Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Февраль
пн вт ср чт пт сб вс
          01 02
03 04 05 06 07 08 09
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29  

88 Горбачёву: «И бездна ада их не принимает…»

88 Горбачёву: «И бездна ада их не принимает…» Когда Данте сходит в ад вместе с Вергилием, то, по сюжету, он находит там стенающих и почти растворившихся в пространстве ничтожеств. И здесь, может быть, разгадка того места, которое М.Горбачёв, надолго переживший своих основных оппонентов («и бездна ада их не принимает…») получит на том свете и в человеческой истории. Кто он? Ужасный злодей со сверхспособностями, всех обманувший и всех повергший в прах? Или же – несчастный полудурок, деревенский идиот, пускавший слюни, пока рядом резали его мать и насиловали его сестёр?

Это вопрос не праздный. Это вопрос о нашем паскудном поколении (я 1974 г.р.). Нам было бы дьявольски выгодно считать Горби суперзлодеем: это снимало бы с нас всякую ответственность за токсичный пепел державы. Но честность и справедливость не позволяют нам представить события юности в таком удобном для нас свете.

Увы! Полудурок Горбачёв упал семенем в подготовленную почву. Он пришёл в 1985 к своим, он обрёл в нас себе подобных полудурков (только чинами и влиянием поменьше), миллионы одержимых «гуманистическим кретинизмом».

И это духовное родство в «гуманистическом кретинизме» тянуло, влекло к нему не только в 80-е (когда он безусловным кумиром-«освободителем»), но многих даже ещё в 90-е. Есть и такие, совсем уж конченные, которые и сегодня ему симпатизируют. К своему счастью, я, наконец, выбыл из этой бесславной когорты…

Что должен с молоком матери впитывать мужчина? То, что ненависть врага – лучший комплимент мужчине. А тот, кто станет у врагов искать похвалы и популярности – не жилец на этом свете, и проклят на том.

Процитирую бессмертного Данте – слова о горбачёвцах:

И я, с главою, ужасом стесненной:
"Чей это крик? - едва спросить посмел. -
Какой толпы, страданьем побежденной?"
И вождь в ответ: "То горестный удел
Тех жалких душ, что прожили, не зная
Ни славы, ни позора смертных дел.
Их свергло Небо, не терпя пятна;
И бездна ада их не принимает,
Иначе возгордилась бы вина".

+++

У моего знакомого был здоровенный дог. И однажды знакомого хулиганы избили на улице.

-А что делал Джой?! - изумлённо спросил я о доге, с которым приятель гулял в этот роковой час.
-А Джой скакал рядом и думал, что мы играем… - с горькой усмешкой, с сарказмом сознался знакомец. – Он же не травленный… Он вообще не понимает, что существуют враждебные намерения…

Горбачёв – это именно собака-кретин, которая радуется и скачет при избиении своей семьи. И Горбачёв такой был не один.

К 1985-89 годам таких прекраснодушных идиотов было едва ли не большинство населения. Во главе колонны идиотов шёл широко лыбящийся Михаил Сергеевич, а где-то в её бесчисленных рядах – юный я. Мне хотелось бы свалить всю вину на Горбачёва, но ведь и я там шагал, слюняво улыбаясь «новому мышлению»…

Горбачёв — это существо, которое НЕ ВЫПОЛНИЛО свой долг в полной мере, в полном объёме, целиком и полностью. Он не сражался — и даже не пытался сразиться. Оттого и не погиб, отброшенный врагом, как мусор. «И бездна ада их не принимает». Как говорит Вергилий Данте, в сущности, о Горби — «они не стоят слов; взгляни — и дале…»

+++

Главная идея горбачёвщины – гнилая внутри и позолоченная снаружи – идея жизни без насилия. Вдохновляясь её обманчивой красотой, мы не понимали тогда, что –

Жизнь без нашего насилия – это жизнь без нас.

Мы рассчитывали на жизнь, которая будет улыбаться нам в ответ на наши улыбки. Мы превратились во врачей, которые жалеют вшей и глистов – «ибо ведь и они живые».

И - чего греха таить? ТОГДА он нам нравился... Он нам очень нравился - относительно молодой император с "прогрессивными идеями"... А по жизни - лох, предводитель лохов... Плоть от плоти поколения несчастных лохов: мы "не злодеи" и он "не злодей". Мы "всех понимаем" и он "всех понимает"...

Тот, кто не захотел пойти в расстрельную команду - пойдёт к стенке, в роли расстреливаемого... Но мы тогда, в 80-х и даже в 90-х этого не понимали... Мы не понимали, что милосердие к убийце превращает нас не только в пособника, но и в жертву помилованного. Стратегия Горбачёва вела лишь к одному: к превращению в ничто. Он и сам превратился в ничто, во "всемирно-историческое ничтожество", как сегодня пишут о нём историки... И нас превратил в это же...

Правда в том, что если от нас не исходит защитного насилия – от нас веет смертью и расчленением…

Человек, блуждая по первобытным лесам, знал, что нужно срубить голову атакующей змее: а не успеешь, она ужалит и убьёт ядом. Человек знал, что надо выставить копьё перед вставшим на дыбы медведем-людоедом, иначе он растерзает тебя. Человеку не нужно было объяснять, почему без жалости и сочувствия, как «бешеных собак» - надо бить атакующих волков: не хочешь познакомиться с их клыками – познакомь их со своей дубиной!

Этот мотив начисто пропал в советском обществе 1985 года, в котором лишь глубокие старики помнили сталинское здравомыслие. Одрябшее в ожирении общество стало мягкотелым и беззащитным. Метастазы идеи ненасилия, панической кровобоязни пронизали это общество повсюду. Горбачёв и подло пользовался этим (с одной стороны), и наивно воплощал это настроение своим поведением (с другой стороны).

Своё неумение защищаться мы выдумали считать ненужностью. Мол, на нас никто и не нападает! Мы попытались всё свести к переговорам, согласительным комиссиям, компромиссам и демагогии, страшной перестроечной демагогии беззубых политических кастратов, на любой Сумгаит или Чечню отвечавших безопасным и безобидным нытьём в духе полоумного академика Сахарова.

В живой природе, на планете Земля – нельзя себя так вести. Нельзя заискивать перед врагами в надежде на их похвалу или снисхождение. Нельзя доводить истерическую кровобоязнь до уровня овечьей покорности, когда сопротивление убийце для человека страшнее смерти.

+++

Главные преступления Горбачёва перед народом и историей в рамках идеологии ненасилия доселе побуждают его собой гордиться. Он не понимает, почему его ненавидят люди! Ведь его преступления заключаются не в делах, а в отказе от дел. Не в поступках, а в отказе от необходимых поступков.

Горбачёв – это часовой, который не выстрелил. Это сторож – который не включил сигнализацию при нападении на объект. Его главная вина – НЕОТДАННЫЕ ПРИКАЗЫ. Те, которые он должен и обязан был отдать – но по причине преступной халатности, идиотизма и неадекватности не отдал…

Он (и мы) не понимал(и) тогда, что в миролюбии есть роковая, смертоносная черта, которую никогда нельзя переступать: адская идея непротивления злу насилием. Она подходит к биологическому закону, как ключ к замку. Какой закон, спросите вы? «В живой природе всё, что не сопротивляется, пожираемо».

Или мы сопротивляемся – или нас сожрут. Причём не кто-то конкретный, а все сразу: падаль в джунглях интересна и тигру и шакалу, и коршуну и крысе, и жуку и бактериям.

Горбачёв имел всё, чтобы организовать эффективное сопротивление пожиранию руководимой им страны. Прямо под рукой – ему нужно было только нажать кнопку. От него не требовалось ни ума, ни особых усилий – лишь минимум адекватности!

Всё у него было прописано в служебно-должностных инструкциях! Его действия могли быть шаблонными и бесхитростными: его ведь и поставили наверх, чтобы он пресекал зло!

Но этого он не сделал. Не нажал нужной кнопки – одержимый безумными идеями, парализованный совершенно долбанутым взглядом на мир, жизнь и людей. Он ли один? А не все ли мы были на том роковом рубеже парализованными толстовством, сахаровщиной, гандизмом?!

Буквально несколько расстрелов могли бы исправить всю ситуацию даже в 1991 году! Несколько виселиц в людных местах предотвратили бы и миллионы жертв, и «великое переселение народов», и величайшую геополитическую катастрофу ХХ века! Спастись людям с советским арсеналом было и легко и дёшево!

Но когда наказывает Господь, то отнимает разум. Доселе Горбачёв, халатный полудурок, презреннейший из земных царей – гордиться, что виселиц не ставил и расстрелов не санкционировал…

Просто сдал великую державу без единого выстрела – что в тысячу раз позорнее поражения в бою. Капитулировал перед всеми – кто не поленился выставить ему ультиматума.

+++

Нельзя изменить позорного прошлого. Но, открещиваясь от своей доли вины в идиотском поведении Горбачёва – мы рискуем повторить ужас 1991 года. Чтобы такого «Джоя», весело скачущего вокруг убийства собственной семьи, больше не появилось наверху – нам самим нужно стать иными.

Нам нужно восполнить в крови иммунодефицит священного гнева и «ярости благородной», научить её в случае отечественных войн – «вскипать, как волна». При горбачёвских попытках со всеми примириться – нас просто пожирают все, с кем мы пытаемся примириться.

Он, полудурок, кретин, умудрившийся из правителей полумира упасть в рекламщики пиццы – уже не изменится. Измениться должны мы с вами.

Необходимо выдавливать из себя Горбачёва по капле, а для этого осознать, что в те мерзкие времена ВСЕ МЫ БЫЛИ ГОРБАЧЁВЫМИ.

Это горько, больно, это куда как психологически сложнее, чем ненавидеть престарелого полудурка, так и не способного понять, что он натворил:

Наше проклятие адресовано не тому Горби, который доселе кривляется в Лондоне, а тому, который засел где-то, в силу роковых дефектов советского образования, в глубине нас самих.

Александр Леонидов; 4 марта 2019

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ​Самозамкнутость и Традиция

    ​Самозамкнутость и Традиция В детских книжках, которые я очень любил в детстве, поучительные картинки всегда изображали очень кучно и динозавров и электроны атома. В реальной жизни динозавры не смогли бы жить так близко друг от друга, а электрон далёк от ядра атома так же, как булавочная головка на последнем ряду гигантского стадиона была бы далека от теннисного мячика в центре стадиона. Но нарисовать так в книжке нельзя – потому рисуют кучно, сбивая масштабы. Та же беда случается всегда и с историей цивилизации. Оглядывая её ретроспективно, из неё сливают огромные пустоты разреженного протяжения, оставляя близко-близко друг от друга значимые факты духовного развития.

    Читать дальше
  • "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..."

    "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..." Московское издание полной версии романа А.Леонидова "Иго Человеческое" - не оставит равнодушным никого, кто думает о судьбе Отечества, да и просто об устройстве человеческой жизни. В остросюжетной форме исторического повествования автор ставит самые глубинные и "проклятые" вопросы, на которые бесстрашно, порой, может быть, опрометчиво - даёт ответы. Спорить с автором в данном случае ничуть не менее полезно, чем соглашаться: произведение ВЗРОСЛИТ, независимо от отношения читателя к заявленным идеологемам.

    Читать дальше
  • ​«Легенда о Китеже» и западная советология

    ​«Легенда о Китеже» и западная советология Чтобы понять, о чём речь, предлагаю сперва рассмотреть условную, умозрительную модель, которую пока не привязываю ни ко времени, ни к географическому месту. Модель начинается словом «Допустим». Просто допустим, что есть система, в которой житейские доходы человека неопределённые. В силу неопределённости (обозначаемой алгебраическим «х») они могут быть любыми. Есть вероятность любого значения «х». «Х» может быть равен 0, 1, 2, 5, 100 и т.п. Личные доходы человека не ограничены ни сверху, ни снизу. Они строго индивидуальны: могут быть сколь угодно большими, а могут и вообще отсутствовать (=0).

    Читать дальше

Свобода - более сложное и тонкое понятие. Жить свободным не так легко, как в условиях принуждения. — Томас МАНН.