Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Сентябрь
пн вт ср чт пт сб вс
  01 02 03 04 05 06
07 08 09 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30        

​ИСКУШЕНИЕ ЖЕРТВОЙ

​ИСКУШЕНИЕ ЖЕРТВОЙ Какая палитра красок, какой окрас в либеральных предвыборных речах, диву даешься, насколько изощрен в манипуляциях ум человеческий! Становишься невольным свидетелем парадокса, когда смыслы меняются как перчатки и каждый из них преподносится очередной истиной в последней инстанции. То народ – агрессивное быдло, препятствие на пути к прогрессу, то он – жертва кровавого режима. Что отражается в таких парадоксальных суждениях, какая программа развития заготовлена, обыденному человеку сходу понять трудно. Легко взять на себя роль жертвы, к принятию которой так незаметно, искусно подталкивают сейчас неискушенных в интригах людей. Исподволь предлагается сценарий, в котором есть жертва и хищник. Сценарию много тысячелетий, меняются его формы, но суть одна и та же – в мире есть хищники и есть жертвы.

И все было бы справедливо в этом «кино», если бы не одно обстоятельство. Помимо этого в мире есть еще и разум. У животных есть биологическое тело, которое требует питания и есть природой определенная ему цепочка питания.

Для одних видов оно агрессор, а для других – само жертва, пища для них. Но у животных нет разума, зато человеку, помимо тела, разум дан, наверное, для того, чтобы не ел себе подобных, не был социальным каннибалом.

Каннибализм принял такие изощренные формы, что сам результат поедания человеческой жизни воспринимается как естественная ее убыль. На идее жертвы построены дворцы и яхты, на этой же идее выстроен глобальный план и принято решение - какой должна быть жизнь. Для кого должен быть успех, для кого поражение, движение вперед или отставание, приобретения или потери. Все суждения обусловлены ролями в этом сценарии.

Статус человеческого разума низведен до плинтуса, а жизнь биологическая, которая по определению требует пищевых цепочек, дошла до уровня социальной зоологии, в которой жертва даже не осознает своего пищевого предназначения. Про сценарий и возможность выхода из него ей никто не сообщает. Жертва сама принимает решение быть ей.

Она становится ей тогда, когда начинает без оснований обвинять кого-либо в чем-либо. Как только нашла виновного – все, - она – жертва. Необоснованное суждение и обвинение – сладкая парочка средств создания жертвы «змеем-искусителем». Сладостью обвинения жертва упивается до тех пор, пока ее саму не осудят и не скушают в той или иной форме.

Жертва начинает играть свою роль нападением на того, кого считает своим агрессором. Революция 1917 года взросла на дрожжах народной ненависти, когда манипуляторы убедили народ, что он жертва, а его палач – царь-самодержец.

Кто от этого приобрел, а кто потерял – изучайте историю. Перестройка разрушила СССР по той же причине. Избалованный к концу 80-х годов народ убедили в том, что он – жертва советской власти. Я хорошо помню этот период избалованности. В чем он проявлялся? В своем большинстве народ не хотел работать, а вот права качать умел.

Главная трудность в управлении производством была в том, что ИТР по сравнению с рабочими получали копейки, а несли ответственность в разы больше, при этом рабочие на местах заносились не в меру, набивали себе цену. Управленцам приходилось заниматься эквилибристикой, чтобы не сорвать производственный процесс, сама испробовала это действо не раз на своей шкуре. Интеллигенция же по большей части баклуши била, особо ничем не обремененная. Теперь, по происшествие всего, кто из них от перестройки выиграл? Сколько жизней перестройкой съедено, сколько потерь?

В СССР впервые в человеческой истории появилась объединяющая власть и народ единая, общая цель. Считаю это рывком в будущее, прогрессом всего человечества, а не жертвой народа, поскольку все вместе соучаствовали в строительстве нового общества, цель развития которого была единым понятным смыслом, как для народа, так и для власти.

Единая цель наделяла все события единым смыслом, общая цель всегда дает стабильное восприятие и существование. Смыслом, а не множеством меняющихся смыслов либерального плюрализма, которые приводят к полной бесцельности, бессмыслице и потере ориентиров развития.

Да, с ошибками строили свою новую жизнь, но кто не ошибается в новом деле, а ошибки ведь всегда можно исправить. Через 70 лет вернулись в ветхий шаблон сценария «агрессор-жертва», в смутное время брожения суждений, не видя за ними хищного животного оскала. Суждений, легкость смены которых доказывает их бессмысленность. Сегодня агрессоры Второй мировой войны с легкостью судят ее жертву и меняют суждение о том, кто был в ней жертва, а кто агрессор.

Этот абсурд стал возможен потому, что мы до сих пор не поняли, откуда вышли и куда вошли тридцать лет назад. Идеология жертвы предполагает разные цели: для тех, кто приобретает, и тех, кто теряет, таков ее шаблон поведения. В наивности неоправданного пацифизма и толерантности не поняли ни своей цели, ни цели агрессора. Цель жертвы – потерять то, что имеет, а цель агрессора – отнять и приобрести. Что-нибудь другое было в человеческой истории иначе? Разве каннибал и жертва могут иметь общую цель?

Ныне наша цель -играть роль жертвы, на которую сами же и согласились. Со всеми последствиями этой роли, раз приняли искушение ей. Нам до сих пор напевают в уши, что у нас одна цель с мировым демократическим сообществом, результат которой - благоденствие и изобилие. Неужели?

Когда в дискуссиях либералы запальчиво рассуждают о том, кто виновен в нашем неблагополучии, они обвиняют действующую власть, превращаясь в «жертву режима» .Так вот знайте: следующий шаг жертвы - нападение. Жертва обязательно превратится в агрессора. И снова народ станет быдлом, препятствием к их благополучию. Хотя они прекрасно знают, где благополучие - на вожделенном ими Западе.

И все верно, все по сценарию, каждый исполняет свои роли и добивается разных результатов, поскольку поставленные цели и задачи – разные. У нас нет общей цели развития с Западом, и никогда ее нам не предлагали, какие бы лозунги не произносили о строительстве «демократического» общества. Никакого строительства нет, под маской демократии прячется социальный каннибализм. У нас внутри страны пока единой цели тоже не выработано, пока непонятна концепция ее развития, пока нас качает от суждений: то ли мы жертва, то ли агрессор, поди разберись в этом шатком блудняке.

Каннибалы сами могут притвориться жертвой, найдя виновного в своих желаниях съесть побольше. Золотой миллиард готов проглотить весь мир, обвинив его в том или ином грехе. Их суждения еще те хамелеоны. Вот сейчас мы стоим на перепутье выбора. Каким суждениям опять поверим, имеют ли они прочность обоснования?

Действительно ли у нас одна общая цель в этой древнейшей модели развития, в которой сплошной блуд суждений? Неужели опять поверим на слово этой блуднице? Предусмотрено ли для нас в ней развитие, или оно будет идти у других за счет нас? Возможно ли, в ней сделать единой цель развития, объединив разные цели - жертвы и агрессора, между которыми по определению всегда конфликт? Что ожидать от нее, если в ней всегда идет война?

Надо ли знать ее особенности и учитывать их, не сбрасывая со счетов быть съеденным? Нужен ли нам выход из нее аннулированием своей роли, ее упразднением? Готовы ли мы к концу этого спектакля и занавесу или же хотим продолжения банкета?

Способны ли мы ответить себе, какая нужда заставляет нас цепляться за это старье, в попытках сохранить его? Ведь те, кто так соблазняет им, сами себе давно определили свою роль в нем и давно с упоением пожирают человеческие жизни.

Олигархическая элита любого государства в этой модели давно является частью глобального пожирателя, она прекрасно осведомлена о своей роли и ни за что не захочет избавиться от нее, потому что только в ней приобретает и ничего не теряет. Кто-нибудь добровольно готов быть жертвой для нее? Нет?

Тогда зачем обвинять действующую власть там, где нет ее вины, поскольку она действует в рамках этой модели, а если есть ошибки управления, то их можно исправить? Зачем добровольно становиться жертвой социального каннибализма?

Алексеева Л.И., Уфа; 11 января 2018

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ​Самозамкнутость и Традиция

    ​Самозамкнутость и Традиция В детских книжках, которые я очень любил в детстве, поучительные картинки всегда изображали очень кучно и динозавров и электроны атома. В реальной жизни динозавры не смогли бы жить так близко друг от друга, а электрон далёк от ядра атома так же, как булавочная головка на последнем ряду гигантского стадиона была бы далека от теннисного мячика в центре стадиона. Но нарисовать так в книжке нельзя – потому рисуют кучно, сбивая масштабы. Та же беда случается всегда и с историей цивилизации. Оглядывая её ретроспективно, из неё сливают огромные пустоты разреженного протяжения, оставляя близко-близко друг от друга значимые факты духовного развития.

    Читать дальше
  • "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..."

    "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..." Московское издание полной версии романа А.Леонидова "Иго Человеческое" - не оставит равнодушным никого, кто думает о судьбе Отечества, да и просто об устройстве человеческой жизни. В остросюжетной форме исторического повествования автор ставит самые глубинные и "проклятые" вопросы, на которые бесстрашно, порой, может быть, опрометчиво - даёт ответы. Спорить с автором в данном случае ничуть не менее полезно, чем соглашаться: произведение ВЗРОСЛИТ, независимо от отношения читателя к заявленным идеологемам.

    Читать дальше
  • ​«Легенда о Китеже» и западная советология

    ​«Легенда о Китеже» и западная советология Чтобы понять, о чём речь, предлагаю сперва рассмотреть условную, умозрительную модель, которую пока не привязываю ни ко времени, ни к географическому месту. Модель начинается словом «Допустим». Просто допустим, что есть система, в которой житейские доходы человека неопределённые. В силу неопределённости (обозначаемой алгебраическим «х») они могут быть любыми. Есть вероятность любого значения «х». «Х» может быть равен 0, 1, 2, 5, 100 и т.п. Личные доходы человека не ограничены ни сверху, ни снизу. Они строго индивидуальны: могут быть сколь угодно большими, а могут и вообще отсутствовать (=0).

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека — А. Прокудин.