Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 58,4296 руб.
  • Курс евро EUR: 68,0822 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,2039 руб.
Август
пн вт ср чт пт сб вс
      01 02 03 04
05 06 07 08 09 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31  

РАСХОДНОЕ МЕСТО

РАСХОДНОЕ МЕСТО Замкнутый обменный процесс генерирует условности обмена. Эти условности и называются деньгами. Через них приходит внутреннее богатство общности. Деньги генерирует из себя сплоченная масса – как своими возможностями внутреннего обмена, так и своими силовыми возможностями – навязать и настоять на своем коллективном интересе. Последний неизбежно приобретает характер сговора. Денежное богатство - это зона повышенной групповой солидарности, окруженная зонами с разреженным давлением солидарности, которые и называют в обиходе бедностью. Денежная бедность (в отличии, например, от бедности души или ума) - это, прежде всего, социальное одиночество. Ведь всякий богатый владеет своим богатством лишь постольку, поскольку его права признает значительная группа поддержки. А иначе – просто придут и заберут, как не раз бывало в истории…

Все очень зыбко и призрачно в, казалось бы, корыстном и материальном мире денег. Первые, кто начал создавать свою систему обменов с ноля – самые привилегированные. Те, кто вместо создания собственной системы пытаются войти в чужую элементом – поражены в правах. Можно ничего не делать в стране, которая печатает мировую валюту и получать в 10 раз больше, чем круглосуточно работая в стране, ставшей «фабрикой мира». Но и это не навсегда: сместятся центры – вылетит в никуда и никчемный привилегированный гражданин…

До поры до времени сложившиеся иерархии обменов отвергают принцип оплаты по труду и пользе. Но вечно они это делать не могут. Как не могут и отказаться от принципа привилегий первичным участникам – исчезнет сговор сильных, не останется и денежного обращения…

Ведь всякий посторонний элемент в сговоре – помеха и предательство сложившихся взаимных обязательств. Это касается как попыток мирового бизнеса вклинится в постсоветское пространство, так и попытки постсоветского пространства вклинится в мировой бизнес. Всякий кругооборот, будучи разомкнут, иссякает. Попробуйте сливать воду из труб: тут же упадет давление в трубе: так даже ловят на трубопроводах незаконных врезчиков и сливщиков нефти.

Шествие экономик СНГ в мировую экономику оказалось шествием с отрицанием самозащиты в среду, где все защищают себя и нападают на других. Ничем, кроме полного поглощения такое шествие закончится не могло.

В итоге производитель в СНГ не приобрел внешнего рынка, и внутренный рынок тоже потерял. Вместе с этим он вообще потерял сам смысл своего существования.

Денежная система существует в качестве сговора привилегированных, устраивающих «отборочные испытания» позже пришедшим к ним за милостью. Она развивается через несколько стадий. В позднем, сформировавшемся и уже загнивающем виде это СВОБОДНЫЙ РЫНОК – настолько отрепетированная обществом система поклонов и иерархий, что блуждание условного безликого знака полностью вытесняет собой насилие. Пока холопы признают барина и не думают сесть на его место, пока кланяться условному знаку для них так же естественно, как дышать, нет нужды вызывать драгун.

Но поклонение условности родилось не сразу. На ранней стадии его вгоняли в головы низших слоев железом и кровью. Пулей в лоб отвечали на вопросы типа «почему ты во дворце, а я в халупе, и нельзя ли наоборот?». До тех пор – пока желающие задавать такие вопросы не перевелись…

Ранние стадии формирования условностей обмена – это жесткий этатизм, предельная централизация, жесткий плановый контроль ФОРМИРЮЩЕЙСЯ системы сакралий и фобий.

Почему? Да по той простой причине, что в чужой, готовый дом берут только слугой, а свой, где будешь хозяином, ещё только предстоит построить. Закрепляя за условным знаком ВМЕНЕННУЮ ЦЕННОСТЬ нужно отбиваться и от конкурентов по сторонам, и от конкурентов снизу. Скажем, выпустили вы рубль. Сразу вопрос: а чем доллар плох в обмене? Почему верить вашему бумажному рублю, а не привычному и традицией освященному доллару? И другой вопрос – от коллективного батьки Махно: вот вы рубль выпустили, а кто это вы такие, и кто вас уполномочил рубль выпускать? Я свой карбованец выпущу, не хуже вашего, и прав у меня не меньше вашего, из одной голытьбы мы с вами вылупились…

Предельная централизация экономики, жесткое подавление всякого сопротивление, решительное навязывание своей воли народу – неизбежная плата за становление самостоятельного замкнутого обменного процесса. Подкупить удобнее и чище, чем маузером грозить за отказ, но на ранних стадиях становления национальной обменной системы НЕЧЕМ ПОДКУПАТЬ, деньги ещё не стали деньгами, их ещё нужно заставить признать самостоятельной (от того же доллара, например) ценностью.

Поэтому административно-плановая экономика не выбор, а необходимость при становлении собственной самостоятельности, «самодержавия» страны от иноземных государей. Такая экономика была не только в СССР, она была и в новых полисах древнегреческой цивилизации, среди комунн, прибывавших на новые, неведомые берега. Она была и во всех постколониальных странах, когда пошла по миру деколонизация в ХХ веке. Новые правители и рады бы, может быть, ввести либеральную демократию, но:

1. Либеральная рыночная демократия держится на подкупе.

2. Для подкупа нужны деньги.

3. А деньги (собственные) ещё только предстоит заставить признать ценностью.

Поэтому административно-командная и монетарно-рыночная системы не антиподы, а две стадии генезиса одного и того же организма, имя которому – самодержавная группа, силой своей воли и влияния навязывающая те или иные условные знаки в качестве средства обмена на реальные блага.

Если мы стоим за независимость (самодержавие) своей страны, и, следовательно, претендуем на роль равноправных членов человечества, а не резервуара слуг и чернорабочих, то нам необходимо изучить оптимальные соотношения жесткого планового госзаказа и свободных рыночных продаж у отечественного производителя.

Самая лучшая ситуация в жизни – когда пределов роста нет, а вот пределы падения твердно ограничены. Она лучше и жесткой фиксации (когда с тобой ничего случится не может – ни плохого, ни хорошего), и полной свободы (когда бесконечность взлета равновероятна с бесконечностью падения).

В этой связи интересно рассмотреть комбинированную оплату. Суть такой оплаты – твердый, гарантированный оклад + процент от продаж. Казалось бы, эти формы оплаты противоречат друг другу. Казалось бы, одно должно вытеснить другое. Твердый оклад придуман для тех, кто ценит стабильность и покой, проценты от продаж – для амбициозных и рисковых искателей удачи. Но сочетание твердого оклада, сопровождаемого гибкой премией по итогам продаж – не уходит из практики, а наоборот, разрастается.  Это – наиболее комфортная для личности ситуация, позволяющая ограничить падение благосостояния, не ограничивая его возможности роста.

В макроэкономике возможны те же самые три формы оплаты труда, но уже производителю в целом, в национальном и мировом масштабе. Твердый оклад (вариант КНДР) – это полностью плановая система. Процент от продаж – это либеральный ад от Эквадора до Таиланда, где всем все разрешено, но почему-то у большинства ничего не получается.

Комбинированная оплата производства – это путь наиболее развитых и дальновидных стран. Является ли этатизм (государственная опека) тормозом развития производительных сил, или же напротив, стимулирует их? Очевидно, что и то, и другое. В зависимости от обстоятельств. Прогрессивная роль государственной опеки и жестких плановых обязательств  длится до той поры, пока сумма госзаказа выше, чем сумма свободных продаж, вероятных при отказе от госзаказа.

До тех пор, пока плановый заказ в отрасли выше возможного рыночного, переход к «свободе торговле» породит регресс экономики. Это и объясняет, почему некоторые отрасли при либерализации экономики расцветают, другие же, наоборот, разоряются и даже погибают.

Новые отрасли возникают по принуждению, проходят стадию привыкания и адаптации к общему строю жизни, и по итогам этой адаптации становятся вместо принудиловки привычной потребностью масс. Если этот процесс в какой-то точке досрочно прервать, то принудительное не успеет стать востребованным и его производство прервется, вместе со всем тем потенциалом, который оно с собой несет будущему.

Яркий пример – образование, в котором онтогенез повторяет филогенез. Для ребенка школа чаще всего представляется невыносимой обузой, избавится от которой – заветная детская мечта. Взрослый же человек платит за школу своих детей, видит в образовании не обузу, а товар, и товар весьма ходовой, востребованный.

Именно так вошли в нашу жизнь (через государственное принуждение) картофель и железные дороги, многоэтажные дома и социальные программы – да и вообще все, что стало потребностью после первичного принуждения.

Коэффициент этатизма:

К = О/R

В которой О – сумма жестких условий сбыта, а R – cумма свободных заказов, закрытых от производителя государственными ограничениями.  При снижении доходности О тяга к государственному вмешательству уменьшается, производитель становится сторонником свободного рынка. То же самое происходит при росте суммы свободных заказов R. Если К меньше единицы, то предприятие рвется в рынок. Если больше – оно любой ценой, даже через коррупцию лезет в госплан, в казенный подряд, под руку государства.

Допустим, авиазавод по заданию государства производит 8 самолетов, но на свободном рынке может продать только 4. Получается 8/4 = 2. Работая с государством по госзаказу, производитель получит в 2 раза больше, чем на свободном рынке. Такой производитель обеими руками за государственной планирование, этатизм, за твердные цены и жесткие ограничения, вплоть до полной национализации. Ему – в массе его – ВЫГОДНА НАЦИОНАЛИЗАЦИЯ.

Но все меняется в том же самом коллективе, когда со стороны предлагают больше, чем запланировало выдавать на прокорм государство. Если 8/16, то начнется борьба за свободу торговли и независимость от государственных планирующих органов, борьба за «плавающие» цены и рыночную неопределенность.

Нечто подобное автор наблюдал в журналистской среде. Когда тиражи изданий зашкаливали за миллион, журналисты боролись за вывод государства из учредителей журналов и повсеместно регистрировали свои издания как собственность «коллективов редакций». За это в позднем СССР шла нешуточная борьба, а отмена плановых тиражей изданий праздновалась в советской журналистике как великая победа «профессионализма» над «диктатом».

Однако когда поток подписчиков резко и неожиданно иссяк, то же самое журналистское сообщество стало считать возможность включить государство или какое-то его ведомство в состав своих учредителей великой удачей и желанным прорывом к «стабильности». Госзаказ стал ощущаться не как кандалы или колодки на свободной инициативе, а как спасение и инструмент выживания.

То же самое происходит и со всеми другими предприятиями, во всех отраслях.

А. Леонидов-Филиппов.; 29 июля 2012

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ​О. Василий (Литвинов): Слово об экономике

    ​О. Василий (Литвинов): Слово об экономике В первой части Открытого Письма (Слово о счастье) мы выяснили, что сверхбогатым людям мешает обрести счастье внешняя и внутренняя агрессия. Чтобы найти способ преодоления проблемы, надо определить её источник. Так, где же "собака зарыта"? На данный момент политэкономия указывает нам: произвольное деление земных, материальных благ делает людей врагами друг другу. Не какие-то мифические классы, а именно людей, персонально.

    Читать дальше
  • о. Василий (Литвинов): ​Слово о счастье

    о. Василий (Литвинов): ​Слово о счастье Василий Литвинов, священник Русской Православной Церкви, написал Открытое письмо к олигархам и всем деловым людям, всех людей считая братьями. Он просит все СМИ распространять это пастырское назидание, надеясь, что оно дойдёт до адресата. Будет принято или нет – другой вопрос. Но всегда лучше попытаться решить дело миром, пробудить в человеке человека – прежде чем суровая необходимость заставить уничтожить свирепых зверей. Вот что пишет о. Василий:

    Читать дальше
  • В.Авагян: "СЕЯЛКА ИЛИ ДАВИЛКА"?

    В.Авагян: "СЕЯЛКА ИЛИ ДАВИЛКА"? ​Основное противоречие США, как мирового гегемона заключается в конфликте расширяющейся, углубляющейся политической экспансии – и сжимающимся контуром экономических отношений. Чем больше поглощает империя – тем больше она разоряет тех, кого поглотила. Если у нормальных империй после захвата начинается восстановление разрушенных борьбой экономик, уже на своей территории, то для США после их победы начинается разорение, выжирание и вымаривание дотла побеждённого.

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека — А. Прокудин.