Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Апрель
пн вт ср чт пт сб вс
    01 02 03 04 05
06 07 08 09 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30      

НЕНАВИСТЬ ПО НАСЛЕДСТВУ

НЕНАВИСТЬ ПО НАСЛЕДСТВУ В предыдущей статье мы размышляли о диссидентах и провели параллель с современными либералами. Как выяснилось, яркий представитель неутомимых борцов за всяческие свободы прав и слова Зоя Светова – потомственный диссидент, не нарушая семейной традиции воспитала трех сыновей-последователей Младший сын Тихон Дзядко в августе 2015 года принял предложение украинского телеканала «Интер» и устроился на работу корреспондентом в Вашингтон в США. До этого занимал должность заместителя главного редактора телеканала «Дождь».

Журналистская карьера Тихона Дзядко началась в 2006 году с радиостанции «Эхо Москвы». Он вел передачи «Разворот», «Супервласть», «Обложка-1» и «Одним словом». С 2007 по 2012 год работал корреспондентом в России международной организации «Репортеры без границ».




В 2013 году Дзядко пришлось уйти с «Эха Москвы» по причине разгоревшегося скандала из-за его заявлений о том, что журналистам не нужно «играть в какую-то объективность, записывать комментарии идиотов-депутатов». По схожей причине покинул и «Дождь».

Практически один-в-один он повторил слова матери об объективности для журналиста. Но если матери предоставляется возможность ссылаться на другую сторону своей сущности – «правозащитную», то прикрыть однобокость суждений Тихону не чем.

Поэтому и в США? Возможно. Из Америки освещать события, происходящие на Украине, конечно, у профессионала получится так, как он сам признался – необъективно, а, значит, в выгодном для Запада свете.

Как и критиковать российские власти, так и обвинять в разжигании гражданской войны на Украине. Хотя он сообщал, что в Вашингтон перебрался, так как интересуется выборами в США, но так ли интересны ли выборы в Америке украинскому зрителю?



Старший сын Филипп Дзядко с 2007 по 2012 год работал главным редактором журнала «Большой город». В июне того же года был уволен в связи с отказом изменять содержание издания. А контент он сотворил и правда «чудесный»: в апрельском номере на спецобложке разместил надпись, в которой сообщил о «нормальности» гомосексуализма, а петербургским депутатам и идиотам просили этот журнал не показывать.



Регулярно в «БГ» появлялись статьи в защиту сексуальных меньшинств и оппозиционного либертарианского толка – то есть, из успешного издания «Большой город» превратился в злобный либеральный листок. Причина увольнения Дзядко – резкое снижение спроса на «БГ». В 2012 году Филипп стал членом Координационного Совета оппозиции.

Средний сын Тимофей Дзядко скрытный, в отличие от братьев, и активно не демонстрирует свою крайнюю оппозиционность в медийном пространстве. С 2010 года вместе с Филлипом и Тихоном вел передачу «Дзядко» на телеканале «Дождь», с ноября 2013 года – редактор отдела «ТЭК» медиахолдинга РБК.



Кажется, параллели между советскими диссидентами и современными либеральными оппозиционерами очевидны. Прошла четверть века: цели остались те же, изменились только инструменты воздействия на соотечественников.

С помощью удобных информационных порталов россиянам предлагают однобокий и необъективный подход к любому вопросу, но, в то же время, авторы стесняются рассказать правду о себе. И тем, кто однажды поверил иностранным агентам, еще предстоит если не попасть по их вине в неудобное положение, то, как минимум, разочароваться в навязанных «размышлизмах» о свободе.

Ведь, фактически, запреты на доступ к лживым антироссийским интернет-ресурсам, обвинения ряда организаций в России в деятельности в интересах иностранных государств – ответный шаг на попытки осуществлять диверсии, но никак не ущемление прав человека.

Что посеешь, то и пожнешь.

Алексей Туманов

29 декабря 2016

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ​Самозамкнутость и Традиция

    ​Самозамкнутость и Традиция В детских книжках, которые я очень любил в детстве, поучительные картинки всегда изображали очень кучно и динозавров и электроны атома. В реальной жизни динозавры не смогли бы жить так близко друг от друга, а электрон далёк от ядра атома так же, как булавочная головка на последнем ряду гигантского стадиона была бы далека от теннисного мячика в центре стадиона. Но нарисовать так в книжке нельзя – потому рисуют кучно, сбивая масштабы. Та же беда случается всегда и с историей цивилизации. Оглядывая её ретроспективно, из неё сливают огромные пустоты разреженного протяжения, оставляя близко-близко друг от друга значимые факты духовного развития.

    Читать дальше
  • "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..."

    "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..." Московское издание полной версии романа А.Леонидова "Иго Человеческое" - не оставит равнодушным никого, кто думает о судьбе Отечества, да и просто об устройстве человеческой жизни. В остросюжетной форме исторического повествования автор ставит самые глубинные и "проклятые" вопросы, на которые бесстрашно, порой, может быть, опрометчиво - даёт ответы. Спорить с автором в данном случае ничуть не менее полезно, чем соглашаться: произведение ВЗРОСЛИТ, независимо от отношения читателя к заявленным идеологемам.

    Читать дальше
  • ​«Легенда о Китеже» и западная советология

    ​«Легенда о Китеже» и западная советология Чтобы понять, о чём речь, предлагаю сперва рассмотреть условную, умозрительную модель, которую пока не привязываю ни ко времени, ни к географическому месту. Модель начинается словом «Допустим». Просто допустим, что есть система, в которой житейские доходы человека неопределённые. В силу неопределённости (обозначаемой алгебраическим «х») они могут быть любыми. Есть вероятность любого значения «х». «Х» может быть равен 0, 1, 2, 5, 100 и т.п. Личные доходы человека не ограничены ни сверху, ни снизу. Они строго индивидуальны: могут быть сколь угодно большими, а могут и вообще отсутствовать (=0).

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека — А. Прокудин.