, 1, 2, 5, 100 и т.п. Личные доходы человека не ограничены ни сверху, ни снизу. Они строго индивидуальны: могут быть сколь угодно большими, а могут и вообще отсутствовать (=0).

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека..