Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Август
пн вт ср чт пт сб вс
          01 02
03 04 05 06 07 08 09
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            

ДВЕ МЕЧТЫ: ЛЕТЕТЬ И УСТОЯТЬ НА ОБРЫВЕ...

ДВЕ МЕЧТЫ: ЛЕТЕТЬ И УСТОЯТЬ НА ОБРЫВЕ... ​Две мечты определили историю ХХ века и нашего времени. Две мечты – отнюдь не марксизм и либерализм, а более приземлённые и более естественные стремления миллиардов людей. Это «американская мечта» - вдохновляющая своих адептов по всему миру идеалами неограниченного потребительского изобилия, и противостоящая ей «советская мечта», тоже наднациональная, суть которой – безопасность, защищенность - стран, наций и отдельно взятого человека.

«Американская мечта»[1] формулируется так: «придёт время, и я смогу купить себе всё, что захочу».

Противостояла ей в ХХ веке (определив всю суть исторического процесса) «советская мечта». «Советская мечта» формулируется так: «жить в мире без садизма и каннибализма».

Предельная краткость предложенных мной формулировок подчеркивает, что обе наднациональные (претендующие на общечеловеческое значение) мечты – индифферентны к очень многим деталям и тонкостям. Они выражают цель – пути же к цели оставляют искать экономистам, политологам и социологам. В «советской мечте» о мире без каннибалов нет неприятия рынка, предпринимательства, тем более нет в ней отрицания религии (догмат казенной советской идеологии об обязательном атеизме – народом совершенно не воспринимался).

Нетрудно заметить, что «американская мечта» - наступательная (я смогу!), а «советская мечта» - оборонительная (меня оградят!). Жить в мире, в котором всё продаётся и доступно моему кошельку – одно. Жить в мире, в котором нет садизма, шантажа и людоедства всех видов – совсем другое.

Нетрудно также заметить, что «американская мечта» индифферентна к проблемам садо-мазохизма в иерархических отношениях и проблемам социального людоедства.

Она их не утверждает (будем справедливы) – но и не отрицает. За выражением «Я смогу купить всё» - кроется очень опасное содержание слова «всё». Если «всё» - то, значит, и человечину? Конечно, скажет вам американский миллионер – «Я нормальный человек, и я такого не захочу, с чего бы?».

И это не обязательно ложь – возможно, он вполне искренне так скажет. И всё же – в мечту вмонтирован каннибализм «по желанию», как и любое иное извращение «по желанию» платежеспособного успешного человека.

Это не так опасно в классическом капитализме, выстроенном на религиозном (протестантском) фанатизме, церковной этике, семейных ценностях, государственном патриотизме предпринимателя и уважении к частной собственности.

Однако сочетание «американской мечты» с явлением, которое социопатолог А.Леонидов(Филиппов) обозначил как «инфернализация социально-бытовая (ИСБ)» - может произвести на человечество эффект «огурцы с молоком» или «снотворное со слабительным».

Что такое «инфернализация социально-бытовая»? Это ползучий процесс эродирования бытовых поведенческих норм, остающихся по инерции христианскими в пост-христианском обществе.

Во время ИСБ, как отмечает Леонидов, происходит переход базовых норм христианской цивилизации в разряд «предрассудков» и «психологических комплексов».

Это частный случай проявления эффекта «окон Овертона» - с тем отличием, что «окнами» управляют влиятельные криптократии, а ИСБ может быть никем не управляемым, спонтанным процессом, продиктованным логикой бытия.

Мы живем в очень опасное время, когда происходит высвобождение бытового мотивационного произвола личности.

Можно (и нужно) говорить о «злобных масонах», для которых хаос и распад, гниение в миллионах голов – источник энергии для их бизнес-схем. Однако если масонерии (социальные организмы-паразиты) подключились, присосались к гниению мозгов – это не значит, что они его создали. Святитель Игнатий Брянчанинов писал: «Масонство – этот мыльный пузырь мнимой мощи и псевдоинтеллекта – надувается духом времени». То есть - организация-паразит приспосабливается к трофической цепи, но не формирует её.

«Инфернализация социально-бытовая» возникает сама по себе в результате стихийного обобщения текущих практик в рамках дарвинистской картины мира. Есть некая картина мира – человек, хранящий её в голове, неизбежно начинает соизмерять с ней (как с общим правилом) свою практику, мотивации, поступки (как частное проявление).

В итоге запреты на содомию, людоедство, многоженство и т.п. имеют все шансы стать такими же «смешными и нелепыми пережитками-предрассудками», как календарные числа христианских постов.

«Зачем поститься, если Бога нет?» - спрашивает себя человек в начале этого пути, и «Зачем не подкрепить здоровье элексирами из человечины?» - удивляется он в конце пути.

Инфернализация быта и мотивационной модели, по Леонидову, начинается с эрозии самых малозначимых «табу» - не имеющих в христианской цивилизации решающего и существенного значения. Как писал Леонидов – «первыми сносят учебные тренажеры духа» - как, например, вышеназванные посты.

Жестко соблюдается последовательность: самое малозначимое уходит самым первым, а самое значимое и приоритетное – сдается последним (ибо имеет в цивилизации самую мощную инерцию).

Человек, уже не соблюдающий постов – ещё брезгует гомосексуализмом. Человек, уже не брезгующий гомосексуализмом – ещё брезгует детоубийством. Человек, уже не брезгающий детоубийством – ещё брезгует людоедством и т.п.

Однако процесс инфернализации идёт и идёт неотвратимо: когда снесена крыша в виде господствующей религии – полы и стены дома обязательно сгниют. Вопрос лишь в сроках гниения. Одни материалы продержаться дольше под дождем и снегом, другие – меньше. Голые стены дома имеют шанс долго сохраняться – когда вся внутренняя отделка и мебель уже истлеют до состояния одномерной гнили…

Нужно быть совершенно тупым и абсолютно легкомысленно-беззаботным, чтобы (даже при полном атеизме головного мозга) – не обеспокоиться социально-бытовой инфернализацией.

Она вполне измеряема математически (что не раз подчеркивал Леонидов, у которого мы позаимствовали термин). Это т.н. «моральная статистика» - т.е. количество тяжких и особо тяжких преступлений на тысячу жителей страны, наркоманов и алкоголиков, маньяков и шизопатов, проституток и нимфоманок, тунеядцев и т.п.

На картинке: рост преступности в США за ХХ век

+++

Текстовая иллюстрация: «Если количество банд в Чикаго за последние два года увеличилось с 500 до 600, то за это же время финансирование полиции уменьшилось на $67 миллионов, что привело к сокращению личного состава на 1300 человек, - сообщал в 2012 году исследователь вопроса Майкл Снайдер. - И это притом, что в 3-миллионном городе в бандах состоят, по разным данным, от 70 000 до 100 000 человек, а в подразделении по борьбе с преступными группировками состоит всего 200 полицейских. То есть на одного копа приходится до 500 бандитов. Неудивительно, что Чикаго числится среди мировых лидеров по количеству убийств и обгоняет по этому показателю даже Мехико и Сан-Паулу». Хотя в соседнем Детройте ситуация еще хуже. Денег обанкротившейся «столице автопрома» настолько не хватает, что в январе нынешнего года мэр принял решение вообще ликвидировать подразделение по борьбе с организованной преступностью. Если 10 лет назад в городе было 5000 полицейских, то теперь осталась всего половина. Из-за сокращения бюджета большинство участков закрыты 16 часов в сутки, расследуется менее 10% преступлений. Результат соответствующий – в прошлом году количество убийств в городе выросло на 13%, а уровень безработицы перевалил за 18%.

+++

Социально-бытовая инфернализация ставит под большой вопрос блага демократизации, как важнейшей мифологии «американской мечты». Демократические процедуры в обществе религиозном, консервативном, устойчивом – одно дело. Они же в обществе взвинченном и развинченном – совсем другое.

На этот счет писал А.Лонгринов в своей знаменитой (по крайней мере у нас, уфимцев) поэме «Восхождение»:

Как хорошо быть демократом,

Имея нравственный народ,

Народ, где брат возлюбит брата…

…А если вдруг наоборот?!

Политические процессы в XXI веке привели к торжеству в головах людей «американской мечты». Между тем – объективно говоря – увеличивается потребность человечества вовсе не в росте потребления, а именно в «советской мечте».

Её оборонительная актуальность возрастает по мере того, как уходит в небытие «протестантская трудовая этика» ретро-капитализма, и ей на смену выступает мародёрское рвачество смертников социал-дарвинизма.

Ибо протестантская трудовая этика хоть как-то ограничивала и сдерживала садизм и каннибализм, загоняла его в рамки определенной резервации социального быта. Социал-дарвинизм на это категорически неспособен.

Его лозунг «сдохни ты сегодня, чтобы я сдох завтра» - как нельзя лучше подходит каннибалам…



[1] Американская мечта (англ. American Dream) — выражение, часто употребляемое для обозначения жизненных идеалов жителей США как в материальном, так и в духовном смысле. В «Политическом словаре» Уильяма Сефайра (Safire's New Political Dictionary. Random House, New York, 1993) сказано: «Американская мечта — идеал свободы или возможностей, который был сформулирован «отцами-основателями»; духовная мощь нации. Если американская система — это скелет американской политики, то американская мечта — её душа».

Источником словосочетания «американская мечта» считается написанный в период Великой Депрессии исторический трактат Джеймса Адамса[en], озаглавленный «Эпос Америки» (англ. The Epic of America, 1931): «…американская мечта о стране, где жизнь каждого человека будет лучше, богаче и полнее, где у каждого будет возможность получить то, чего он заслуживает». Это словосочетание прижилось и затем стало заглавием пьесы Эдварда Олби (1961) и романа Нормана Мейлера (1965).

Почти всем президентам США при вступлении в должность и при принятии ответственных решений приходится обещать своим избирателям, что их политика будет приближать реализацию этой мечты. Национальный этос США, в котором свобода включает обещание процветания и успеха для каждого, базируется на идеях Декларации независимости США. Понятие «американской мечты» часто связывают с иммигрантами, прибывшими в США в поисках лучшей жизни. То обстоятельство, что они уезжали из стран, где, в отличие от США, была достаточно жёсткая сословная система, ограничивавшая социальную мобильность, определило их приверженность философии свободы личности и свободного предпринимательства. Понятие американской мечты тесно связано с понятием «self-made person», то есть человека, который самостоятельно упорным трудом добился успеха в жизни.

Часто физическим доказательством осуществления «американской мечты» считается собственность на частный дом. Тему поиска «американской мечты» затрагивал в своих произведениях Хантер Томпсон.

Эдуард БАЙКОВ; 15 июня 2015

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ​Самозамкнутость и Традиция

    ​Самозамкнутость и Традиция В детских книжках, которые я очень любил в детстве, поучительные картинки всегда изображали очень кучно и динозавров и электроны атома. В реальной жизни динозавры не смогли бы жить так близко друг от друга, а электрон далёк от ядра атома так же, как булавочная головка на последнем ряду гигантского стадиона была бы далека от теннисного мячика в центре стадиона. Но нарисовать так в книжке нельзя – потому рисуют кучно, сбивая масштабы. Та же беда случается всегда и с историей цивилизации. Оглядывая её ретроспективно, из неё сливают огромные пустоты разреженного протяжения, оставляя близко-близко друг от друга значимые факты духовного развития.

    Читать дальше
  • "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..."

    "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..." Московское издание полной версии романа А.Леонидова "Иго Человеческое" - не оставит равнодушным никого, кто думает о судьбе Отечества, да и просто об устройстве человеческой жизни. В остросюжетной форме исторического повествования автор ставит самые глубинные и "проклятые" вопросы, на которые бесстрашно, порой, может быть, опрометчиво - даёт ответы. Спорить с автором в данном случае ничуть не менее полезно, чем соглашаться: произведение ВЗРОСЛИТ, независимо от отношения читателя к заявленным идеологемам.

    Читать дальше
  • ​«Легенда о Китеже» и западная советология

    ​«Легенда о Китеже» и западная советология Чтобы понять, о чём речь, предлагаю сперва рассмотреть условную, умозрительную модель, которую пока не привязываю ни ко времени, ни к географическому месту. Модель начинается словом «Допустим». Просто допустим, что есть система, в которой житейские доходы человека неопределённые. В силу неопределённости (обозначаемой алгебраическим «х») они могут быть любыми. Есть вероятность любого значения «х». «Х» может быть равен 0, 1, 2, 5, 100 и т.п. Личные доходы человека не ограничены ни сверху, ни снизу. Они строго индивидуальны: могут быть сколь угодно большими, а могут и вообще отсутствовать (=0).

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека — А. Прокудин.