Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Апрель
пн вт ср чт пт сб вс
    01 02 03 04 05
06 07 08 09 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30      

Россия и глобальная власть

Россия и глобальная власть ​Если разбирать огромную кучу наших больных и острых проблем, то самая большая наша проблема сегодня – в том, что для международного сообщества Россия, существуя фактически, не существует юридически. С нашей страной регулярно проделывают то, что нельзя в принципе делать со страной, с которой у тебя нет войны и дипломатические отношения. Казалось бы, немыслимо одновременно признавать какую-либо страну и партнёром и врагом одновременно: но именно это, вопреки здравому смыслу, и делается. Наследие троцкизма глубоко проникло в западную мысль: «войны не вести и мира не заключать» - вот стратегия, которую они не без успеха применяют к России.

Вопли о «территориальной целостности» Украины, грубо и недавно вырезанной ножницами из России – показывают нам, что мы в их глазах однозначно недочеловеки и люди второго сорта. Ибо о территориальной целостности России у них вообще никогда никто и ничего не сказал и не думал. Если бы Россия существовала в их понимании юридически – то, конечно, так не могло бы быть. Как это так? У страны-партнёра, с которым у нас дипломатические отношения, и даже формально дружба – отрезали кусок, а мы даже протеста не выразили?!

Но в том то всё и дело, что РФ в их понимании – не больше, чем ДНР и ЛНР. Территориально, конечно, больше, а юридически – то же самое. В их понимании Россия – недоразумение, существующее вопреки сложившимся нормам международного права и признаваемых им законными границам.

Считаться с захватом территории, которую они считают своей, им, конечно, приходится – они реалисты.

Но отношение Запада к РФ очень напоминает «Минские соглашения»: насильно навязанные и существующие до первой технической возможности их растоптать. Можно считать, что УГ – это маленький Запад, маленькое НАТО, а ЛДНР – маленькая Россия. То есть на макете в точности смоделированы мировые отношения.

В их понимании часть территории самовольно отделилась от глобального миропорядка, о котором датский премьер однажды выболтал в невинном интервью: «80% вопросов ныне решается на наднациональном уровне, правительство Дании решает лишь 20% вопросов».

То есть, грубо говоря, суверенные правительства суверенных стран превращены в муниципалитеты, занятые тем, с чем мировой власти возиться лень: канализациями, мостами, дорогами, местными кустарными промыслами и прочей «сувенирной продукцией».

В 90-е годы РФ была вписана в эту вертикаль, и едва ли ей оставляли решать даже 20% вопросов на её территории. Далее «муниципальные» (с точки зрения «Бильдербергского клуба») власти взбунтовались, в их понимании отделили «город от страны».

А какое отношение к сепаратистам? Их уничтожают военной силой, а если не получается – тогда с ними ведут обманные переговоры, тянут резину, выгадывая момент, пытаются им пудрить мозги и убаюкивать разными соглашениями, не стоящими даже бумаги, на которой их написали.

Важно понимать, что Запад России не хотел, и само её существование считает досадной нелепостью по формуле «бывают в жизни огорченья».

А отсюда вытекает всё: за пределами силового поля у России и русских нет вообще никаких юридических прав. Начиная с элементарнейшего: с права на жизнь.

Теоретически, конечно, массовые убийства, резня, геноцид – осуждаются мировым правосознанием. И если спросить правоведа в лоб, поймав его на кафедре в Страсбурге, Лондоне или Нью-Йорке – хороши ли массовые убийства людей, этнические чистки – любой правовед вынужден будет сказать: нет, это нехорошо.

Но вы вгоните его в ступор молчания, если уточните вопрос: хороши ли массовые убийства русских людей? Совершенно очевидно, со времён кавказской, азиатской, приднестровской резни русских и русскоязычных, со времён геноцида сербского народа – что Запад принципиально не осуждает данные виды геноцида. Запад не может выдавить из себя даже формального осуждения.

Он удивительным для рационального разума образом будет обсуждать «права человека в Крыму» - и мёртво молчать о «правах человека» на Донбассе, где массовые убийства очевидны и попали во все мировые ленты новостей.

Формула умолчания довольно чеканна, и стала совершенно ясна за 30 лет. Пункт 1: если жестокость применяется к русским, то она не является жестокостью.

Пункт 2: А если тебе кажется, что это не так – см. пункт 1.

+++

Запад консолидировано и монолитно исходит из того, что России не должно существовать, и юридически её не существует с 1991 года («когда мы выиграли холодную войну» - как хвастаются они в открытую). А то, что Россия в каком-то виде фактически существует – похоже в их понимании на бегство заключённого из мест лишения свободы. Он должен сидеть в тюрьме – а он где-то бегает, и мы поймать никак не можем!

В их понимании это продукт халатности одних (тех, кто упустил) и продукт непрофессионализма других (тех, кто ловит).

А какой может быть паспорт у человека, из тюрьмы убежавшего? По определению – только фальшивый! И все договора по фальшивому паспорту, буде таковые заключены – ничтожны!

Мы юридически для них не существуем никак – и в этом корень проблем нашего положения в мире. Мы для них, как ДНР для Киева – очень досадное, очень нелепое и крайне негативное происшествие, подобное стихийному бедствию.

А у того, кого не существует – не может быть никаких прав. Как можно, к примеру, убить выдуманного человека или обокрасть его? Его же нет – кого ты убил или обокрал? За такое не судят…

И это не преувеличение.

Даже формальная законность, пока она существует хотя бы номинально – не может принять таких чудовищных вердиктов, как решение по делу ЮКОСа или решение Стокгольмского Арбитража по Украине. Так можно обращаться только с юридически-отсутствующим государством, которое, в понимании западной юриспруденции, нарушает закон уже одним своим существованием.

Именно поэтому с нами обсуждают вопросы территориальной целостности Украины, и категорически отказываются обсуждать вопросы нашей территориальной целостности…

+++

В связи с вышеизложенным - вопрос о либералах в РФ понимаем просто и очевидно. Это не идеология, не партия, не оппозиция. И не власть – теперь уж, слава Богу! Либералы – это представители колониальной администрации. Это британцы в Индии.

Были же в Индии, когда ею владел Лондон, постоянно там жившие англичане? Несомненно, как был и ряд этнических индусов, намертво связавших себя с Лондоном и колониальной политикой.

Другая аналогия: американцы в Сайгоне. Они ведь там жили – и немало их там было. И не все были военными: были среди них торговцы, экономисты, представители творческой интеллигенции, обслуживающий персонал и т.п. А ещё больше в Сайгоне было вьетнамцев, намертво связавших судьбу с американской оккупацией. Разрез глаз у них оставался вьетнамским, но по сути они уже были американцами, абсолютно чуждыми окружающему их морю «недочеловеков».

Либералы в РФ – это этническая группа, сложившаяся по итогам колонизации. Этнографы знают немало таких групп, в которых враждебность, презрение к местным туземцам, совмещённые с управлением ими – стали не просто сознательным выбором, но и подсознательной, органичной природой человека.

Субъективно носитель этого психовируса может не задумываться о нём, и даже отрицать его, настаивать, на противоположном: «я-патриот» и т.п. Но объективно он, подобно великому мастеру слова И.А. Бунину, весь заточен на этносоциальный расизм, на органическое отторжение от «нищебродов», отношение к которым подобно отношению к рабочему скоту.

Мол, наше дело – управлять и жить. А ваше дело – подчинятся и быть зарезанными к нашему застолью. Живёте вы не сами для себя, а только для того, чтобы нам удобнее было. Если будете хорошо себя вести – мы почешем вам за ушком, кинем кость, лирически опишем – как описывал Бунин собак и артель косарей.

А если вы ведёте себя, как сейчас – то вы «фу, плохая собака!».

Неистребимый этносоциальный расизм просматривается в каждом слове и в каждом жесте либерала.

Как представитель колониальной администрации – он прирождённо убеждён: жить родился он один и его «рукопожатые» клоны. Остальные родились обслуживать и благодарить, платить и каяться.

Эта органика доходит порой до смешного абсурда, как у литератора Дмитрия Быкова (в определённом смысле – рупора либералов) - который написал о том, что мир неизбежно разделится на высшую и низшую расу. Высшей расой, разумеется, в его представлении будет Украина, а низшей — Донбасс. Так он (весьма вольно) трактует творчество легендарных советских писателей — братьев Стругацких, тоже, кстати, неоднозначных, но живших в иное, сдерживавшее аппетиты социальных расистов время.

По Быкову вышло, будто фантасты Стругацкие завещали нам мир будущего, в котором биологический вид гомо сапиенс обязательно разделится на «люденов» (высшую расу) и неких примитивных «совков» (низшую расу). При этом Быков, естественно, не мог не привести пример Донбасса и Украины… Он утверждает буквально следующее: «Нынешняя Россия, прямо скажем, совершенно не видит Украину. Она видит на ее месте ужасный фантом, а реальная страна попросту не помещается, как сказали бы те же Стругацкие, в темпе её восприятия».

+++

Испытывает ли Запад ненависть к России? Чтобы ответить на этот вопрос – задайте себе другой. Испытывает ли скотовод ненависть к коровам? Можно ли его хлыст и нож, добывающий говядину – истолковать, как ненависть? Испытывает ли посетитель зоопарка ненависть к медвежатам в клетке? Или американец – ненависть к рекламному индейцу, в полном перьевом облачении поставленному в супермаркете?

Я думаю, о ненависти тут говорить неуместно.

Этносоциальный расизм либералов (что наших, что западных западников) снимает вопрос о любви и ненависти. Ненависть – это оборотная сторона любви, это обманутая любовь, предусматривающая равенство и взаимное восхищение. И по этой формуле – чем глупее и простоватее русский патриот, тем острее и неистовее его ненависть к Западу, ненависть жестоко обманувшегося любовника.

Взаимной ненависти, на мой взгляд нет. Корову пасут, доят, лечат, гонят по плану выпаса, наконец, режут – но места для ненависти в этих действиях нет. Чтобы ненавидеть – нужно признавать ровней.

Паразит – который и живёт за счёт донора, и убивает этого же донора своим аппетитом – не может позволить себе такой роскоши. Убийство по расчёту – бесчувственно. В нём нет никакого «состояния аффекта», а есть только изначальный замысел, реализуемый с математической холодностью.

Паразит – существо суицидальное. Убивая донора, он и самого себя убивает, потому что сам по себе жить не может.

Смешно и страшно вообразить чернявенького, характерного Д.Быкова в руках бандеровцев, «люденов» его романа. На что этому дегенерату рассчитывать в обстановке львовского погрома[1], например? На свои заслуги перед бандеровщиной? Но вряд ли погромщики читают труды по литературоведению…

+++

Трагедия человеческого материала колониальной верхушки – в том, что эта колониальная отрыжка социума не может найти себя ни в местах проживания, ни на заветном Западе: они совершенно не нужны в метрополии, места господ в Лондоне не вакантны, а места уборщиков администраторам не подходят.

Быковы и познеры, выведенные жестокой селекцией колониального вивисектора – по сути своей, жуткие мутанты ума и духа. В них парадоксально сочетается комплекс низкопоклонства, лакейства, услужливости (к которому приучили господа-наниматели) и комплекс превосходства, надменного господства над «быдлом», рождённым только чтобы «нас с господами» обслужить, а более ни для чего.

Потому из либерала не выходит даже феодала. Ибо феодал, как бы груб и примитивен не был – заносчивый господин, и только. А либерал всё время инстинктивно ищет – кому бы ботинки почистить, а при случае и вылизать.

Духовное уродство либерала в том и проявляется, что он моментально переключается от крайних степеней услужливой униженности – к крайним степеням карательного снобизма. Ярко иллюстрируют это биографии Окуджавы или братьев Вайнеров, Галича или Познера, вообще всех тех, кто при «старой власти» был первейшим подхалимом, лизоблюдом и подъедалой и грантожором, тянущимся к хозяйской ласке.

-Заранее угадать победителя – это и есть свобода – в порыве откровенности (в романе) высказался об этом Д. Быков.

Любого из них прижми сегодня в застенке, даже слегка и чуть-чуть – и выскочил, как жидкость из раздавленной гниды, идеальный пропагандист прижимателей. Подобный Василю Куку…

+++

Бессовестность либерала – не просто бессовестность. Это убеждение, что в лице России он разговаривает с пустотой, юридически не признанной Западом за существующую величину.

В понимании либерала Россия – это банда в подворотне, которую не успели зачистить правоохранительные органы ЕГО государства. Когда банда в тёмной подворотне тебя зажала – можно что угодно говорить, делать, обещать – и это совсем не стыдно, как бегство от хищного зверя в лесу. Кто в здравом уме будет зверям или бандитам в тёмном закоулке излагать манифесты своего подлинного мнения?

Никогда и никакой либерал, существо трусливое по своей сути – не скажет о стране, признаваемой на Западе такого, что он говорит о России. Никогда не рискнёт из хулиганских побуждений назвать негра «негром» - ибо это неполиткорректно. Негров США нельзя обзывать даже на словах – ибо они юридически существуют. А русских можно и физически убивать в любых количествах, ибо, с точки зрения правосознания Запада это несуществующая величина. Да, она есть, увы – но с точки зрения западника – противозаконна и существует исключительно по недосмотру правоохранителей.

+++

Что мы можем противопоставить Западу и западникам? Слов они не слышат, для них мы немы, как рыбы. Даже не как рабы – как рыбы в сетях или на крючке… Противопоставить мы можем только оружие. И когда мы убедительно, без заискивающей улыбки, демонстрируем оружие – Галич пишет сценарии для советских фильмов, Окуджава лирично мурлыкает о «комиссарах в пыльных шлемах», а Познер – обличает пороки в США.

Если бы речь шла о ненависти – то её можно было бы дезактивировать.

Но то, о чём я говорю – нельзя никак разубедить, разрядить в режиме «разрядки», взаимного разоружения, и т.п.

Они нас едят.

А мы не хотим, чтобы нас ели.

Никакой ненависти у них к нам нет, как нет у вас ненависти к своей котлете.

И нам нужно мыслить трезвее, яснее, без мутной пелены «благородного негодования».

Дискутировать с вирусом нечего: по сути своей, он биомашина с заранее заданной программой.



[1] Еврейский погром во Львове в июле 1941 года. В погроме приняли участие украинские националисты из ОУН Степана Бандеры под руководством немецкой администрации. В ходе погрома местных евреев ловили, избивали, подвергали издевательствам на улицах города, а затем расстреливали. Жертвами погрома стали несколько тысяч евреев.

Александр БЕРБЕРОВ, научный обозреватель; 16 декабря 2019

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ​Самозамкнутость и Традиция

    ​Самозамкнутость и Традиция В детских книжках, которые я очень любил в детстве, поучительные картинки всегда изображали очень кучно и динозавров и электроны атома. В реальной жизни динозавры не смогли бы жить так близко друг от друга, а электрон далёк от ядра атома так же, как булавочная головка на последнем ряду гигантского стадиона была бы далека от теннисного мячика в центре стадиона. Но нарисовать так в книжке нельзя – потому рисуют кучно, сбивая масштабы. Та же беда случается всегда и с историей цивилизации. Оглядывая её ретроспективно, из неё сливают огромные пустоты разреженного протяжения, оставляя близко-близко друг от друга значимые факты духовного развития.

    Читать дальше
  • "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..."

    "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..." Московское издание полной версии романа А.Леонидова "Иго Человеческое" - не оставит равнодушным никого, кто думает о судьбе Отечества, да и просто об устройстве человеческой жизни. В остросюжетной форме исторического повествования автор ставит самые глубинные и "проклятые" вопросы, на которые бесстрашно, порой, может быть, опрометчиво - даёт ответы. Спорить с автором в данном случае ничуть не менее полезно, чем соглашаться: произведение ВЗРОСЛИТ, независимо от отношения читателя к заявленным идеологемам.

    Читать дальше
  • ​«Легенда о Китеже» и западная советология

    ​«Легенда о Китеже» и западная советология Чтобы понять, о чём речь, предлагаю сперва рассмотреть условную, умозрительную модель, которую пока не привязываю ни ко времени, ни к географическому месту. Модель начинается словом «Допустим». Просто допустим, что есть система, в которой житейские доходы человека неопределённые. В силу неопределённости (обозначаемой алгебраическим «х») они могут быть любыми. Есть вероятность любого значения «х». «Х» может быть равен 0, 1, 2, 5, 100 и т.п. Личные доходы человека не ограничены ни сверху, ни снизу. Они строго индивидуальны: могут быть сколь угодно большими, а могут и вообще отсутствовать (=0).

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека..