Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 58,4296 руб.
  • Курс евро EUR: 68,0822 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,2039 руб.
Август
пн вт ср чт пт сб вс
      01 02 03 04
05 06 07 08 09 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31  

"Академики не шутят", или "куда мы катимся"...

"Академики не шутят", или "куда мы катимся"... Разоблачитель филологических фейков, академик А.А. Зализняк заявил на церемонии вручения ему премии Александра Солженицына: «Мне хотелось бы высказаться в защиту двух простейших идей, которые прежде считались очевидными и даже просто банальными, а теперь звучат очень немодно: 1) истина существует, и целью науки является ее поиск, 2) в любом обсуждаемом вопросе профессионал (если он действительно профессионал, а не просто носитель казенных титулов) в нормальном случае более прав, чем дилетант.

Им противостоят положения, ныне гораздо более модные: 1) истины не существует, существует лишь множество мнений (или, говоря языком постмодернизма, множество текстов), 2) по любому вопросу ничье мнение не весит больше, чем мнение кого-то иного. Девочка-пятиклассница имеет мнение, что Дарвин неправ, и хороший тон состоит в том, чтобы подавать этот факт как серьезный вызов биологической науке».

Всё зло в наши дни скатывается в один шарик: не лучшее место выбрал Зализняк (премия имени Солженицына) для примера, да и пример совсем не лучший.

Дело в том, что нельзя одновременно утверждать Единую Истину и теорию Дарвина. Здесь очень глубокое логическое несоответствие, которое искорёжило не только мысль академика Зализняка (наша цель вовсе не в том, чтобы поймать его на неловком обороте речи), а вообще – всю Новейшую Историю.

Если Истины не существует, то и существование науки бессмысленно, потому что ей нечего искать. Если «существует лишь множество мнений (или, говоря языком постмодернизма, множество текстов)», тогда всякое утверждение не более и не менее ценно, чем любое другое. Правда равна лжи, всякое равно всякому, дискутировать учёным не о чем: если у вас одинаковые взгляды, то спора нет, а если разные – то у каждого права на собственный взгляд…

Отсюда возникает ещё один важный вопрос: если наука бессмысленна, если её вообще нет в объективной реальности (она только выдумка людей, верующих в ложь существования Единой Истины) – как существовать современной цивилизации? Наверное, всякий согласится, что современный образ жизни и научно-рациональный подход неразделимы!

А что такое дарвинизм? Отрицание Бога и божественного творения (креационизма), возникновение разных видов живых существ в случайностях борьбы за существование и естественного отбора. Причём (очень важно!) получается, что кроме этих разных, случайно слепившихся существ ничего больше и нет вовсе в мёртвой протяжённости Вселенной!

Но в таком случае Единой Истины, и вообще Истины быть просто не может, потому что нет ни критериев, ни эталона её определения. Для антилоп утверждение «львы – зло» является истиной. Для львов утверждение «львы –зло» очевидным образом не может являться истиной. Одно и то же утверждение есть и истина и ложь в зависимости от приложения к разным носителям.

Вот и получается «лишь много мнений»: мнение антилоп, мнение львов и мнение охотящегося на тех и других человека. И ещё бесконечное множество мнений, приспособленных быть локальной истиной для субъекта, но начисто лишённых объективности. То есть никакая истина не существует как истина при взгляде со стороны. Она существует только как эволюционное приспособление в борьбе за выживание конкретного субъекта!

Отсюда, что называется, «все дороги открыты» в «волшебный» мир безумия и растления. И фашизм был лишь первым шагом в эту сторону. Если какой-то человек говорит, что Луна сделана из сыра, то это безумие; а если он богат, и хорошо платит за поддакивание, то это вовсе не безумие, это истина, помогающая вам выжить. Если ваша цель извлекать доход (то есть средства к существованию в борьбе за существование), то истиной оказывается любое утверждение, способствующее выживанию. А ложью – любое обратное утверждение. Львы – зло, если вы антилопа, и львы не зло, если вы лев. Так существует ли вообще Зло – или это лишь пёстрая, противоречивая совокупность конкретных невыгод конкретных существ, локальных в силу своей биологической природы?

Опять же, существует ли то, что уже прошло? Существует ли то, что будет в далёком будущем? Для верующего человека, естественно, да, потому что он мыслит Вселенную возрастом Бога: бесконечностью и вечностью. И если установлено, что событие было 1000 лет назад – оно принимается, как реальное. И на этом строятся рациональные науки.

А с атеистом сложнее. Ведь его Вселенная – это его биологический возраст. А его пространство – это пределы его биологической досягаемости. Всё, что выпадает за рамки, обозначенные тире на кладбищенском камне не просто несущественно, но и вообще немыслимо, нереально, имеет характер патологической галлюцинации – при попытках это воображать.

Кто вместо тебя смотрит на прошлое – если ты своими биологическими глазами на него смотреть не можешь? Кто, вместо тебя, смотрит в будущее, если точно известно, что тебе биологически туда никак не добраться? Ведь глаза, которыми смотрит учёный – не биологические, а умозрительные. Это глаза Бога. А своими собственными глазами и иными собственными органами чувств человек бессилен воспринять и прошлое, и будущее.

Так и возникла наука: вначале глаза Бога, а потом – учение о Единой Истине, которую следует искать, и которая одна на всех. Если принять, что Бога нет, то нет и его глаз, ушей, осязания и т.п. Собственно говоря, и нас тоже нет – потому что смертное равно нолю[1].

А в том, что объективно не существует – нет никаких законов или возможности изучения общих закономерностей. В галлюцинации всё является ложным: и когда действует внутри неё закон тяготения, и когда он там не действует. Если вы летали во сне – это ведь не значит, что вы летали, говорить, что вы умеете летать – ложь. И говорить, что вы во сне не летали – тоже ложь, потому что вы же летали. Факт в галлюцинации был, но в объективной реальности его не было. Вот он был или не был, если так?

+++

Это всё очень серьёзно, и очень влияет на наш современный быт, на всю нашу жизнь. Откуда появились кровавые и циничные чудовища приватизации 90-х? Их поведение несовместимо с верой в Единую Истину. Их поведение – продукт впитывания дарвинизма в психологию и мотивацию поступков. То есть веры в то, что никакой Единой Истины нет, а есть множество одинаково правдивых и одинаково же лживых мнений. «Найму юристов и пиарщиков – отмоют».

Из дарвинизма вытекает тот факт, что никакой кабинетный учёный не является учёным, а настоящим учёным (учившим полезные вещи, а не бред) является только тот, кто занял лидирующее место в борьбе за существование.

То есть монстр, уголовный преступник и чудовищный циник, по локоть в крови. Если единственный смысл знания – победить в борьбе за выживание, тогда и наука только одна: наука попрания и обмана всех остальных.

Презрение, которые уголовники-приватизаторы неподдельно и ярко обнаруживают к интеллигенции (очкастым ботаникам) – черпает истоки именно отсюда.

-Если ваши знания не выводят вас в хозяева жизни – то все ваши знания мертвы и нелепы! Не давая вам денег, они равноценны бреду, и бумагу ими марать так же глупо, как записывать нечленораздельное мычание за коровой или сумасшедшим! Вы называете «знанием» речевое недержание, демагогию! А вот наши знания настоящие, как клыки или когти, полезный инструмент: они помогли нам всех убить, всё отнять

Может быть, современный олигарх слишком косноязык, чтобы так связно это вам высказать; может быть (более вероятно) – он слишком хитрый, чтобы это потайное своё «знание жизни» вам открывать. Но ведь за всеми злодеяниями всех чубайсов в мире стоит именно эта психология «гностицизма», довольно связное мировоззрение, претендующее на полноту познания Вселенной по Дарвину!

+++

Мы попадаем в мир, в котором единственным «научным» подходом будет подстеречь академика Зализняка в тёмном переулке с его зарплатой, и приложить ломиком. А потом технично уйти с награбленным, чтобы не догнали. Всё остальное в картине мира по Дарвину – бред и предрассудки, понимаете? Хочет ли сам академик Зализняк оказаться в таком мире «строгой научности»?

В котором сперва отделяют истинное от нравственного, как «разные вещи», а потом, совершенно логично, объявляют всё нравственное ложью: а чем же ещё, если оно не истинное?!

+++

Может быть, ещё в 1990-м году рассуждение по мотивам фразы Ф.М. Достоевского «Бога нет – всё позволено» показалось бы теоретическим, гипотетическим, оторванным от практики. Сегодня оно таким совершенно не кажется! Умирает ли рациональная наука и её авторитет в обществе? А вы что, этого не видите? Заменяется ли объективная реальность выдумками и фейками на уровне государств и госпропаганды? Разве не очевидно?

Все, кроме хищников, воспринимаются глупыми чудаками, «не от мира сего», шизанутыми – да или нет? В 80-е мы учили дарвинизм в школе на уроках, на уровне теории. Сегодня идея, овладев массами, становится практикой. И это неизбежный путь: идея или отвергается, умирает, или, победив, становится практикой. Из области слов и общих рассуждений она переходит в область поступков и мотиваций конкретных действий в конкретной ситуации.

Нас тысячу лет учили, что заниматься людоедством нельзя, нехорошо. Это теория и идея. И теперь, если мы увидим человечину на столе в запечёном виде, нас вырвет от омерзения: это условный рефлекс, идея, с уровня слов перешедшая к поведенческой реальности.

Точно так же и дарвинистская картина мира сперва воспринимается как абстрактная, висящая где-то далеко-далеко в области теоретического умозрения, и на наши отношения с Васькой из соседнего двора никак не влияющей. Но приняв её как истину и пропитавшись ею, мы начинаем себя вести определённым образом и с Васькой, и с Петькой, и с женой, и с детьми, со всем и со всеми.

Когда в начале 90-х огромное количество «обычных советских парней» в мгновение ока обратились в упырей и каннибалов, в высокопоставленных иуд, изменивших присяге и долгу, в бандитов и отморозков – это была не волшебная палочка и не гипноз. Это был переход количества в качество, понимаете, тот переход, который диалектика называет «скачком»!

Это как у Достоевского лакей Смердяков: слушал Ивана Карамазова, сверял со своими мыслями, обдумывал, переваривал, и довольно долго. А потом пошёл и ради денег убил, и на Митю Карамазова свалил. И если Раскольников у Достоевского сам породил свою идею (о благости убийства), то Смердяков перенял её у образованного общества своего времени, как старательный и послушный ученик в школе. В убийстве, совершённом Раскольниковым – бунт, а в убийстве, совершённом Смердяковым – послушание. Его, Смердякова, этому учили. Учили бы другому – он по другому бы и поступил…

+++

Вы спросите меня, как выходить из этой чудовищной калиюги, в которой мы оказались после 1991 года – а я не знаю. Ведь нельзя же вывести доказательство, и тем более веру в Бога (он же Единая Истина) из его полезности для общества!

Ибо бездна существует между пламенной, фанатичной убеждённостью в чём-либо (когда человек жизнью жертвовать готов) и простым холодным пониманием, что оно, теоретически, может оказаться когда-то, кому-то, в чём-то полезным!

Ну, допустим, мы осознали необходимость идеи Бога для науки в качестве догмата о Единой Истине. Олигарх, допустим, с нами согласился «на все сто», говорит, да, я вижу – без Единой Истины науки не будет. И дальше что?

А я скажу вам, что.
Он скажет: куда ваша Единая Истина пошла, туда пусть и ваша рациональная наука идёт. Она мне без надобности. Я, скажет, родился случайно в мёртвом космосе, достиг вершин наслаждения одному мне известными способами, а скоро я умру, и мне вообще ничего не важно будет. Наука ваша – проститутка моя. Я её снял на пол-века, обслуживать меня, и на мой век её хватит. А что с ней, шалавой, будет потом – мне не интересно. Меня не будет – Вселенной не будет, понимаете?!

Дарвинизм – не пестики с тычинкам. Дарвинизм – вот это, и ничего более. Это рывок смертного существа к предельному наслаждению в той галлюцинации, которая является его существованием. И которая вне его наслаждения не имеет никакого смысла, как не имеет и отдельного от него бытия. Наша галлюцинация – она же только наша, другие-то её не видят, для других её вовсе нет, как и всего, что в ней произошло…

Для человечества и его цивилизации дарвинизм – «закрывающая технология». И по части закрытия проекта «человек» дарвинизм (и его ответвление – фрейдизм) продвинулся куда дальше, чем по части доказательства своих сомнительных, но навязчиво подаваемых базовых положений[2].

Во что верить, во что нет – конечно, дело каждого личное. Но всё же, если речь идёт о такой масштабной и всеохватной гипотезе, угрожающей всему существованию цивилизации, угрожающей сменить творца-созидателя на вороватого приспособленца – надо очень и очень тщательно, снова и снова всё обдумывать.

То, что вы сегодня назвали «Истиной» - завтра станет вашей жизнью. Помните об этом.



[1] Конечная сумма, отнимаемая от бесконечности, ничего не убавляет от бесконечности; бесконечность времени не станет ни больше, ни меньше, если прибавить или отнять 80 лет земной жизни. То есть Х-Y = X, что означает: Y=0!

[2] Физики, занимавшиеся термодинамикой, вывели два закона, весьма «неприятные» для дарвинистов. Второй закон термодинамики устанавливает, что энтропия (количественная мера беспорядка) с течением времени лишь возрастает, а вытекающий из него принцип порядка Больцмана утверждает невозможность самопроизвольного перехода системы от менее упорядоченного состояния к более упорядоченному. Интересно, что Людвиг Больцман предпринял свое исследование именно с целью рассмотрения основ дарвиновской модели прогрессивной эволюции. А генетиков в СССР попросту расстреливали за их явное несоответствие дарвинизму, хотя они, пытаясь себя спасти, много пищали про «верность идеям дарвинизма»…

Николай ВЫХИН, специально для «ЭМ»; 2 августа 2019

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ​О. Василий (Литвинов): Слово об экономике

    ​О. Василий (Литвинов): Слово об экономике В первой части Открытого Письма (Слово о счастье) мы выяснили, что сверхбогатым людям мешает обрести счастье внешняя и внутренняя агрессия. Чтобы найти способ преодоления проблемы, надо определить её источник. Так, где же "собака зарыта"? На данный момент политэкономия указывает нам: произвольное деление земных, материальных благ делает людей врагами друг другу. Не какие-то мифические классы, а именно людей, персонально.

    Читать дальше
  • о. Василий (Литвинов): ​Слово о счастье

    о. Василий (Литвинов): ​Слово о счастье Василий Литвинов, священник Русской Православной Церкви, написал Открытое письмо к олигархам и всем деловым людям, всех людей считая братьями. Он просит все СМИ распространять это пастырское назидание, надеясь, что оно дойдёт до адресата. Будет принято или нет – другой вопрос. Но всегда лучше попытаться решить дело миром, пробудить в человеке человека – прежде чем суровая необходимость заставить уничтожить свирепых зверей. Вот что пишет о. Василий:

    Читать дальше
  • В.Авагян: "СЕЯЛКА ИЛИ ДАВИЛКА"?

    В.Авагян: "СЕЯЛКА ИЛИ ДАВИЛКА"? ​Основное противоречие США, как мирового гегемона заключается в конфликте расширяющейся, углубляющейся политической экспансии – и сжимающимся контуром экономических отношений. Чем больше поглощает империя – тем больше она разоряет тех, кого поглотила. Если у нормальных империй после захвата начинается восстановление разрушенных борьбой экономик, уже на своей территории, то для США после их победы начинается разорение, выжирание и вымаривание дотла побеждённого.

    Читать дальше

Свобода - более сложное и тонкое понятие. Жить свободным не так легко, как в условиях принуждения. — Томас МАНН.