Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Сентябрь
пн вт ср чт пт сб вс
  01 02 03 04 05 06
07 08 09 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30        

МЫСЛЬ: РЕКА ИЛИ БОЛОТО?!

МЫСЛЬ: РЕКА ИЛИ БОЛОТО?! ​Настал для нас критический момент. Мы просто погибнем, повторим судьбу динозавров и трилобитов, если не научимся понимать простые, в общем-то вещи: человеческая цивилизация хрупка и искусственна, рационализм не имеет монополии на психические процессы (то есть рационально-поступающий человек далеко не всегда отражает реального человека). Кроме того, кроме откровенных социопатий, наиболее бурно размножающихся именно в периоды материального благополучия, существуют и разные варианты собственно-рационального мышления.

Это ведь только наивные просветители XVIII века могли думать, что любое «рацио» - дарит миру благоденствие и счастье. На самом деле, у рациональности несколько типов, и каждый из них обладает своей внутренней логикой. Так что дело только в добровольном выборе человека. Нельзя доказать или обосновать те аксиомы, из которых потом выводятся доказательства для того или иного типа рационализма. Их можно только выбрать – исходя из принципов симпатии…

Цивилизационное мышление – это такой тип мышления, в котором приоритет отдаётся будущим поколениям. Что мы оставим грядущему? Это высшая форма человеческого мышления, непосредственно творящая дух истории, культуру человечества, обеспечивающая преемственность и развитие цивилизации.

Для такого типа мышления полёт в Космос гораздо важнее сегодняшнего обеда или завтрака, и понятно почему: полёт в Космос навеки войдёт в скрижали, а обед или завтрак через день станут просто калом, и никому никогда ничем больше не будут интересны.

Социальное мышление – тип мышления социализированного человека уровнем ниже предыдущего. Он ориентирован прежде всего на текущее благополучие общества (социума), на бытовую культуру. Его меньше волнуют мегапроекты, и больше волнует среднестатистическое потребление, даже если оно с точки зрения цивилизации бесплодно. Здесь речь идёт уже не о сохранении и приумножении достояния человечества в целом, а о комфорте отдельно взятого его звена, текущего поколения.

Если люди с цивилизационным мышлением – это Циолковский, Королёв и Гагарин, то люди с социальным мышлением – это малоизвестные широкой публике экономисты, творцы «скандинавской модели» социальной экономики, «североевропейской модели». Это представители такого «остывающего» течения мысли, как североевропейская социал-демократия. Они работают не на вечность всего человечества, а только на обозримое и ограниченное будущее своего народа.

Криминальная суб-культура – это тип мышления, который находится ниже социального мышления. Здесь понятие «общественного блага» вообще утрачено, и тем более утрачено понятие нетленного культурного наследия. Здесь мы встречаем типажи, которые озабочены только ЛИЧНЫМ рвачеством и мародёрством. Их не волнуют высокие идеалы, да и среднестатистическое потребление сограждан их тоже не волнует.

Их задача по отношению к обществу – обобрать и удрать. Если Людвиг Эрхард (творец «экономического чуда» в ФРГ[1]) – человек с социальным мышлением, то Ельцин или Порошенко – яркие представители криминальной суб-культуры рвачей и мародёров, социального затухания.

+++

Конечно, Эрхард тоже предлагал тупиковый путь. Обожраться потребительскими благами в условиях взаимопонимания и доброжелательность не так плохо, но и не хорошо. Цель-то в чём? Ну, сегодня вы хорошо питаетесь, завтра… А дальше?

Эрхард видел в человеке лишь домашнюю зверушку, которую нужно хорошо кормить, держать в тепле, подстелив мягкий и уютный половичок, регулярно выгуливать, вычёсывать блох, и т.п. Но это облик кастрированного кота, вечно сонного, который подменяет собой образ человека-творца.

Безусловно, Эрхард на порядок выше Ельцина или Порошенко, потому что он сохраняет представление о долге человека перед обществом, о некоем среднестатистическом праве своих сограждан, о человечности и ответственности руководителя. Эрхард вёл в никуда – но он, по крайней мере, не людоед.

И очень многие разработки Эрхарда необходимо изучить сегодня, взять на службу людям будущего, потому что умение создавать бытовой комфорт – тоже часть человеческой цивилизации. Нельзя сводить ВСЮ цивилизацию к этому, но нельзя и отделять цивилизацию от бытового комфорта.

От правителей с криминальной суб-культурой в головах взять в будущее нечего – потому что у них не было никаких разработок. Ельцин или Порошенко не трансформировали общество ни в какую сторону – они просто ломали его на куски и утилизировали в скупках краденого.

Однако, как бы негативно мы не относились к криминальной суб-культуре мышления – она всё же входит (снизу) в рамки РАЦИОНАЛЬНОГО МЫШЛЕНИЯ. Криминал, даже самый отмороженный – отличается от чистого безумия тем, что он всё же имеет какие-то (пусть низкие) устойчивые цели, строит планы и умеет согласовывать их с законами природы, с реальностью.

Именно поэтому преступника и проверяют перед судом психиатры – вменяем ли он, адекватен реальности – или он сумасшедший?

Большая часть преступников всё-таки психически вменяемы: у них сохраняется представление о причинно-следственной связи между явлениями и низменный реализм поступков.

+++

Поэтому ниже криминальной суб-культуры, разваливающей цивилизацию, общество, но не саму личность (ещё умеющую ценить хотя бы саму себя) – мы находим ещё один пласт мышления:

Суицидально-дегенеративное мышление – это такой тип мышления, который порвал все связи с реальностью, не умеет отделять реальность от галлюцинаций, а смертоносное – от жизнеутверждающего. Здесь мы сталкиваемся не только с утратой цивилизационной, социальной, но и с биологической природы человека.

Ярчайшие картины суицидально-дегенеративного мышления даёт нам сегодня низовая масса либерального и украинствующего спектра. Это люди, которые ведут себя, как преступники, но вознаграждают себя только «морально» - как если бы они были борцами за идею.

То есть – имеются убийцы, которые убивают, чтобы ограбить.

А есть убийцы, которые убивают непонятно зачем – просто потому, что у них в голове голоса или зрение вместо реального мира показывает им какой-то фантастический мир-мираж…

Преступник понимает, что делает и зачем. Социопат лишён такой вменяемости поступка и плана, он не отдаёт себе отчёта ни в своих поступках, ни тем более в их последствиях. Он не опасается ответственности за содеянное – потому что он неспособен понять, что им содеяно.

Именно потому, например, социопат очень любит фотографироваться, попирая ногой свои жертвы, и даже выкладывать такие фото в соцсети – тогда как рациональный преступник стремится максимально сокрыть деяние.

Ведь преступнику нужен результат, а не процесс преступления. Социопату, наоборот, результат совершенно не важен – а важен процесс.

+++

Цивилизация не возникала сама собой, и не развивалась сама по себе, «независимо от воли и усилий отдельных людей». В цивилизации нет внутренних двигателей, свободных от человеческой субъективности. На любой стадии цивилизации деградация человеческой психики может свести на ноль проектные усилия тысячелетий.

Цивилизация – это проект, подобный Транссибу или ДнепроГЭСу, который сперва проектируется, потом возводится усилиями конкретного персонала. Или – если персонал побросал кирки и тачки, разбежался – соответственно, не возводится…



[1] Его стратегия получила название «социальное рыночное хозяйство». Эрхард понимал, что в условиях значительного влияния социалистических идей ХХ века не обойтись без использования широких мер по социальной защите населения и без применения этатизма. Он пытался (и не без успеха) совместить это с сохранением относительной хозяйственной свободы частных собственников и финансовой стабильностью. В модели Эрхарда государство СОЗДАЁТ платежеспособный спрос граждан, а рынок ОПТИМИЗИРУЕТ его, обслуживая самыми экономными и удобными для потребителей путями и способами.

Александр Леонидов; 22 мая 2017

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ​Самозамкнутость и Традиция

    ​Самозамкнутость и Традиция В детских книжках, которые я очень любил в детстве, поучительные картинки всегда изображали очень кучно и динозавров и электроны атома. В реальной жизни динозавры не смогли бы жить так близко друг от друга, а электрон далёк от ядра атома так же, как булавочная головка на последнем ряду гигантского стадиона была бы далека от теннисного мячика в центре стадиона. Но нарисовать так в книжке нельзя – потому рисуют кучно, сбивая масштабы. Та же беда случается всегда и с историей цивилизации. Оглядывая её ретроспективно, из неё сливают огромные пустоты разреженного протяжения, оставляя близко-близко друг от друга значимые факты духовного развития.

    Читать дальше
  • "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..."

    "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..." Московское издание полной версии романа А.Леонидова "Иго Человеческое" - не оставит равнодушным никого, кто думает о судьбе Отечества, да и просто об устройстве человеческой жизни. В остросюжетной форме исторического повествования автор ставит самые глубинные и "проклятые" вопросы, на которые бесстрашно, порой, может быть, опрометчиво - даёт ответы. Спорить с автором в данном случае ничуть не менее полезно, чем соглашаться: произведение ВЗРОСЛИТ, независимо от отношения читателя к заявленным идеологемам.

    Читать дальше
  • ​«Легенда о Китеже» и западная советология

    ​«Легенда о Китеже» и западная советология Чтобы понять, о чём речь, предлагаю сперва рассмотреть условную, умозрительную модель, которую пока не привязываю ни ко времени, ни к географическому месту. Модель начинается словом «Допустим». Просто допустим, что есть система, в которой житейские доходы человека неопределённые. В силу неопределённости (обозначаемой алгебраическим «х») они могут быть любыми. Есть вероятность любого значения «х». «Х» может быть равен 0, 1, 2, 5, 100 и т.п. Личные доходы человека не ограничены ни сверху, ни снизу. Они строго индивидуальны: могут быть сколь угодно большими, а могут и вообще отсутствовать (=0).

    Читать дальше

Свобода - более сложное и тонкое понятие. Жить свободным не так легко, как в условиях принуждения. — Томас МАНН.