Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Август
пн вт ср чт пт сб вс
          01 02
03 04 05 06 07 08 09
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            

А.СИТНИКОВ: "СМЕХ И ГРЕХ"

А.СИТНИКОВ: "СМЕХ И ГРЕХ" На днях мне попалась в интернете выступление студии «95 квартал» с Украины вот с особым номером (ссылка на видео по сноске[1]). Там обыгрывается сцена с А. Парубием и П. Порошенко, где косноязычный Парубий пытается помочь Порошенко записать новогоднюю речь. Я не являюсь поклонником «95 квартала», тем более в свете последних 3-х лет украинских событий, но скажу честно – мне было смешно. Я ещё раз пересмотрел, уже осознанно, - снова смешно.

И я поймал себя на мысли, что я стал невольно симпатизировать и Парубию, и Порошенко. Симпатизировать, зная, что оба этих отвратительнейших персонажа (хотел написать, что у них руки по локоть в крови, но понял, что слишком слабовато) все в крови, от которой ни им, не их потомкам до сельмого колена не отмыться никогда.

Симпатизировать после расстрелянного майдана (хотя сочувствия к майдаунам не испытываю никакого), после Одессы, почти трёхлетней войны на Донбассе, убитых женщин и детей. Да что же в самом деле со мной происходит – подумал я?

А потом вспомнил Пушкина, с его нетленной поэмой «Руслан и Людмила», где есть следующие строки:

Читатель, расскажу ль тебе,
Куда красавица девалась?
Всю ночь она своей судьбе
В слезах дивилась и — смеялась.
Ее пугала борода,
Но Черномор уж был известен,
И был смешон, а никогда
Со смехом ужас несовместен.

Тут же вспомнил Чарли Чаплина и его фильм «Великий диктатор» над которым смеялся весь "просвещённый" Запад, вышедший уже после того, как Гитлер прошагал пол Европы.

Я уже писал подробно про фильмы Гайдая, где все его главные герои очень милые и симпатичные люди, к которым испытываешь очень тёплые чувства.

Сюда же можно отнести и М. Задорнова, который «высмеивал» и «новых русских» и тупых американцев, и Жванецкого, и Инина, Альтова, и других «сатириков-юмористов».

Что это за свойство нашей психики, когда осмеянный порок перестаёт быть страшным и не осознаётся в качестве реальной опасности, а значит и в какой-то мере сохраняет свою привлекательность?

Тут, наверное, свою точку зрения скажут социопатологи, но лично мне видится вот что: мы с детства знаем, что «смех продлевает жизнь, что «5 минут смеха заменяют стакан сметаны» и другие поговорки.

Мы знаем, что когда бывает больно (тут можно привести пример с ребёнком, который упал и разбил коленку), то очень помогает отвлечение от предмета боли и, главное, смех.

Того же ребёнка нужно рассмешить, и он, гарантированно, забудет про боль. То есть, смех выступает в роли некой анестезии.

И вот тут, я думаю, кроется причина симпатии к асоциальным элементам. Получается, что через смех можно легализовать, практически, любое (а после вышеприведённого сюжета) самое страшное деяние.

Мы все знаем, как прямо на наших глазах легализуется педерастия – всё отлично разыгрывается во всякого рода «камеди клабах». Дошло до того, что в Бирске, во время одного из КВН-ов ВСЕМ участникам команд даже сделали публичное замечание по этому поводу. Про всякого рода пердёж, рыгание, проституцию и говорить нечего. Фильм «Интердевочка» вам в помощь, хотя это не комедия.

Ещё раз: тогда, когда надо было скрежетать зубами от ярости (когда растащили СССР, украли всю собственность и т. д.) выходили «Задорновы – Жванецкие – Альтовы» и рассказывали – обезболивали нам свои историйки. Кстати, это, вообще, мало, кто понимает. Моя матушка мне всё время говорит, что это, наоборот, - полезно. Высмеивая пороки и недостатки, мы с ними, типа, боремся. А я вот предлагаю – возьмите и пересмотрите мою ссылку. И спросите себя – стали ли вы мягче относиться к тем персонажам?

Но ведь я-то отлично помню, что мне, как и другим, запрещали смеяться над очень многим. Полное «табу» смеха было на страну, политику (тут, конечно, скажут – тоталитаризм), на физические и умственные недостатки других людей, старость и многое-многое другое. Нужно только вспомнить.

Я помню, как в 5-м классе учительница истории спросила – « какие страны- агрессоры мы знаем?». Я сдуру брякнул - СССР (был 1978 год – Афгана ещё не было, а про другие войны мы почти не слышали).

Так вот она сразу же спросила: «это у вас так дома говорят»?

Я порядком испугался. Много раз осмысливая этот случай (будучи уже взрослым) я понял правоту своего учителя – нельзя смеяться над тем, над чем нельзя смеяться.

И вот тут у меня опять вопрос к социопатологам. Вот комедии догайдаевские: «Весёлые ребята», «Свинарка и пастух», «Кубанские казаки», «Девчата» и многие другие – ну они ведь смешные, без всяких отступлений. И присутствуют там и пошлость и другие «нехорошести» - но они так и воспринимаются, как пошлости и «нехорошести».

Или вот взять, всеми пинаемого, Петросяна и его команду – говорят, что и несмешно и пошло, но как –то по-другому там всё воспринимается. Где тут подвох, где граница между «над этим дозволено» смеяться и «полный запрет» на, даже, иронию?

+++

Комментарий социопатолога:

У смеха есть вполне определённая психическая функция: это реакция на абсурд в безопасной ситуации. Смехом человек реагирует на логический сбой – если это не связано с риском. Сам по себе бред не смешон; он становится смешным, когда ситуация формально правильна, но по сути – бредова. Допустим, человек в необычной ситуации среагировал привычным образом – и это привело к нелепости.

Кратко говоря: КОГДА СЛОЖИЛАСЬ АБСУРДНАЯ СИТУАЦИЯ, И ВЫЯСНИЛОСЬ, ЧТО ОНА НЕ СТРАШНАЯ. То есть НЕЧАЯННО получился абсурд - но он не опасный, он исходит от друга, он не содержит в себе угрозы.

От природы смех помогает снять логический сбой в мышлении, и этим полезен, как инструмент. Но смех (как и алкоголь) – «щекочет» центры удовольствия, и это вызывает привыкание: СМЕХОГОЛИЗМ. Смехоголик не просто смеётся в смешной ситуации – он начинает создавать эту ситуацию, начинает подгонять жизнь под возможность поржать. Недаром в античное время комедия считалась низким жанром для плебса!

Но если смех – это реакция на абсурд жизни (который, когда не страшен – то забавен), то искусственно создавать смешные ситуации – значит, искусственно создавать абсурд. Кроме того, смехоголики начинают смеяться и над абсурдом ОПАСНЫХ ситуаций, то есть там, где нужна совсем иная реакция.

То есть разрешённый смех находится там, где ситуация естественна и безопасна. Над чудаками-музыкантами («Весёлые ребята»), над сельскими страстями («Кубанские казаки»), над разборками любящих людей («Девчата») – потому что всё это наши люди, и они не несут угрозы, и даже их пошлость, нелепость – всё же случайная и добродушная.

Главные критерии: ситуация должна быть естественной, не за уши притянутой, и безопасной. Над другим смеяться нельзя. Это уже будет «хихикающая смерть» - как в случае с Порошенко и Парубием. Ведь они маньяки значительно страшнее Чикатило – однако мы же понимаем, что шутовские репризы о Чикатило – извращение.

+++

Какой же смех "запрещённый"? Для нормального человека это связано с реальностью угрозы для него и его страны, общества. Актуальная (действующая) угроза не может высмеиваться - потому что УЖАСНОЕ - НЕ СМЕШНО, и действует обратная связь, СМЕШНОЕ НЕ УЖАСНО. Смешное становится близким и безобидным, психологически разоружает человека, выставляя угрозу "милым недотёпой", то есть переводя угрозу в разряд "домашнего, внутреннего абсурда". Нельзя уравнивать бросание тортом - и отрубание голов. Тот, кто начинает это делать - погружается в безумие, которое становится всё более и более кровавым...



[1] https://www.youtube.com/watch?v=AoIiM2SrkEI.

Алексей Ситников, Бирск; 7 марта 2017

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ​Самозамкнутость и Традиция

    ​Самозамкнутость и Традиция В детских книжках, которые я очень любил в детстве, поучительные картинки всегда изображали очень кучно и динозавров и электроны атома. В реальной жизни динозавры не смогли бы жить так близко друг от друга, а электрон далёк от ядра атома так же, как булавочная головка на последнем ряду гигантского стадиона была бы далека от теннисного мячика в центре стадиона. Но нарисовать так в книжке нельзя – потому рисуют кучно, сбивая масштабы. Та же беда случается всегда и с историей цивилизации. Оглядывая её ретроспективно, из неё сливают огромные пустоты разреженного протяжения, оставляя близко-близко друг от друга значимые факты духовного развития.

    Читать дальше
  • "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..."

    "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..." Московское издание полной версии романа А.Леонидова "Иго Человеческое" - не оставит равнодушным никого, кто думает о судьбе Отечества, да и просто об устройстве человеческой жизни. В остросюжетной форме исторического повествования автор ставит самые глубинные и "проклятые" вопросы, на которые бесстрашно, порой, может быть, опрометчиво - даёт ответы. Спорить с автором в данном случае ничуть не менее полезно, чем соглашаться: произведение ВЗРОСЛИТ, независимо от отношения читателя к заявленным идеологемам.

    Читать дальше
  • ​«Легенда о Китеже» и западная советология

    ​«Легенда о Китеже» и западная советология Чтобы понять, о чём речь, предлагаю сперва рассмотреть условную, умозрительную модель, которую пока не привязываю ни ко времени, ни к географическому месту. Модель начинается словом «Допустим». Просто допустим, что есть система, в которой житейские доходы человека неопределённые. В силу неопределённости (обозначаемой алгебраическим «х») они могут быть любыми. Есть вероятность любого значения «х». «Х» может быть равен 0, 1, 2, 5, 100 и т.п. Личные доходы человека не ограничены ни сверху, ни снизу. Они строго индивидуальны: могут быть сколь угодно большими, а могут и вообще отсутствовать (=0).

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека..