Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Октябрь
пн вт ср чт пт сб вс
      01 02 03 04
05 06 07 08 09 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31  

НЕЗДОРОВЬЕ

НЕЗДОРОВЬЕ Примета нашего времени, которой оно пестрит из всех щелей – огромное количество «борцов за свободу», которые не имеют никакого представления ни о физическом, ни об экономическом выживании человека. Казалось бы, вся история – красноречивый свидетель: человек живёт не только потому, что он родился. Мало ли, что родился?! А какова его связь с извлечением благ из ресурсной среды? Если никакая – то он помрёт с той же скоростью, с какой рождался. Каково место человека в извлечении даров природы, в их переработке, кто и как защищает человека от желающих его убить? Тут ведь не отбояришься заклинанием – «желающие меня убить – плохие люди»! Ну, плохие, они и не спорят, а дальше что?!

Вот, к примеру, турки очевиднейшим образом выдумали вырезать всех армян. Мотивируя это тем, что армяне им сильно не нравятся, раздражают, да и занимают некоторые земли, которые туркам бы в хозяйстве пригодились. Что на такое возразит либеральный армянин, отравленный безумием идей века?

Он скажет, что надо провести голосование – и показать туркам, что большинство армян говорят твёрдое «нет» такому поведению турок. Закрепить это референдумом, а то вдруг турки с первого раза не поняли. Всячески выразить волю, выйти на площади, встать живыми цепочками, поднять транспаранты «Нет! Не хотим! Не надо!». Всё это подробно описать в либеральной свободной прессе. Подать в международные суды, в ООН, а главным образом – в Спортлото, куда советовал писать ещё В.Высоцкий.

Но что-то говорит мне, что турки не будут ждать итога всеармянского референдума, и заранее догадываются о его результатах. И – как бы пофиг им!

Нельзя заменить крепостные стены всякими перфомансами, флешмобами и «мирными протестами», как это выдумала делать либеральная тусовка, полагая за собой врождённые права, о которых нужно только напомнить тем, кто про них забыл. Если человеку оттуда сказать, что у него нет никаких прав, кроме тех, что отвоёваны в жестоком бою – то такой человек обидится, огорчится, посчитает вас негодяем и рабом, примитивным и отсталым тоталитаристом.

Но ведь и самых надёжных крепостных стен мало! Надо ведь ещё выяснить для себя, внятно проговорить – чем ты там, внутри, защищённый, будешь заниматься?

Если производить, то что, и хватит ли тебе для выживания количества произведённого? А если собираешься обмениваться произведённым, то захочет ли внешний мир с тобой меняться?

Эти обидные и горькие вопросы реалиста вторгаются в счастливое пиршество достоинства и свободы у либерального психопата грубо и раздражающе.

Вопросы освобождения «снимают» у такого психопата и вопросы организации производства, и вопросы основательности, солидности, серьёзности производителя. Выращенный одной из бессмысленных и бесчисленных контор человечек новейшего времени привык, что производит только деньги собственной зарплаты из собственного времени, которое считает товаром.

Огорчу вас, ребята-либералы: часы и рабочие дни товар только у того, кто производит действительно полезный продукт. Современный же городской паразит привык «отбывать срок» и за это «получать содержание». Ходить куда-то, куда ему не очень хочется ходить, и получать за это хлеб, сыр, колбасы, которых он считает «явно недостаточными».

Ибо в рыночном обществе есть с кем сравнивать: богатые на виду, и постоянно «пиарятся».

-Как же так – думает либеральный психопат – вот я по восемь часов отбываю срок в чём-то, подозрительно смахивающем на тюрьму смягчённого режима, жизнь мою у меня отбирают – а что дают взамен? Ведь не хватает на то и на это, и на пятое, и на десятое…

Отсюда и гнев и ярость, и бунт, и протестные настроения городского паразита, и всё негодование на «несвободу», которая якобы мечтает ему жить «как в лучших домах Парижа и Лондона», и требование незамедлительно всё предоставить по мировым стандартам, и т.п.

О’кей, свобода, ребята!

Это значит, что когда к вам подойдёт кто-то сильный (как турок к армянам) и вы начнёте кричать о помощи – вам ответят «это ваши проблемы».

Это значит, что когда ваш продукт (если он у вас вообще есть) никто не выразит желание брать даже ниже его себестоимости[1] – вам скажут «это ваши проблемы».

Свобода – это вообще, когда все ваши проблемы только ваши, сколько бы у вас ни было проблем, и какими бы они ни были.

Во-первых, ваши проблемы никто не будет решать за свой счёт.

Во-вторых, ваши проблемы выгодны соседу.

Если вы профукали хорошее образование, и не можете делать тонкой работы, то соседу с образованием это выгодно: ему не приходится делать чёрной работы, вы за него её сделаете.

И потому в рыночном обществе проблемам, как правило, не сочувствуют (если исключить религиозный компонент милостыни). К чужим проблемам даже не равнодушны. Чужим проблемам злорадствуют.

Чем хуже дела в твоей стране, тем дешевле ты наймёшься в моей стране гастарбайтером, делать за меня чёрную работу, к тому же за бесценок! И потому рыночный иностранец не заинтересован, чтобы в твоей стране было хорошо. Наоборот, он прямо и шкурно заинтересован, чтобы в твоей стране было как можно хуже.

Для него это дешёвая рабочая сила, дешёвые ресурсы, и вообще, говоря в целом – дешёвые возможности.

Чужая беда – это резервуар возможностей для рыночного человека. Чужая бедность – твоё богатство. Чужое невежество – твоё господство. Чужое несчастье – твоё манипулирование.

+++

Чтобы быть психически здоровым, человек обязан и вынужден (нашего желания тут никто не спрашивает) понимать своё место в производственных процессах, обменных процессах и правило сокращения излишних посредников, сходное с правилом сокращения дробей.

-Способность и возможность производить

-Аргументы своей полезности при обмене

- Аннигиляция (схлопывание) ненужного внутри схемы производств и обменов.

А можно без этого? Без этого нельзя. Ни к чему приходить на мировой рынок без ничего. Незачем лезть в те схемы обменов, в которых ты очевидным образом не нужен и бесполезен. И следует понимать, что от ненужных избавляются.

Могут и физически избавиться – и сколько угодно таких примеров. Как хорваты от сербов, турки от армян и т.п. Каждый раз выясняется, что никаких «врождённых прав человека» не существует, убитых забывают, никаких «новых Нюрнбергов» не собирают. Да и в прошлый раз собрали только потому, что был СССР, и он настаивал признать обыденность геноцида преступлением. А для рыночного общества геноцид – именно обыденность. Ежедневная хозяйственная практика: «один умер, другой родился, всяк в дело годится».

Но я не хочу сказать, что все люди, как турки, норовят обязательно романтикой кровопускания залить шары. Это не всем нужно – фонтаны крови, только романтикам рыночных переделов (захватного права). А есть люди прагматичные, поспокойнее, посевернее, им эту кровь пускать – только костюм марать. Ни к чему, короче.

Они и без всякой крови удавят тихохонько. Вы поймите, что экономический геноцид проигрывает турецкому в зрелищности, но по итогам-то, в сухом остатке – ничуть не проигрывает. Например, вымирание, депопуляция современной Украины беспрецедентна не только для мирного, но даже и для военного времени! Там давят такими темпами, каким мог бы позавидовать гитлеровский гауляйтер, заточенный на «окончательное решение славянского вопроса».

А с точки зрения шоу – смотреть не на что. Экономически-ненужные, выпавшие из обменных циклов, отключенные от продуктопроводов люди тихо мрут и при этом не размножаются. Это происходит растянуто, размазано, так, что конкретной даты смерти порой не назовёшь: человек умирал долго, несколько раз случайными заработками выбирался из могилы, потом снова туда падал, и т.п.

+++

У психически-здорового человека должно быть представление о ПРОТИВОСТОЯНИИ, как военном, так и экономическом, и людей, и народов, в условиях биосферы, в которой всё пожираемо всем. Если у человека есть что отобрать – его пытаются убить. А если нечего – то о нём забывают, и он умирает сам.

Недостаточно защищённый богач всякий раз оказывается трофеем охотника. А нищий, не интересный охотникам, потому что с него нечего взять – становится жертвой собственной несостоятельности.

В реальной жизни народы, сплотившись вокруг знамени и вождя, прорываются с боем через фаланги алчных врагов.

В реальной жизни ни труд, ни заработок, ни положение в обществе не являются делом выбора личности! Это – баланс сил, и не более того. Если у тебя отобрали месторождение нефти, то ты уже не можешь добывать нефть, а если выгнали с фабрики – то и фабричным рабочим быть уже не можешь. Урожай неразрывен с землёй, а кто думает «неважно, в чьих руках земля» - тот пусть вырастит хоть раз урожай в Антарктиде…

Но если всё это реальность, и реальность очевидная, то кто и с какой целью заражает людей либеральным бредом?!

Кто делает кривляние бездарной и беспочвенной личности «сверхценным»? Кто размещает умы людей в фантастическом мире «правильных голосований и регулярных смен властей»?

Кто подменяет ратный труд и научно-техническое творчество балаганом с клоунами, которые, якобы, «всё вмиг предоставят»?

Кто изображает зарубежного вампира, которому тем лучше – чем хуже будет нам – щедрым и бескорыстным дарителем вкусняшек?!

Кто врёт, что закрытие «неэффективных предприятий» автоматически создаст «эффективные предприятия»?

А если «неэффективные» закроются, а «эффективные» не откроются, тогда что? Тогда чем народу жить?!

+++

Психически здоровому человеку необходимо понимание того, что если ты не нужен в схеме обменов, то тебя сократят – может быть, не сразу, но сократят. Ему нужно понимать и видеть такое явление, как затратность и неокупаемость человека или народа в той или иной обменной схеме.

Только в этом случае человек может избежать паскудной роли «расходного материала», дровишек в чужой камин, сможет прожить свою жизнь с достоинством.

Настоящим.

Не лакейски-майданным.

--------------------------------------------------------------

[1] Дело в том, что производство – это переработка сырья. И потому может рассматриваться оценщиком двояко. Оно может рассматриваться как улучшение потребительских свойств сырья – и тогда итог трудов дороже сырья. Но может быть оценено как порча сырья – и тогда конечный продукт обработки дешевле исходного, затраченного сырья. Если вы сделали из глыбы мрамора прекрасную статую, то это физический труд и прибыль. А если вы истолкли глыбу мрамора в порошок, то это тоже физический труд, но убытки. Трудится-то вы трудились, никто не спорит, но вы сырьё на дерьмо в итоге перевели. А теперь поймите ещё одну вещь: оценщик в рыночной экономике – материально-заинтересованное лицо. Ему выгодно посчитать вас не тружеником, а вредителем. Ему выгодно представить дело так, что вы испортили сырьё. Тогда не он вам будет денег должен, а вы ему – за нанесённые убытки (эффект банкротств в рыночных обществах).

Вазген АВАГЯН, специально для ЭиМ.; 13 октября 2020

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • Дети, Крым, счастье, позитив...

    Дети, Крым, счастье, позитив... В нашей жизни очень много грустных новостей. И потому мы часто забываем, что кроме мрачной геополитики есть ещё и просто жизнь. Наши дети выходят в жизнь и занимаются творчеством, создают нехитрые истории о своём взрослении, создавая позитивные эмоции всякого, кто видит: жизнь продолжается! Канал без всякой политики, о замечательных и дружных детишках, об отдыхе в русском Крыму и не только - рекомендуется всем, кто устал от негатива и мечтает отдохнуть душой!

    Читать дальше
  • Геноцид армян: новая глава

    Геноцид армян: новая глава Карабахский конфликт - это одна из глав чёрной книги геноцида армян, которым с XIX века занимаются турки. В их понимании армяне "недобиты", и хотя армяне потеряли большинство своих земель, всё-таки небольшой анклав армян остаётся в турецком море Закавказья. Геноцид армян обрёл второе дыхание в годы "перестройки", в конце 1980-х, когда турки вырезали армян в ряде населённых пунктов, но снова не везде. Военное сопротивление побудило турок прекратить резню.

    Читать дальше
  • ​Самозамкнутость и Традиция

    ​Самозамкнутость и Традиция В детских книжках, которые я очень любил в детстве, поучительные картинки всегда изображали очень кучно и динозавров и электроны атома. В реальной жизни динозавры не смогли бы жить так близко друг от друга, а электрон далёк от ядра атома так же, как булавочная головка на последнем ряду гигантского стадиона была бы далека от теннисного мячика в центре стадиона. Но нарисовать так в книжке нельзя – потому рисуют кучно, сбивая масштабы. Та же беда случается всегда и с историей цивилизации. Оглядывая её ретроспективно, из неё сливают огромные пустоты разреженного протяжения, оставляя близко-близко друг от друга значимые факты духовного развития.

    Читать дальше

Свобода - более сложное и тонкое понятие. Жить свободным не так легко, как в условиях принуждения. — Томас МАНН.