Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 58,4296 руб.
  • Курс евро EUR: 68,0822 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,2039 руб.
Март
пн вт ср чт пт сб вс
        01 02 03
04 05 06 07 08 09 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

СТРАТЕГИЧЕСКАЯ ТУПИКОВОСТЬ

"ЭиМ" рассматривает выводы и рекомендации "правительственной экспертной группы" через призму фундаментальной экономической теории

СТРАТЕГИЧЕСКАЯ ТУПИКОВОСТЬ Вот ведь какая странная вещь получается! Представьте себе, что производители рыбных консервов продали производителям мыла 100 банок рыбы по рублю штука. И купили 100 пачек мыла тоже по рублю штука. И так получилось (просто вообразите себе) – что и рыба и мыло по каким-то причинам остались нераспечатанными. 100 банок рыбных консервов лежат на складе мыловаров, а 100 пачек мыла – на складе рыбзавода. Волнует это кого-нибудь? Нет, это никого не волнует. Товар-то куплен и оплачен! Мыловары получили 100 рублей выручки и рыбники получили 100 рублей выручки. Товар отдали и забыли о нём.

Давайте теперь внимательнее смотреть, что за мистика в нашем примере получается: товары проданы и куплены, причем сумма покупок равна сумме продаж. Товар как лежал на складах, так и лежит. И денег у каждой стороны сделки – как было 100 рублей, так и осталось – 100 рублей! Но экономика считается при этом работающей и успешной.

Теперь возьмём ситуацию экономического кризиса: как рыбные консервы, так и мыло в пачках лежит на складах. И у каждой стороны – те же самые 100 рублей в руках, которые и были в абзаце выше. Но при этом товары не проданы, не сменили владельца!

Но ведь мы же с вами видим, что ничего не меняется ни на складах, ни в деньгах, если сравнивать два приведенных случая.

Почему лежащий на складах ПРОДАННЫЙ товар никого не волнует и не беспокоит, а он же самый, и в том же самом количестве – беспокоит всех до отчаяния? Почему 100 рублей в кармане до покупки рыбником мыла – мертвый груз, а те же самые 100 рублей, но после покупки и продажи – движение экономики?! ВЕДЬ, КАЗАЛОСЬ БЫ, НИЧЕГО СУЩЕСТВЕННОГО НЕ ИЗМЕНИЛОСЬ!

На чисто бытовом уровне понятно, что мыло менее вкусно, чем килька в томате, а мыться килькой, да ещё в томате, менее удобно, чем мылом. И что мыловарам нужна килька покушать, а рыбникам – мыло помыться. Однако с теоретической, экономической точки зрения приведенный пример очень интересен. Ведь и килька в томате, и кусок мыла по условию нашей задачки равны 1 рублю. С экономической точки зрения они и не килька и не мыло, а РАВНАЯ ТОВАРНАЯ ЕДИНИЦА. С точки зрения экономиста вообще неважно, о кильке мы говорим или о мыле, если речь идет о товарах равной стоимости. Какая разница, в форме кильки вы имеете свой рубль, или в форме мыла? Деньги, как говорится, не пахнут…

Зачем вообще в этой схеме нужны деньги? Меняй себе кильку на мыло и наоборот, по мере движения из столовой в ванную и обратно! Те, кому не хватает мыла, будут сбывать с рук талоны на кильку, а тем, кому не хватает кильки – будут сбывать с рук талоны на мыло…

Если принять теорию, что деньги – эквивалент товара (т.е. в нашем примере рубль – то эквивалент баночки с килькой, то эквивалент пачки мыла) – то получится совсем уж и вовсе чепуха!

Потому что ведь рубли печатают не на рыбзаводе, и не на мыловаренном заводе, и хуже того: оба завода никак не могут повлиять на процесс печатания рублей (и золото – если кто вспомнит – не рыбаками вылавливается и не мыловарами отливается в монеты).

Напечатал царь (или независимый ЦБ) гору рублей, да и отдал их в руки своему другу детства Абраму. Кто ему запретит – коли он царь или независимый ЦБ? Абрам, который не делал вообще ничего – купит себе и гору мыла, и гору рыбных консервов. Общество же, состоящее из рыбников и мыловаров, останется с ворохом крашеной бумаги на руках, без рыбы и без мыла. Если рублей много, а рыбы и мыла осталось мало – они начнут обесцениваться. По кому это ударит? По другу детства Абраму? Никоим образом! Это ударит и по рыбникам и по мыловарам. Единственно, по кому это никак не ударит – друг детства Абрам. Он и покупал по старым ценам, ещё до рублёвого наводнения, он, если что – всегда дополучить может, печатающий деньги орган возглавляется его другом детства!

Поэтому запомним важный закон экономики: экономика является искусственно организуемой деятельностью масс с опорой на имеющиеся природные и инфраструктурно-унаследованные ресурсы.

"Естественный ход событий" в экономике – это набег печенегов, забирающих всё ценное в режиме грабежа, и оставляющих после себя дымные развалины...

+++

Всякий же более сложный экономический опыт – это искусственно выстроенная по тому или иному проекту схема взаимоотношений, позволяющая пользоваться благами разделения труда при защите от экономического шантажа со стороны хозяина «разделенных тружеников».

Они ведь совершенно беспомощные при ударе сверху, эти «разделенные труженики». Мыловары за несколько поколений совсем разучились сами ловить рыбу, даже браконьерским манером, и при чрезмерном давлении хозяина денежной эмиссии умрут от голода. А рыбники за несколько поколений совсем разучились варить мыло, и при чрезмерном давлении хозяина денежной эмиссии умрут от антисанитарии, умученные тифозной вошью…

Мы приходим к пониманию очень важной экономической закономерности: ДЕНЬГИ – НЕ ИНСТРУМЕНТ ОБМЕНА, А ИНСТРУМЕНТ РАЗРЕШИТЕЛЬНОЙ СИСТЕМЫ в отношениях хозяина ресурсов и их обработчиков.

На первый взгляд, если царь подарит некоему неведомому «мальчику из подворотни» рубль – он подарит ему РАБОЧЕЕ ВРЕМЯ, потребное на изготовление куска мыла или баночки с килькой. Так ведь, кажется? Сидел себе мальчик в подворотне, и ничего не имел. Ехал царь – пожалел мальчика, и дарит ему частичку рабочего времени мастерских на своей территории. Именно такой поспешный вывод сделали и смитизм, и марксизм (наследник учения А.Смита) – что, мол, деньги – это рабочее время, разбитое на единицы учета.

Мол, банка кильки делается за минуту, и пачка мыла за минуту – именно потому они и стоят одинаково. А если бы банка кильки делалась в два раза дольше, то и стоила бы в два раза дороже. Вот эту самую минуту – на выбор, у рыбников или у мыловаров – якобы дарит царь мальчику, когда дарит ему рубль…

Только это всё «оптический обман зрения».

Потому как подари царь мальчику алмаз – и вся схема рушится. Кто алмаз делал? Бог? Сколько у Бога времени ушло? Сколько электроэнергии затратил Бог? И как соотнести затраты Бога и затраты мыловара? Ещё Рикардо писал, что алмаз не полезнее воды, и что умирая от жажды в пустыне, отдашь все алмазы за глоток воды… Но воду мы ни во что не ценим, её много, а алмазов мало, и мы давай их наценивать до безумия…

Что из всего этого следует? То, что «свободно, рыночным путём сложившиеся цены» - миф и блеф. Естественным путём может сложиться только одна цена, всюду уплачиваемая монголами, печенегами, гуннами и армией США: удар кулаком в морду с последующей конфискацией имущества нокаутированного. И там, где рынок свободен – мы видим, что все цены формируются примерно этим путём, через зуботычину, перемежеванную местами с лживой демагогией, мошенничеством заменяющей прямой грубый грабёж.

Экономика же посложнее, чем у Атиллы и Билла Клинтона, выстраивается из СИСТЕМЫ ПОЛЬЗОВАТЕЛЬСКИХ РАЗРЕШЕНИЙ, выдаваемых владельцем ресурсов представителям разных отраслей труда.

Вернёмся к нашему примеру в начале статьи. Для того, чтобы купить 100 пачек мыла, у рыбников было 100 рублей. И для того, чтобы купить 100 банок рыбных консервов, у мыловаров тоже было 100 рублей. В общей сложности – 200 рублей. Но откуда они взялись, если мы примем за условие задачи, что НИКТО ЕЩЁ НИЧЕГО НЕ УСПЕЛ ПРОДАТЬ?

Как можно купить мыло, не продав рыбы? И наоборот, как можно купить рыбу, не продав мыла? Думайте, думайте! Вам нужна рыба, но, чтобы её купить, вам нужно продать мыло. А продать его больше некому, кроме как рыбникам. А они и рады бы купить, но у них нет денег: вы же не купили у них рыбы, откуда у них возьмутся деньги? Но и у вас деньгам взяться неоткуда – вы же ведь ещё ничего не продали…

+++

Вот мы и высветили роль денег, как РАЗРЕШИТЕЛЬНОЙ СИСТЕМЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ!

Денежный инструмент исходит от ресурсной власти, как разрешение пользоваться природными ресурсами (они всегда играют роль ПЕРВОТОВАРА, запускающего причинно-следственную цепочку продаж и покупок).

С помощью разрешительной системы ресурсная власть КОНСТРУИРУЕТ РЕАЛЬНОСТЬ, ту или иную. Или – как у нас в 90-е – вообще никакой реальности.

Надеяться, что люди, обменивающиеся товарами, придумают какие-то своих схемы и системы обмена, в обход государственных денег (и разрешительной системы владельца территории) – нелепо. Не потому, что мыловары и рыбники такие глупые и подлые (хотя и это тоже – люди порой взаимно уничтожают друг друга через глупую жадность). Главная причина – объективна, а не субъективна. Рыба ловится не в вакууме, и мыло варится не в вакууме. И рыбные консервы, и пачки мыла производятся с подключением определенных ресурсов определенной территории, а «ничьей» территории в мире не осталось. Были и Дикий Запад, и африканские джунгли колонизаторов в пробковых шлемах, да миновали те деньки.

Не получая государственных денег всякий производитель отрывается от ресурсной базы территории, которая ему необходима, чтобы его труды не оказались убыточными. Он превращается в космонавта, потерявшего связь с Центром Управления полётом.

Конечно, либералы могут упражняться в демагогии, рассуждая, что только плохой космонавт погибнет, потеряв связь с Землёй, а хороший космонавт извернётся, и что периодически отрубать связь с Землёй – средство избавления от плохих космонавтов. Но это демагогия, и ничего больше.

+++

В любом устройстве экономики есть очень существенный изъян, который экономика своими силами закрыть не может: противоречие между абсолютной свободой верховной власти и проистекающих от неё денег и принципиальной несвободой ТЕХНОМИКИ, исчисляемого в деньгах и принадлежащего власти мира реальных благ, реальных товаров и услуг.

С ИМЕЮЩИМИСЯ В НАЛИЧИИ благами власть вольна поступать, как ей вздумается: дарить в любых пропорциях любым Вексельбергам и Абрамовичам, конфисковывать всё себе лично, гноить от жадности или наоборот, распылять всем чернокожим коммунистам по свету. Но с ЕЩЁ НЕ ИЗГОВТОВЛЕННЫМИ, ПОТЕНЦИАЛЬНЫМИ БЛАГАМИ власть не может поступить, как ей вздумается. Здесь она ограничена в сво ём волюнтаризме ТЕХНОМИКОЙ.

Власть может подарить Абрамовичу весь выращенный урожай, оставив всех, кто урожай растил без единого зернышка. Но власть не может подарить Абрамовичу НЕВЫРАЩЕННЫЙ ЕЩЁ урожай – потому что на таких условиях его некому и незачем будет растить. Власть (и её деньги) владеет настоящим безраздельно – будущим же только в случае соблюдения норм техномики.

Деньги – это вторгающийся в экономику внеэкономически й, но при этом метафизически-неизбежный фактор власти, господства, насилия и подчинения.

Деньги – это по природе своей КОНФИСКАЦИЯ С ПРАВОМ КОМПЕНСИРУЮЩЕЙ КОНФИСКАЦИИ: «я хан, я беру у тебя овцу для своих воинов – но ты имеешь право дойти до моих аулов, и там мои подданные по этой бумажке обязаны дать тебе другую овцу. А не дадут – я разберусь с ними ногайкой…»

Ну, а если аулы разорены, и овец там уже нет, и никакой ногайкой не вышибить? Тогда ты, получатель бумажки о реквизированной овце, что называется, «попал», ничего уже не попишешь…

Деньги не есть «барашек в бумажке», как думают либералы и марксисты (в этом они сходятся). Деньги, наоборот, бумажка о потере барашка, но с выданной властью гарантией компенсации ущерба – если найдется, чем компенсировать (и, к тому же, будет у власти желание соблюдать свои обещания, тоже весьма немаловажный фактор, в основном и порождающий инфляцию).

+++

Самое главное, исходящее из реальной природы денег: как инструмент КОНСТРУИРОВАНИЯ РЕАЛЬНОСТИ: они не могут волочиться за реальностью, пытаясь под неё подлаживаться.

Если сокращать денежные расходы при сокращении реальных благ в обороте, то это будет иметь только один результат: ДАЛЬНЕЙШЕЕ СОКРАЩЕНИЕ благ в обороте.

Через деньги Власть предоставляет Труду право распоряжения ресурсами территории. Она делает это прямо (финансируя, например, геологические изыскания, отыскивая те дары природы, которые предшественники не догадались взять в собственном доме) или косвенно (повышение платежеспособности бюджетников увеличивает прибыль торговцев, и через это наращивает и сумму и стимулы для инвестирования в развитие производства).

Если власть сокращает свои расходы, снижает зарплаты своим служащим, свои бюджетные статьи – она тем самым вовсе не «приводит в соответствие желания с возможностями», а наоборот, сводит возможности к нежелательному варианту.

Страна попадает в замкнутый круг: меньше денег – меньше труда - меньше труда – ещё меньше денег – ещё меньше труда и т.п. Ресурсы, которые нечем оплатить пользователям, валяются без дела, либо втуне, либо вообще напрямую сгнивают за ненадобностью. Люди бедствуют, а производственные мощности остаются незагруженными, ПОТОМУ ЧТО ВЛАСТЬ МИЛОСТИВО ПОВЕЛЕТЬ НЕ СОИЗВОЛИЛА в форме денежных инструментов раздачи ресурсов Труду в пользование…

+++

В этой точке энтропии ума и совести рождаются бредовые теории Гайдара-Кудрина-Набиуллиной-Улюкаева и прочих, которые не имеют к экономической науке никакого отношения, а представляют из себя припудренное научными терминами ЖЛОБСКОЕ КРОХОБОРСТВО.

Вся суть господствующей теории от Е.Гайдара до наших дней – решить проблему нехваток, дефицитов и недостаточности любого продукта через сокращение числа его пользователей. Это всё равно, что залезть на склад продовольствия, закрыться там изнутри и чавкать в «гордом одиночестве», игнорируя стуки и вопли снаружи…

Тому, кто так делает, следует понимать, что однажды те, кто снаружи, взломают дверь, доберутся до него, и он уже не будет в «гордом одиночестве».

Сама по себе методология «отсечь лишних дверью» (чтобы всем, кто в магазине, всего хватило) - была рождена М.Жванецким.

И родилась она в качестве злой сатиры, гиперболы для эстрадного стёба...

Думаю, Жванецкий и сам удивился, когда увидел, что его клоунаду превратили в «экономическую теорию», восхищающую дебилов поистине мгновенным, словно по волшебству, исчезновением всех и всяческих дефицитов!

Вдохновлённые Жванецким «эксперты правительства» всю свою кипучую энергию направили не на увеличение продукта, а на сокращение экономически-учитываемого населения. Главный принцип такой «экономической стратегии» - «главное, чтобы «нашим» всего хватало».

+++

Если вы думаете, что эта «экономика сатиров и сатириков» позади, осталась в 90-х годах, то вы сильно заблуждаетесь. Продолжается всё та же «линия отсечения дверью» по принципу «ответим на уменьшение благ уменьшением денег для масс». Вот и РИА «Новости» сообщают: «секвестр расходов бюджета вот-вот начнется: на 10% они будут урезаны не только в 2016-2017 гг., но и в 2015 г. Социальные расходы тронуть нельзя — мешает закон».

Это тоже, в сущности, демагогия, потому что статьи «АСОЦИАЛЬНЫЕ РАСХОДЫ» ни в одном бюджете мира не существует.

Всякий расход так или иначе социален, ибо деньги идут людям, через людей на рынок, а через рынок – вливаются в благополучие людей. Казалось бы, что социального в производстве танков, да ещё и в мирное время? А на самом деле – деньги на металл пойдут металлургам, деньги за труд – мастерам завода и членам их семей, деньги за НИОКР – ученым и преподавателям технических ВУЗов и т.п.

Именно поэтому циничные «Ведомости» не педалируют скользкую тему «социальных и асоциальных расходов»: «Правительство урежет госрасходы на 10% уже в бюджете 2015 г., заявили «Ведомостям» три федеральных чиновника: решение принято на совещании у премьера Дмитрия Медведева».

«Представитель Минфина… отмечает, что министерство давно убеждает в необходимости сократить расходы в 2015-2017 гг., отказ от такой меры — дополнительный удар по экономике. 10% — это разумный минимум сокращений, говорит он, а все публично-нормативные обязательства будут выполнены в любом случае».

«Сокращение расходов — вынужденная мера, неблагоприятная конъюнктура требует жертв, считает руководитель Экономической экспертной группы Евсей Гурвич: на первое полугодие 2015 г. прогнозы очень плохие… Дать право министерствам самим решать, где резать, — правильно: они лучше знают, где резервы и что важнее» .

«Самое главное — чтобы не повторилось то, что было в 2009 г., когда правительство ответило на кризис дополнительной индексацией» - отмечает Гурвич. – Ведь на следующий год утверждена индексация зарплат бюджетников в 5,5%».

Если такова позиция «Экономической экспертной группы правительства РФ», то дела наши очень плохи.

Ведь любой, даже неграмотный человек, понимает, что подпирать нужно в первую очередь падающее, устойчивое же может подождать.

Теоретически бюджет можно сокращать при бурно растущей экономике (хотя тоже непонятно – зачем?!) – и бурно растущая экономика выдержит это.

Но если экономика И ТАК УЖЕ падает – и именно в этот момент (прикрываясь «антикризисной» демагогией) из под неё выдергивают ЕЩЁ И бюджетные подпорки – как, каким образом, объясните, это может остановить падение?

+++

Логика Гурвича всегда была и сегодня остаётся классическим гайдаровским жлобским крохоборством. «Главное, чтобы нам хватило, а до остальных нам дела нет».

Стало меньше благ – уменьшим их доступность. А думать, как сделать больше благ – не для нас. Начнёшь работать – ещё, упаси Бог, вспотеешь…

Так же легче: закрываемся на складе и хрумкаем в узком кругу «рукопожатых»…

О том же, что «нерукопожатые», ворвавшись снаружи, пожмут этим умникам отнюдь не руку – они стараются не думать. Классическая логика временщиков – «на наш век хватит, после нас хоть потоп»…

А. Леонидов-Филиппов.; 15 декабря 2014

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • В.Авагян: "СЕЯЛКА ИЛИ ДАВИЛКА"?

    В.Авагян: "СЕЯЛКА ИЛИ ДАВИЛКА"? ​Основное противоречие США, как мирового гегемона заключается в конфликте расширяющейся, углубляющейся политической экспансии – и сжимающимся контуром экономических отношений. Чем больше поглощает империя – тем больше она разоряет тех, кого поглотила. Если у нормальных империй после захвата начинается восстановление разрушенных борьбой экономик, уже на своей территории, то для США после их победы начинается разорение, выжирание и вымаривание дотла побеждённого.

    Читать дальше
  • …И С ВЕЧНОСТЬЮ ДЫШАТЬ В ОДНО ДЫХАНЬЕ…

    …И С ВЕЧНОСТЬЮ ДЫШАТЬ В ОДНО ДЫХАНЬЕ… «Можно изображать становление национальной буржуазии» – говорит герой новой книги «Волки из пепла» Александра Леонидова – «А можно национальной интеллигенции… Но когда это в одном лице – то смешно получается». И действительно, получилось смешно. Но не в том смысле, что получилось плохо, а в том, что всё произведение пронизано тонким и психологическим юмором, включило в себя сочное богатство народного анекдота, именно язык, а не сюжет анекдотической (в хорошем смысле слова) речи. Если говорить о сюжете, то действительно, персонаж не солгал: основное содержание – становление в РФ национальной буржуазии и национальной интеллигенции. Они метафизически противопоставляются космополитам и компрадорам во власти и быдловатой, худшей части народной толпы.

    Читать дальше
  • В. АВАГЯН: "ТРИЕДИНЫЙ ДЕКРЕТ"

    В. АВАГЯН: "ТРИЕДИНЫЙ ДЕКРЕТ" ​Вот представьте, что вы – производитель сковородок. Конкурентов у вас нет: продуманный протекционизм вытеснил с рынка иностранные сковородки. При этом зарплаты и пенсии в стране растут. И при этом повышать цены запрещено. Людям куда деваться? Они идут и покупают ваши сковородки. Чужих они купить не могут: чужих с рынка удалили. Не покупать – зачем тогда деньги? Продать им дороже твёрдой цены вы не имеете права. Таким образом, перекрывая все сливы капиталов (за границу, в спекуляцию и др.) вы канализируете энергию производительного труда в рост производства. Ваше производство сковородок растёт, предложение расширяется. Вы обновляете производственные фонды, обеспечиваете занятость на рынке труда, ищите новые технические решения, придумываете новые виды продуции...

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека..