Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Апрель
пн вт ср чт пт сб вс
    01 02 03 04 05
06 07 08 09 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30      

ПАУКИ В БАНКЕ И ГЕССЕНСКИЕ МУХИ...

ПАУКИ В БАНКЕ И ГЕССЕНСКИЕ МУХИ... По мере того, как мутился разум у советского колосса, в нем нагнаивалась нарывом совокупность крайне извращенно мыслящих недочеловеков, лишенных всякой сакральности, способных продать за деньги и Родину, и Мать, и сами деньги за другие деньги. Это были не просто циничные прагматики, а опасные психопаты, которые не подлость делали ради подкупа, а наоборот – подкуп устраивали ради торжества подлости. Ими владела уже не просто жажда личной наживы, а жажда всеобщего разрушения, в уповании на которое они порой совершали даже бескорыстные подлости и героические в своей бессмысленной гнусности поступки. Потом советский колосс, источенный этими самоедами, рухнул, а руины его после долгих и страшных мытарств достались Владимиру Путину…

Пылая праведным гневом Юрий Нерсесов в памфлете «Нелюбимые девочки Путина» писал: «Пригласив на аудиенцию либеральную лесбиянку Машу Гессен, султан России вызвал приступ ревности у патриотической части своего многочисленного гарема… патриотки обоих полов из сераля султана всея Руси Владимира ибн Путина обиженно визжат на всю интернетчину, и есть из-за чего. Владыка в очередной раз смачно плюнул в их нежные души. Демонстративно, по собственной инициативе, встретился с бывшим редактором «Вокруг Света» Машей Гессен и двадцать минут уговаривал ее вернуться!»

Формально Нерсесов прав. Маша Гессен (кто не верит – почитайте её биографию) – чудовище из чудовищ. Даже «рукопожатые» либералы говорят, что общаться с Гессен прилюдно решились бы только в случае крайней необходимости. Приличному же человеку вообще не стоит подходить к Маше Гессен ближе чем на два квартала, чтобы не замарать репутации.
 
Оттого-то Нерсесов и решил, что разоблачает режим по полной: «Вы только подумайте: на сходняк в Изборске, собравший едва ли не всех подкремлевских державников России, послал паршивого министра культуры Мединского с дежурной пятиминутной речью! А с отвратной либеральной лесбиянкой, настрочившей про фюрера пакостную клеветническую книжонку и демонстративно отказавшейся освещать его полет во главе журавлиного клина, самолично общался вчетверо дольше!
 
…Что же случилось? Неужели мерзкая Гессениха действительно ближе государю, чем прекрасные валькирии грядущей империи? Тупость державных блондинок поражает. Чего только не делал блистательный султан, чтобы разъяснить им свои эротические предпочтения! (…)
 
Путин по-прежнему предпочитает близких по духу либеральных наложниц и жен из числа этнических меньшинств, и, подобно адмирал-генералу Хаффазу Аладиину из комедии Саши Коэна «Диктатор», может приударить за обличающей тоталитаризм феминисткой. А удел безутешных державниц – в лучшем случае благосклонность дворцовых стражников, конюхов и носителей опахала».
 
Но в гневе не только Нерсесов. Пламенный русофоб и несгибаемый расчленитель России Виктор Шендерович обрушился на Гессен с гневной критикой за разгром легендарной радиостанции "Свобода":
 
"Весь КГБ СССР и ФСБ РФ, все идеологические отделы ЦК КПСС, все кукрыниксы-ефимовы из газеты "Правда", весь коллективный Пушков-Леонтьев-Мамонтов и примкнувший к ним Шевченко — все они, до кучи, так и не сумели нанести по престижу США в России удар такой силы, какой удался неизвестным заокеанским клеркам, в одночасье пустившим под нож московскую редакцию радио "Свобода" — пишет он в своей статье "Пейзаж с подробностями".
 
Послушайте, что сегодня говорят про американскую администрацию люди, годы напролет несшие (поверьте, за очень небольшие деньги) тот самый факел свободы с логотипа заморского радио".
 
Шендеровича ужасает сама мысль, что на "Свободе" можно без ущерба для жизни просто сменить личный состав, как в "Макдоналдсе".
 
Прошёлся сатирик и по новым сотрудникам радиостанции, пришедших на место уволенных, а также также их нового руководителя Машу Гессен, которая, по словам Шендеровича, "оказалась дамой без интеллигентских комплексов" и "получив выгодное предложение со "Свободы", изобразила вспышку профессионального достоинства и подняла шумный либеральный бунт в журнале, из которого все равно собиралась валить".
 
"Все это должно сильно понравиться американским налогоплательщикам, у которых может сложиться справедливое ощущение, что их страна — за их деньги! — исполняет роль полного идиота", — заключает Виктор Шендерович.
 
Что же такое случилось? Американская Империя крайне ослабела и заискивает перед российским вассалом, как когда-то ханы в Сарае. Американская империя разваливается на ходу – ей нужна «рука Москвы», чтобы опираться на костыль. Путин подчеркивает свое вассальное положение, но не бескорыстно. Как когда-то Иван Калита (ненавидимый своими современниками) он просит за поддержку в Орде прежде отторгнутые от Москвы земли.
 
Вытянув из самых низших подонково-уголовных слоев марионеток для оккупационных режимов, США не слишком сожалеют, продавая их Путину. Те визжат от ужаса и непонимания ситуации: недавно мы слышали такой поросячий визг из киевского лепрозория, откуда под прокаженные ручки вывели украинского упыря, сегодня выводят под шаловливы ручонки тбилисского маньяка-мясника, не сопротивляясь попыткам «сына Ивана» (Ивани-швилли из России) взять власть в стране, ещё недавно образцово-русофобской.
 
Дошла очередь и до ещё одной занозы в заднем месте Калиты – до радио «Свобода», давнего, матерого, яростного врага страны. Судя по всему, американцы его сдали: не могли мелкие клерки в Вашингтоне сами принять такое судьбоносное решение, как изгнание всей редакции русофобского рупора. 
 
Мрачный юмор Путина, который из всех врачей больше всего напоминает патологанатома, заключается в том, что он послал упыря резать упырей. В этом есть и черная чекистская прагматика: кто же лучше вурдалака знает слабые места и яремные вены вурдалаков? 
 
Великий Лопе Де Вега в бессмертной комедии «Собака на сене» (написанной в 1618) помещает замечательный диалог, который лучше всего характеризует общение Путина с Машей Гессен:
 
-Вот с графом мы решили вас спросить: могли бы вы кого-нибудь убить?
- Шутить изволит ваша милость? Таков как я готов убить любого… 
 
Далее высокие испанские гранды советуются уже между собой:
 
-Отважный человек и осторожный… Зарежет мастерски…
-Само собой…
 
Вспомните, что мы говорили о постсоветских недочеловеках в начале статьи: для них стрелять по своим так же нормально, как и по чужим, потому что у наемника нет своих. Наемник в своей психопатии может дойти до того, что и самого себя за деньги расстреляет. А что? Мастерство не пропьёшь…
 
Когда Путин придумал эту комбинацию – перекупить чудовище, идущее возглавить чудовищ – он знал, что делал. Это сродни тому камню, который Ясон кинул в самую середину проросших зубов дракона. Паника и вой в стане русофобов, теперь (не без оснований) в каждом «своем» обреченных видеть переметнувшегося предателя – лучшее тому подтверждение.
 
Конечно, не Маше Гессен решать – чем быть радио «Свобода» и кому что оттуда вещать. Если американцы сдали своих оккупационных пособников, то резать их можно было послать кого угодно. Однако если бы их прибили прикладом благонамеренные сыны Отечества – эффект был бы не тот. 
 
Как дело Азефа отравило угаром своей вони всю партию эсеров, так и дело Гессен вносит великую смуту в умы русофобского лобби. Гессен подобна главарю банды, который расстрелял банду после успешного дела, не желая делиться. К такому атаману никто их знающих обстоятельства блатных более не пойдет. 
 
Я не готов утверждать, что интересы России и Путина совпадают. Но в данном случае, если места упырей займут юные натуралисты из редакции тихо-просветительского журнала «Вокруг света» - России явно не будет хуже. От нас им может быть только одно пожелание – в стиле Никиты Михалкова – С.Д.Д. (Сожрите друг друга!).

Федор Сверлов; 3 октября 2012

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ​Самозамкнутость и Традиция

    ​Самозамкнутость и Традиция В детских книжках, которые я очень любил в детстве, поучительные картинки всегда изображали очень кучно и динозавров и электроны атома. В реальной жизни динозавры не смогли бы жить так близко друг от друга, а электрон далёк от ядра атома так же, как булавочная головка на последнем ряду гигантского стадиона была бы далека от теннисного мячика в центре стадиона. Но нарисовать так в книжке нельзя – потому рисуют кучно, сбивая масштабы. Та же беда случается всегда и с историей цивилизации. Оглядывая её ретроспективно, из неё сливают огромные пустоты разреженного протяжения, оставляя близко-близко друг от друга значимые факты духовного развития.

    Читать дальше
  • "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..."

    "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..." Московское издание полной версии романа А.Леонидова "Иго Человеческое" - не оставит равнодушным никого, кто думает о судьбе Отечества, да и просто об устройстве человеческой жизни. В остросюжетной форме исторического повествования автор ставит самые глубинные и "проклятые" вопросы, на которые бесстрашно, порой, может быть, опрометчиво - даёт ответы. Спорить с автором в данном случае ничуть не менее полезно, чем соглашаться: произведение ВЗРОСЛИТ, независимо от отношения читателя к заявленным идеологемам.

    Читать дальше
  • ​«Легенда о Китеже» и западная советология

    ​«Легенда о Китеже» и западная советология Чтобы понять, о чём речь, предлагаю сперва рассмотреть условную, умозрительную модель, которую пока не привязываю ни ко времени, ни к географическому месту. Модель начинается словом «Допустим». Просто допустим, что есть система, в которой житейские доходы человека неопределённые. В силу неопределённости (обозначаемой алгебраическим «х») они могут быть любыми. Есть вероятность любого значения «х». «Х» может быть равен 0, 1, 2, 5, 100 и т.п. Личные доходы человека не ограничены ни сверху, ни снизу. Они строго индивидуальны: могут быть сколь угодно большими, а могут и вообще отсутствовать (=0).

    Читать дальше

Свобода - более сложное и тонкое понятие. Жить свободным не так легко, как в условиях принуждения. — Томас МАНН.