Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 58,4296 руб.
  • Курс евро EUR: 68,0822 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,2039 руб.
Ноябрь
пн вт ср чт пт сб вс
        01 02 03
04 05 06 07 08 09 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  

Н.Хомский: пепелище надежд на Запад...

Н.Хомский: пепелище надежд на Запад... «Социализм для богатых, капитализм для бедных» - так говорит известный западный интеллектуал Н.Хомский о сегодняшнем мире. Крупный бизнес давно забыл о «свободе» рынка и на полную мощность использует государственную власть: но не на благо большинства, а в собственных интересах. Он выступает против господдержки для неимущих, но давно построил госкапитализм для себя. Что с этим делать — ответил Ноам Хомский в новой книге

С незапамятных времён на Западе (а теперь и в России) любые предложения о государственной поддержке, контроле, обеспечении отвергались со ссылкой на важность «свободного рынка», не выносящего какое-либо вмешательство, от вседозволенности которого якобы зависели экономический рост и общее благосостояние.

Подобное противопоставление — ложно: крупный бизнес в ведущих странах мира давно забыл о «свободе» рынка и на полную мощность использует государственную власть, но не на благо большинства, а в собственных интересах. Он выступает против господдержки — для неимущих, но давно построил госкапитализм — для себя.

Такую позицию отстаивает известнейший американский интеллектуал Ноам Хомский в книге «Оптимизм вопреки отчаянию». Книга состоит из интервью Хомского независимому новостному сайту Truthout на различные темы: от международной политики — до теорий языка.

Все минусы формата присутствуют: многочисленные повторы (особенно в обсуждениях внешней политики США), перескакивание с темы на тему, каждому отдельному вопросу уделено мало времени. Ситуацию спасает то, что интервьюер хорошо знаком с работами собеседника и задаёт ему вопросы по делу, а не формально-общие, как это часто бывает. В итоге книга даёт обзорное представление о идеях Хомского и о том, как мир выглядит глазами интеллектуала с другого континента.

Хомский доказывает, что идея свободного, нерегулируемого общества и рынка, где каждый своими силами борется со собственный успех — это лишь сознательно конструируемый миф, который внушают угнетённым классам. Социальные «верхи», крупные корпорации и банки на самом деле давно ведут «одностороннюю классовую войну» против остального общества, прибегая в ней ко всем тем методам, которые публично порицают и запрещают использовать другим.

Крупный бизнес в современном мире во всём опирается на поддержку государства. Даже аналитики МВФ признают, что основные банки по всему миру держатся за счёт государственной страховки, постоянной экономической помощи, доступа к дешёвым кредитам, выгодных рейтингов (вследствие государственных гарантий) и т.д. Журнал Bloomberg Businessweek посчитал, что подобные «скрытые субсидии» государства (т.е. налогоплательщиков, всего общества) банкам в США составляют порядка 80 млрд долларов в год!

Если в классической рыночной схеме банк, выдавший рискованный кредит и «погоревший» на этом, сам несёт за это полную ответственность, — то в современной экономике все проблемы, вся ответственность перекладывается на общество: ведь государство спешит «поддержать» утопающий банк на деньги из бюджета. Ради этого даже могут урезаться социальные гарантии (как это происходит и в России, с той же пенсионной реформой).

При этом все доходы, если риск оправдается, забирает себе не государство и не общество, а тот самый отдельный банк; вернее даже — несколько его бенефициаров, выгодополучателей. Иными словами, все риски и проблемы крупного капитала перекладываются на плечи широких масс, в то время как прибыль приватизируется узким кругом лиц с самого верха пирамиды.

Конечно, то же справедливо и для нефинансового крупного капитала (хотя он и находится в подчинённом, зависимом положении от банков). Хомский напоминает, что IT-революция была сделана во многом на госсредства, с использованием наработок государственных НИОКР. Однако плоды длительной работы дали пожинать именно частным корпорациям. То же — с «Соглашениями о свободной торговле» (FTAs): они подразумевают протекционизм, патенты, защиту прав крупных инвесторов и корпораций — в ущерб народам. Парадоксально, но они обеспечивают свободное передвижение капитала, при ограничении движения рабочей силы.

Надо отметить, что идея Хомского поддерживается, например, аналитиками из Oxfam, занимающимися мировым неравенством: они также отмечают роль сращивания крупного бизнеса и государства в росте богатства элит. Этим же можно объяснить последние призывы Чубайса к сближению российских властей с крупными предпринимателями.

Помимо прочего, Хомский указывает на такую особенность: в госсекторе бизнес охотно вкладывается в военную науку и промышленность, но не в гражданскую, социальную сферу. Учёный связывает это с тем, что оборонка не предполагает автоматически улучшения положения широких масс населения, в то время как «социалка» так или иначе поднимает общество, а значит — делает его угрозой для господства крупного бизнеса.

Понятно, почему в мире стремительно растёт неравенство. Идеологи крупного капитала критикуют «социализм» и вмешательство государства, — но только когда оно происходит в интересах широких масс. «Социализм» оказывается построен для богатых, в то время как идеи «свободного рынка» со всеми их минусами работают только для бедных.

Нетрудно догадаться, что концепция «односторонней классовой войны» подразумевает изменения не только в экономике, но и в политической системе. Партии в США со времён Гражданской войны носили не классовый, а территориальный характер. Идеология самих Соединённых Штатов (Хомский здесь ссылается на автора Конституции Джеймса Мэдисона) ориентировалась на то, чтобы закрепить власть в руках узкой, но якобы «более ответственной группы людей» — элиты, «защитить» успешное «меньшинство богатых от большинства» населения.

Соответственно, партии не подразумевали широкого членства и участия, а являлись лишь инструментами, механизмами в руках элит для продвижения кандидатов и привлечения средств со стороны бизнес-кругов. Этому способствовала и развитая система лоббирования, и постоянные махинации с системой выборщиков и распределением избирательных округов, и многие другие, более мелкие детали.

Главное — что истеблишмент Соединённых Штатов не был заинтересован в развитии низовых структур, т. е. непосредственно демократии, и наоборот — единогласно давил все народные движения и ростки рабочих партий. Происходит «изоляция элиты от любой системы демократической отчётности».

Хомский указывает, что на место разрушаемой демократии всегда приходит фундаментализм (и в исламских странах, и на Западе). Политическая повестка смещается с классовых, политических и экономических проблем — на культурные вопросы: религия, традиционные ценности, расизм, проблемы меньшинств и пр. Причём все прогрессивные движения, которые могут быть и религиозными (как теология освобождения в Южной Америке, задавленная «армией США»), подавляются — и вся система погружается в архаику, антинаучность, тёмную иррациональность. Обе официальные партии же постоянно «правеют».

Хомский жалуется, что в США не рассматриваются всерьёз даже проблемы экологии: международные соглашения в этой сфере игнорируются; политические лидеры либо замалчивают, либо прямо отрицают глобальные экологические опасности. Но в этом у них есть поддержка: по опросам, 40% граждан Соединённых Штатов не считают угрозу окружающей среде существенной, потому что, по их мнению… Этот вопрос зависит только от воли Бога! Интересно было бы взглянуть с этой точки зрения и на рост роли РПЦ в российском государстве…

Впрочем, Хомский не считает нужной ярую антирелигиозную пропаганду: по его мнению, «новый атеизм» должен быть направлен против «государственного культа», оправдывающего господство крупного бизнеса.

Тем более, что «прогрессивные» западные государства, в особенности — США, Хомский называет главными мировыми террористами. Для распространения своего господства и продвижения своих интересов элиты не считаются со средствами. Это особенно страшно в случае Соединённых Штатов, с их гигантскими военными силами. США не только устраивают прямые интервенции в другие страны, где зачищают всякие ростки демократии и низовых движений, приводя к власти радикальные фундаменталистские силы. Штаты занимаются и «классическим» террором: например, в рамках кампании глобальных политических убийств, начатой Бараком Обамой якобы в качестве замены обычному военному вмешательству.

Впрочем, всё ещё может поменяться. Последние выборы показали: народ недоволен сложившейся системой, тем, что его голос не слышат. Конечно, в своём желании пойти против истеблишмента люди поддержали Дональда Трампа — представителя всё той же крупной буржуазии, но игравшего на популистской риторике. Однако на другом конце спектра молодёжь поддерживает и Берни Сандерса — политика в духе «Нового курса» Рузвельта, теперь на общем фоне кажущегося крайне левым.

Вопрос стоит в том, будет ли эта тенденция проявляться только в предвыборных кампаниях, или же станет организовываться в регулярные низовые структуры, ведущие постоянную деятельность. Предыдущий такой тренд, опиравшийся на многочисленную левую интеллигенцию и активное стремление к самообразованию среди рабочих (достигший пика в 1930-е), пал жертвой репрессий в годы холодной войны.

Теперь людей нужно выводить из состояния — даже не апатии, а «покорности»: им необходимо объяснить, что они действительно могут повлиять на окружающий мир, если захотят и самоорганизуются. В этом Хомский видит и свою роль: он считает нужным не уговаривать массы, а развивать в них критическое мышление, объясняя и аргументируя свою позицию.

Учёный идёт дальше и утверждает: «Ни одна форма господства и иерархии не является оправданной сама по себе». Они либо должны на деле доказывать свою состоятельность, либо быть устранены. Конечный идеал для Хомского — постепенная ликвидация всякой формы господства и иерархии во всех сферах жизни, под натиском организации и совершенствования всех людей. В этих идеях можно усмотреть анархизм, да и сам учёный от этого не отказывается — но подобная подозрительность по отношению к господству элит, буржуазного государства, и стремление передать власть в руки народной организации являются необходимой частью и коммунистической идеи: хоть у Маркса, хоть у Ленина, хоть у Ильенкова.

Интересно, что повод для оптимизма Хомский находит даже в собственных научных исследованиях. Он утверждает, что изучение языка наводит его на мысль, что стремление к свободе и творчеству заложено в самой природе человека, и подавить его окончательно — не так-то просто.

В конце концов, выбор у нас невелик: либо смириться с негативными тенденциями и обеспечить себе печальный конец, либо — воспользоваться немногими шансами и постараться повернуть ситуацию в положительное русло.

В целом книга действительно вселяет оптимизм: осознанием, что в таком центре империализма, как США, до сих пор остаются влиятельные интеллектуалы, высказывающие столь радикальные мнения и оценки, как Хомский. Рисуемая им картина печальна, особенно если прикладывать её к нашей стране, — однако воспринимать её нужно не как рок, а как вызов. К чему и призывает Хомский.

regnum.ru


3 июня 2019

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • Наш сайт (ЭиМ) глушат!

    Наш сайт (ЭиМ) глушат! Одно дело - слышать про такое со стороны. Другое - лично столкнуться.В РФ начиная с 30 сентября сего года неизвестными лицами произведено техническое веерное отключение сайта ЭиМ, который для большинства пользователей вдруг стал "недоступным". У нас он работает, как ни в чём не бывало, но мы - в локальном пузыре, а с мест сообщают, что сайт нигде не открывается.

    Читать дальше
  • ​«АПОЛОГЕТ»: ПРЕДЕЛЬНАЯ КОНЦЕНТРАЦИЯ ИСКРЕННОСТИ...

    ​«АПОЛОГЕТ»: ПРЕДЕЛЬНАЯ КОНЦЕНТРАЦИЯ ИСКРЕННОСТИ... Можно спорить о художественных достоинствах или философских идеях романа «Апологет» А. Леонидова, на днях опубликованного замечательным издательством «День Литературы»[1]. Об одном спорить не приходится: с такой стороны революцию и советский строй ещё никто не осмыслял! Ни сторонники, ни противники таким образом её не рассматривали, факт. Остальное – спорно. Как, в общем-то и должно быть с художественным произведением, главное требование к которому во все времена – свежесть и оригинальность. И это есть…

    Читать дальше
  • ​О. Василий (Литвинов): Слово об экономике

    ​О. Василий (Литвинов): Слово об экономике В первой части Открытого Письма (Слово о счастье) мы выяснили, что сверхбогатым людям мешает обрести счастье внешняя и внутренняя агрессия. Чтобы найти способ преодоления проблемы, надо определить её источник. Так, где же "собака зарыта"? На данный момент политэкономия указывает нам: произвольное деление земных, материальных благ делает людей врагами друг другу. Не какие-то мифические классы, а именно людей, персонально.

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека — А. Прокудин.