Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 58,4296 руб.
  • Курс евро EUR: 68,0822 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,2039 руб.
Январь
пн вт ср чт пт сб вс
  01 02 03 04 05 06
07 08 09 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31      

ОТ ПОЗОРА - ВО МГЛУ...

ОТ ПОЗОРА - ВО МГЛУ... ​В чем – говоря церковным языком – разница между человеком и животным? Или, говоря языком дарвинизма – где разошлись пути человека и животных? Главным и безусловным отличием, фиксируемым всеми, без исключения, исследователями вопроса – является разное отношение к реальности. У животного оно – приспособленческое (говоря модным сегодня словом – «прагматическое»). У человека же – как условие его выделения из животной среды оно «романтическое», всё выстроено на ПРЕОДОЛЕНИИ И ПРЕОБРАЗОВАНИИ реальности.

Когда мы говорим о титанической битве капитализма и социализма в ХХ веке, то, конечно, держим в уме очень многие факторы. И то, что социализм, оказавшись в руках недостойных вождей, песней говоря –

Обломал немало веток,

Наломал немало дров…

И то, что капитализм под руководством умелых администраторов проявил значительные резервы выживаемости, оказался куда прочнее, чем казалось в начале ХХ века, великолепно маневрировал под ударом истории в итоге сумел опрокинуть своего главного противника ловкой подножкой…

Но, как справедливо писал ещё А.Зиновьев (философ, а не «враг народа» Г. Зиновьев-Апфельбаум) – «если крокодил сожрал обезьяну – из этого не следует, что крокодил прогрессивнее обезьяны».

При всех тактически-удачных приёмах капитализма, при всем богатом опыте его наработок, многие их которых достойны заимствования – никуда не получится спрятать его стратегическую тупиковость.

Ту самую, которая сперва привела нашу страну в 1991 году ко всемирно-историческому позору, а оттуда, уже в единой колонне «военнопленных» гонит к гибели, во мрак безысходности инфернальных форм социального устройства.

Говоря в историческом смысле, капитализм возникает, как прогрессивное явление, в котором уродливо-звериные черты отношений размываются, разбавляются, соседствуют с цивилизованными отношениями.

То есть было так:

Чисто-звериные отношения => Cмешанные отношения => Цивилизованные отношения.

По этому маршруту человечество, в рамках развития своей цивилизации, вошло в капитализм, как в среднюю стадию процесса.

Совершенно изменилась роль и природа капитализма, когда он стал соседствовать с социалистическими экспериментами (более или менее удачными, но в основе своей необходимыми цивилизации).

В ХХ веке стало так:

Цивилизованные (возвышенные) отношения => Cмешанные отношения => Чисто звериные, дикие (низменные) отношения.

Эта схема отчасти согласуется с марксизмом, отчасти спорит с ним, дело не в этом, она представляется нам и наглядной и, самое главное, истинной: проверяемой, доказуемой, подтверждаемой практикой.

Из проводника от дикости к цивилизации капитализм превратился в проводника обратно. Тот самый ЭНТРОПИЧЕСКИЙ СВИЩ, по которому капитализм выводил человека из дикости – сегодня работает как канал в обратном отношении.

Удивляет ли нас тот факт, что тоннель, по которому прошли вперёд – может стать и путём назад?

Конечно, цивилизация, если мы хотим хоть что-то объективно понимать – тесно связана с отличием человека от зверя. Но, принимая эту безусловную аксиому теории цивилизации – мы непременно увидим то, что лежит на поверхности: приспособленчество (прагматизм) животных и приспособленчество в рыночной экономике имеют совершенно одинаковую природу.

Капитализм – сам по себе паразит. Это не ругань, а констатация того очевидного факта, что капиталистическое предприятие является банкротом, если отдаёт больше, чем берёт.

Но если брать больше, чем отдаёшь – то будешь истощать среду. А это и есть формула паразитизма, паразита, как организма. Тут нет ничего враждебного или ненавидящего: просто вещи нужно называть своими именами, а имя собственное для капитализма – паразит.

Ну а как, скажите, можно брать больше, чем отдаёшь, и не быть паразитом? И как, скажите, можно быть рентабельным в рыночных условиях – если отдаёшь больше, чем забираешь?

Исследуя вопрос далее, мы видим и на практике рыночных отношений, и чисто логически, что приспособленчество – есть линия наименьшего сопротивления окружающей среде. Следовательно, приспособленчество наиболее прибыльно, потому что предполагает из всех вариантов минимум затрат и максимум продвижения (закон линии наименьшего сопротивления). А целью капиталистического предприятия – является извлечение прибыли, как можно больше, быстрее и с наименьшими издержками.

Под страхом разорения, банкротства, ликвидации – рынок ставит все предприятия на стратегию приспособленчества, адаптирует их к линии наименьшего сопротивления (что и делает их конкурентоспособными по сравнению с теми, кто этой линии не найдёт).

И всё бы ничего (кто же не хочет получать легко и много?) – если бы приспособленчество не расходилось кардинально с генеральной линией цивилизации, как таковой. Подчеркну: не отдельной «советской», описанной С.Г. Кара-Мурзой, а вообще всякой и любой цивилизации.

Среди определений цивилизации мы можем выделить и такое: «Цивилизация есть способность общества поддерживать множество нерентабельных проектов, т.е. заниматься деятельностью, лично её производителям невыгодной».

Что касается выгоды, как стимула – то ведь совершенно ясно, что это чисто зоологический стимул. Выгоду упорно преследует и зверь. И чем он примитивнее – тем упорнее и неуклоннее он преследует свою личную выгоду.

И пока зверь занимается только поисками своей личной выгоды – он остаётся зверем. У одомашенных зверей – видимо, в процессе подражания отношениям хозяев – появляются странные «блажи» и малопонятные, не объяснимые прагматикой привычки…

Но, осознав это – мы делаем следующий шаг в нашем рассуждении: главной целью цивилизации, причем со времен вавилонских зиккуратов и египетских пирамид, является ВЫХОД ЧЕЛОВЕКА ИЗ ПОД ГНЁТА РЕНТАБЕЛЬНОСТИ, САМООКУПАЕМОСТИ.

Мне всегда жалуются, что абстракции трудно понимать. Давайте разберем на конкретном примере, на наиболее близком нам издательском бизнесе, хотя, конечно, точно так же можно разобрать тему на космосе, авиации, атомной энергетике и т.п. Издательский бизнес, как и любой - ищет наиболее продаваемые издания (бестселлеры) - и его успех зависит от того, насколько быстро он их найдёт. В то же время издательское дело базируется на письменности и культуре чтения. Если бы пришлось начинать его с ноля - то потребовалось бы от издательского бизнеса сперва изобрести письменность, затем внедрить её в массы с помощью обучения грамотности широких слоёв. Затем пришлось бы изобретать книгопечатание и т.п. И только в конечном итоге этого МНОГОВЕКОВОГО процесса - последуют успешные (с выгодой) продажи бестселлеров. Совершенно очевидно, что для бизнеса такая задача не под силу, да она для него и нелепа. Затратность цивилизационного процесса такова, что делает прибыль от него бесконечно далёкой, а вложения в него - бесконечно огромными. Паразитировать на достижения цивилизации можно (это и делается), но создать их - немыслимый для паразитов процесс...

И рентабельность, и самоокупаемость, и бытовой эгоизм имеют звериную природу. Цивилизационное развитие происходит только там, где хотя бы часть людей высвобождается из-под пресса требований самоокупаемости и рыночной эффективности, и включается в проекты, не несущие быстрой, а порой и никакой отдачи.

Дела этих людей окупятся только через десять поколений, а может быть и никогда. От ошибок на этом пути ДОЛГОСРОЧНОГО ПЛАНИРОВАНИЯ - ПРОГРАММИРОВАНИЯ ни одно общество не застраховано. Но без него цивилизация сворачивается, закисает, как молоко на солнцепеке.

Рентабельность – не знает мира, в котором живет. Больших и долгосрочных процессов в этом мире рентабельность не понимает, да и не хочет понимать: это не её дело.

Условно говоря, если госпожу Рентабельность завести в комнату, где много мармелада, то самым правильным с её точки зрения будет съесть как можно быстрее и больше этого мармелада. Ей некогда, а главное – незачем отвлекаться на абстрактные вопросы – кто и зачем наполнил комнату мармеладом, как и зачем этот мармелад делали, какой смысл в свою работу вкладывали его производители, и что будет – когда Рентабельность доест мармелад, он кончится? Если мармелад в комнате будет выжран – Рентабельность сделает то, что она всегда в таких случаях и делает (см. практику современной рыночной экономики) - пойдёт искать новую комнату с мармеладом.

Эта дорога, по которой прошли тысячи и тысячи самых разных биологических видов. И тысячи из них, подобно динозаврам, уже успели безропотно вымереть на планете, потому что преследовали личную выгоду, а до широких обобщений не поднимались.

Факт: преследуя только свои личные интересы, биологический вид идёт к вымиранию. Все без исключения вымершие виды паразитировали на реальности. Они её не изучали и тем более не учились воспроизводить. И потому, когда с ней что-то случалось (мармелад в комнате кончился) – паразитировавшие на реальности виды ложились помирать, больше им ничего не оставалось.

Но ведь именно тем же самым путём ведёт человечество и капитализм с его рыночными законами! Не только враги рыночного капитализма, но и самые закадычные его друзья никогда не «оклевещут» этот уклад подозрениями в попытке расширить виды и сферы нерентабельной деятельности (которая является душой и содержанием цивилизации homo sapiens).

Напротив, рыночная экономика избавляется от нерентабельных проектов, и даже видит в этом предмет своей особой гордости, доблести – закрывая всё то, что не самоокупаемо[1].

Но задумывался ли кто-нибудь из рыночных идеологов – а что маячит в конце этого пути? А ведь там маячит вначале относительное, а после и абсолютное вымирание человечества, смерть культуры и цивилизации, одичание оставшихся особей – которым, возможно, придётся начинать путь с ноля, снова с наскальной живописи, а может быть – уже и вовсе отказаться от цивилизованного пути.

Механизм тут совершенно очевиден и может быть строго изложен:

-Брать больше, чем отдал – рентабельность, и одновременно истощение окружающей среды

-Истощение окружающей среды (неважно – природной ли, или инфраструктуры, образовательной, социальной среды) – снижает возможности черпания из неё.

- Снижение возможностей черпать – приводит к конфликту черпателей, и дальшейшему истощению окружающей их среды.

- В результате истощения круг пользователей окружающей средой становится всё уже, теснее, а блага, которыми они пользуются – снижают разнообразие (деградация потребительского спроса).

Выйти из этого замкнутого круга капитализм не может – потому что для выхода ему нужно стать нерентабельным, а это сделает его социализмом.

Это мы и видим на практике: капитализм, грабящий накопления прежних эпох (например, наследие СССР) – показывает колоссальную «эффективность» - когда общество, по сути, питается собственной плотью.

Но когда собственная плоть общества обглодана – ему остаётся или найти, кого загрызть (агрессивный фашизм), или голодать (безысходность нищеты).

***

Конечно, под занавес нашего анализа, должен сказать о роли дарвинизма в победе капитализма в ХХ веке. Дарвинизм – это опрокинутая в мироздание картина капиталистической конкуренции. Построить на основе дарвинизма что-то кроме капитализма невозможно – потому что общество войдёт в противоречие с собственной картиной мира. Что, собственно, и получилось в СССР.

Цивилизация же неразрывно связана с религиозностью, изначально рассекающей плоть и дух. Плоть у животных живет по звериным законам самоублажения. Мысль же не подчиняется законам плоти и физики, у неё иные процессы, иные потребности. А порой не просто иные – а прямо противоположные потребностям плоти.

И, совершенно очевидно, что цивилизация – продукт мысли, а не плоти. Плоть в цивилизации не нуждается, и даже отчасти деградирует при ней (горожанин становится слабее, менее выносливым, чем житель дикой саванны).

И – заключительный вывод:

  • 1.Построить цивилизацию на звериных инстинктах нельзя.
  • 2.Капитализм и рыночная рентабельность опираются на звериные инстинкты.
  • 3.Это делает их могущественными, укоренёнными в человеке, глубоко засевшими в его природе.
  • 4.Но в то же время это делает капитализм и рыночную рентабельность злейшим врагом человеческой цивилизации.



[1] В этом отношении интересна «психология хобби». Человек ради денег, дохода, рентабельности – занимается нелюбимым и порой даже отвратительным, совершенно неинтересным ему делом. Этим он как бы отдаёт дань плоти. Но, отдав эту дань – человек переходит к бесплатному, совершенно нерентабельному хобби – делу для души, которое ему интересно, любимо и приятно.

Александр Леонидов; 16 мая 2016

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • В.Авагян: "СЕЯЛКА ИЛИ ДАВИЛКА"?

    В.Авагян: "СЕЯЛКА ИЛИ ДАВИЛКА"? ​Основное противоречие США, как мирового гегемона заключается в конфликте расширяющейся, углубляющейся политической экспансии – и сжимающимся контуром экономических отношений. Чем больше поглощает империя – тем больше она разоряет тех, кого поглотила. Если у нормальных империй после захвата начинается восстановление разрушенных борьбой экономик, уже на своей территории, то для США после их победы начинается разорение, выжирание и вымаривание дотла побеждённого.

    Читать дальше
  • …И С ВЕЧНОСТЬЮ ДЫШАТЬ В ОДНО ДЫХАНЬЕ…

    …И С ВЕЧНОСТЬЮ ДЫШАТЬ В ОДНО ДЫХАНЬЕ… «Можно изображать становление национальной буржуазии» – говорит герой новой книги «Волки из пепла» Александра Леонидова – «А можно национальной интеллигенции… Но когда это в одном лице – то смешно получается». И действительно, получилось смешно. Но не в том смысле, что получилось плохо, а в том, что всё произведение пронизано тонким и психологическим юмором, включило в себя сочное богатство народного анекдота, именно язык, а не сюжет анекдотической (в хорошем смысле слова) речи. Если говорить о сюжете, то действительно, персонаж не солгал: основное содержание – становление в РФ национальной буржуазии и национальной интеллигенции. Они метафизически противопоставляются космополитам и компрадорам во власти и быдловатой, худшей части народной толпы.

    Читать дальше
  • В. АВАГЯН: "ТРИЕДИНЫЙ ДЕКРЕТ"

    В. АВАГЯН: "ТРИЕДИНЫЙ ДЕКРЕТ" ​Вот представьте, что вы – производитель сковородок. Конкурентов у вас нет: продуманный протекционизм вытеснил с рынка иностранные сковородки. При этом зарплаты и пенсии в стране растут. И при этом повышать цены запрещено. Людям куда деваться? Они идут и покупают ваши сковородки. Чужих они купить не могут: чужих с рынка удалили. Не покупать – зачем тогда деньги? Продать им дороже твёрдой цены вы не имеете права. Таким образом, перекрывая все сливы капиталов (за границу, в спекуляцию и др.) вы канализируете энергию производительного труда в рост производства. Ваше производство сковородок растёт, предложение расширяется. Вы обновляете производственные фонды, обеспечиваете занятость на рынке труда, ищите новые технические решения, придумываете новые виды продуции...

    Читать дальше

Свобода - более сложное и тонкое понятие. Жить свободным не так легко, как в условиях принуждения. — Томас МАНН.