Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 58,4296 руб.
  • Курс евро EUR: 68,0822 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,2039 руб.
Март
пн вт ср чт пт сб вс
        01 02 03
04 05 06 07 08 09 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

В.АВАГЯН: ЦЕЛЬ ОТКЛАДЫВЕТ СРЕДСТВА…

В.АВАГЯН: ЦЕЛЬ ОТКЛАДЫВЕТ СРЕДСТВА… Прежде всего, мы с вами должны понять, что на самой заре человеческого существования произошло отделение потребительских средств от постановочных целей и задач. Помимо всего прочего, это отделение выделило человека из животного мира. Если понимать под словом «деньги» не бумажки и кружки металла, а то, чем деньги являются на самом деле (т.е. возможность потребления) – то деньги есть и у животных.

Завоевавший участок самец того или иного вида, во-первых, сам получает возможность потребления даров природы, а, во-вторых, иногда предоставляет эту возможность кому-то другому, по своему усмотрению. Зародыш торговых отношений заложен в биологическом явлении симбиоза, а зародыш рыночной конкуренции – в борьбе за существование (как межвидовой, так и в особенности внутривидовой).

Исходная экономическая задача у человека и животного, в сущности, одинакова: захватить и удержать участок, содержащий возможность потребления. Эта возможность должна, во-первых, просто быть (станете спорить – предложу вам селиться на Луне или в Антарктиде), а, во-вторых, к ней должен быть открыт доступ. Почему – думаю, понятно: если доступ к ресурсам закрыт, то их всё равно что нет…

На захваченных участках, что человек, что животные вступают в товарно-денежные отношения симбиоза и конкуренции. Причем товаром являются дары природы (и всё, что из них делается – а делается из них всё). А деньгами в самом прямом смысле слова (я не шучу) являются разрешительно-запретительные системы и механизмы, которые вы легко обнаружите (если мне на слово не верите) в каждом животном стаде, в каждом львином прайде и в каждой стае бродячих собак.

Конечно, животные не расплачиваются монетами или денежными купюрами; но и люди частенько (и всё чаще) выбирают безналичную форму оплаты, которая, по сути – целиком животная.

Альфа-самец выделяет часть ресурсов со своего участка самке, за то, что она с ним живёт, детёнышам, подонку стаи – за помощь в делах или просто за право бить его под горячую руку (последнее интересно описывается зоопсихологами в обезьяньих группах). Это и есть денежная оплата по безналичному расчету: возможность потребления контролируемых ресурсов выдается в том или ином объёме в обмен на деятельность, которую альфа-самец посчитает полезной.

Если верить Льву Толстому, то он видел льва, который стал кормить брошенную ему на растерзание собачку. Причина – собачка забавила льва, т.е. была успешным представителем шоу-бизнеса. А другую собачку, писал Лев Николаевич Толстой, лев разорвал: почему он так поступил – никто (даже Лев Толстой) до конца знать не могут, а только строят предположения. Одну собачку лев кормит, другую убивает, третью просто отгоняет – первопричина тут в том, что он лев и ни в чем больше…

Таким образом, ни товарно-денежные отношения, ни рыночный обмен, ни разделение труда человека из животного мира никоим образом не выделяли и не выделяют. В рамках товарно-денежных, рыночных отношений он был и остаётся животным. Наверное, иначе и нельзя ведь животную природу никуда не денешь…

Тем не менее, существует в человеческих отношениях нечто, выделяющее их из животного мира. Это – обозначенное мной разделение между поставленной целью и потребительскими возможностями.

Если бы этого не случилось – то «денежные средства» не назывались бы «средствами», а вместо этого появилось бы выражение «денежные цели» (что в либеральной экономике, собственно, и происходит).

Существование человеческого общества предполагает некую цель, которая не является сама по себе ни денежной, ни потребительской, ни возмездной. Это – в числе многого прочего – предполагает вторжение бесконечности разума и его фантазии в застой сложившихся целесообразностей.

Всякий, кто в школе изучал вектора – знает, что в замкнутой системе не может быть развития. Имеющиеся вектора сил так или иначе уравновесят друг друга, после чего система войдёт в состояние застоя: качели перестанут качаться, а стрелки крутиться и т.п. Это и есть застой сложившихся целесообразностей, к которому прагматическая модель поведения приспосабливается – ибо прагматика неспособна идти ничему наперекор.

Поэтому, в частности, в мире животных экономические отношения и средства благоизвлечения не меняются на протяжении миллионов лет, а в отсталых человеческих сообществах – на протяжении тысяч лет.

Знание о взаимодействии векторов помогает нам понять, что всякая замкнутая система через какое-то время реализует всё, что может, и не сможет реализовать ничего сверх этого. То, что могло с системой случиться – уже случилось; а то, чего не случилось – случиться и не может.

Но если мы это понимаем – то мы понимаем и полную несовместимость свободного рынка и свободной, открытой экономики с прогрессом.

Как может система преодолеть застой – если её искусственно извне не реконструировать? Безусловно, внутри свободной и прагматичной системы все игроки «выяснят отношения» между собой, так или иначе приведут её к равновесию (знаменитое «рыночное равновесие») – после чего мы получим тысячелетия неизменного застоя…

Ответ – в самой человеческой истории с её раскалённым религиозным и идеологическим бескорыстным фанатизмом огромных масс людей. Бесконечность фантазии разума вторгается в мир конечных и ограниченных материальных благ, заставляя их работать на себя (а не себя на них) – и через это человек выделяется, как вид, из животного мира.

Поддержку получает, конечно же – всё искусственное, неестественное, неприспособленное и не конкурентоспособное. Почему? Да потому что естественное и приспособленное в поддержке не нуждается (феномен сорняка).

Мир, в котором люди преодолеют всё неприспособленное и оставят только живучее – окажется по итогам миром животных, потому что мир животных именно так и формировался миллионолетиями: через отсечение всего «убыточного»…

Таким образом, рыночный фундаментализм выступает сегодня главным врагом человеческой истории и человечества, как обособленного из дикой природы вида. И – главным рисковым фактором провала в «тёмные века» пещер и дубин, куда уже попала Украина…

Вазген АВАГЯН, специально для ЭиМ.; 26 мая 2015

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • В.Авагян: "СЕЯЛКА ИЛИ ДАВИЛКА"?

    В.Авагян: "СЕЯЛКА ИЛИ ДАВИЛКА"? ​Основное противоречие США, как мирового гегемона заключается в конфликте расширяющейся, углубляющейся политической экспансии – и сжимающимся контуром экономических отношений. Чем больше поглощает империя – тем больше она разоряет тех, кого поглотила. Если у нормальных империй после захвата начинается восстановление разрушенных борьбой экономик, уже на своей территории, то для США после их победы начинается разорение, выжирание и вымаривание дотла побеждённого.

    Читать дальше
  • …И С ВЕЧНОСТЬЮ ДЫШАТЬ В ОДНО ДЫХАНЬЕ…

    …И С ВЕЧНОСТЬЮ ДЫШАТЬ В ОДНО ДЫХАНЬЕ… «Можно изображать становление национальной буржуазии» – говорит герой новой книги «Волки из пепла» Александра Леонидова – «А можно национальной интеллигенции… Но когда это в одном лице – то смешно получается». И действительно, получилось смешно. Но не в том смысле, что получилось плохо, а в том, что всё произведение пронизано тонким и психологическим юмором, включило в себя сочное богатство народного анекдота, именно язык, а не сюжет анекдотической (в хорошем смысле слова) речи. Если говорить о сюжете, то действительно, персонаж не солгал: основное содержание – становление в РФ национальной буржуазии и национальной интеллигенции. Они метафизически противопоставляются космополитам и компрадорам во власти и быдловатой, худшей части народной толпы.

    Читать дальше
  • В. АВАГЯН: "ТРИЕДИНЫЙ ДЕКРЕТ"

    В. АВАГЯН: "ТРИЕДИНЫЙ ДЕКРЕТ" ​Вот представьте, что вы – производитель сковородок. Конкурентов у вас нет: продуманный протекционизм вытеснил с рынка иностранные сковородки. При этом зарплаты и пенсии в стране растут. И при этом повышать цены запрещено. Людям куда деваться? Они идут и покупают ваши сковородки. Чужих они купить не могут: чужих с рынка удалили. Не покупать – зачем тогда деньги? Продать им дороже твёрдой цены вы не имеете права. Таким образом, перекрывая все сливы капиталов (за границу, в спекуляцию и др.) вы канализируете энергию производительного труда в рост производства. Ваше производство сковородок растёт, предложение расширяется. Вы обновляете производственные фонды, обеспечиваете занятость на рынке труда, ищите новые технические решения, придумываете новые виды продуции...

    Читать дальше

Свобода - более сложное и тонкое понятие. Жить свободным не так легко, как в условиях принуждения. — Томас МАНН.