Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Декабрь
пн вт ср чт пт сб вс
  01 02 03 04 05 06
07 08 09 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31      

​Война и мир подполковника Иванычева

​Война и мир подполковника Иванычева День рожденья ордена...Ордена тоже имеют свой день рождения. Равно как и собственные судьбы. А потом, как и люди, они выходят…нет, не на пенсию – в отставку, становясь частью славной истории мужества и героизма. Так, 6 апреля исполнилось 87 лет, как в стране Советов появились две новые награды – постановлением Президиума ЦИК СССР были учреждены Орден Ленина и Орден Красной Звезды. Судьбы у «братьев» были разные: если Орденом Ленина – высшей наградой страны – удостаивались лишь самые-самые, то Красная Звезда, стала более народной, если можно так выразится. Этот серебряный орден, покрытый рубиновой эмалью, с красноармейцем в буденовке и надписью «Пролетарии всех стран, объединяйтесь», можно было увидеть и на солдатский гимнастерках, и на генеральских кителях, и на пиджаках выдающихся ученых, изобретателей.

То есть, тех, кто внес значительный вклад в развитие державы, в военное время, или в гражданском труде. Но больше, конечно, в военном деле. Недаром первым кавалером Ордена Красной Звезды стал легендарный красный командарм(впоследствии Маршал Советского Союза) Василий Константинович Блюхер. Носили этот орден и талантливые советские авиаконструкторы – Яковлев, Туполев, Ильюшин. Присваивалась награда и целым организациям, воинским частям. Например, одним из первых коллективов, удостоившихся ордена, стала команда редакции газеты «Красная звезда» за успехи в обеспечении боевой и политической подготовки Советской Армии. Во время Великой Отечественной войны удостоились этого ордена и около 200 наших союзников – английских и американских солдат и офицеров…

Однако нет больше не Советской Армии, ни СССР. Не вручается больше и Орден Красной Звезды. Но остались сами орденоносцы. Приглядитесь внимательно к вашим соседям, знакомым – нет, нет, да и мелькнет у кого-то из них на груди знакомый орден. С одним из таких людей, мы и встретились недавно в парке Горького. Пообщались о войне и о мире.

От Рязани до Асадабада

Игорь Владимирович Иванычев. Обычный на вид человек, да еще и в «гражданке». Не сразу и поймешь, что общаешься со спецназовцем ГРУ, кавалера двух Орденов Красной Звезды и множества других наград, у которого за спиной десятки, если не сотни боевых операций в Афганистане, Карабахе, Чечне и других горячих точках. Правда, после рукопожатия, стало понятно – есть еще порох в пороховницах у подполковника в отставке. Ладонь как из стали отлита. Спросил у Игоря Владимировича – отчего он не в форме, не при орденах?

- Да не люблю наряжаться, - просто ответил мой собеседник. – К чему это?..

Признаться, такой ответ меня и огорчил, и порадовал. Наверно, так и должен вести себя настоящий боевой офицер, который сражался за свою страну, а не за награды и почести. Часто так бывает, что звенят орденами и произносят пышные речи на митингах, те люди, которые и пороха-то не нюхали. Настоящие бойцы обычно держатся в стороне от парадов и торжеств. Не нужно им шума. Но, как выяснилось, Игорь Владимирович все же принес свой китель в пакете. Так что представляем читателю фото нашего героя. Героя в прямом и переносном смысле.

- Родом я из старинного русского города Рязани, - рассказывает мой собеседник. – Отец военный. Выпускник Рязанского высшего воздушно-десантного командного училища(ныне носит имя Василия Маргелова). Трое родных братьев тоже были связанны с военной службой. Поэтому у меня как-то и не возникало мыслей, кем стать – доктором, моряком, или поваром. Поступил в тоже училище, что и отец. Окончил его молодым лейтенантом в 1984 году и начал службу в Белоруссии в спецназе ГРУ. Недолго я там прослужил. Как раз шло формирование отряда для командировки в Афганистан. Подал рапорт, и командиром разведгруппы, был отправлен в Асадабад. Редкое захолустье в горах на самой пакистанской границе. Помните фильм «Охотник за караванами»? Вот, примерно этим мы с моими ребятами и занимались. Только вот в жизни не всегда получалось так складно, как в кино. Помню свой первый бой в апреле 85-го: мы двигались тремя группами вдоль ущелья. Одна шла понизу, а наша и еще одна тропами по склонам. Та группа, что шла внизу, сильно опередила остальные, вошла в кишлак и попала в засаду. Пакистанский спецназ наших ребят там поджидал. Почти рота наших бойцов там полегла, лишь 3-4 человека уцелело. Некоторые самоподорвались, чтобы в плен не попасть. А мы и помочь-то им не могли – слишком далеко было…

Афганские «эдельвейсы»

Но, постепенно освоились в горах воевать. Нас даже в шутку Афганскими «эдельвейсами» стали называть(«Эдельвейсы» - спецотряд горных стрелков армии Вермахта, воевавший на Кавказе). Работали мы обычно в сумерках – душманы в это время были не слишком активными. Зато днем, в горах совладать с ними было ой, как не просто. Редкий бой обходился без раненых, или, даже, убитых с обеих сторон. У меня, к примеру, в Афгане три тяжелые контузии было, и это, считай, легко отделался.

Спрашиваю у Игоря Владимировича – как и когда он получил свои звезды?

- Первый орден я получил в феврале 1986. Мы получили сведения, что душманы оборудовали в пещере склад с боеприпасами. Оружия у них было не меряно, а вот боеприпасы были в дефиците. На эту пещеру мы и устроили налет. Подобрались в темноте и открыли огонь по охране. Те отступили, а мы заминировали склад и подорвали. Но это еще не так тяжело было сделать.

Второй раз вышло гораздо хуже. Дело было опять же в горах. На одну из наших групп наскочили душманы, а мы с ребятами выше стояли. Пришлось выручать товарищей – на себя боевиков оттягивать. Оттянули. Та-то наша группа из под огня вышла, зато душманы нас окружили. Много их было, сутки нас в осаде держали. Двоих бойцов мы на той горе потеряли – сержанта Дворникова – имя его забыл, и молодого совсем парня – Володю Казака. Это его первый бой был. И последний… До того дело дошло, что связался я с нашими артиллеристами и вызвал огонь на себя – решил, что все одно погибать. Живыми нас афганцы не выпустят – они уже и стадо овец погнали на нас – так они минные поля прощупывали перед решающей атакой, а у нас и патронов уже почти не осталось к этому времени. Попрощались мы друг с другом и стали ждать конца. Но наши «пушкари» не боевыми, а дымовыми снарядами огонь открыли – отогнали боевиков. А как стемнело, мы с нашими «двухсотыми» спускаться начали. Тут и подкрепление подоспело – мотострелки подтянулись. Одну БМП им душманы подбили, но, все же, удалось вырваться.

Грязная война и мир

На том моя служба в Афганистане закончилась, - продолжает рассказ мой собеседник. После был Дальний Восток, родная Рязань – служил там командиром взвода курсантов в десантном училище. Думал, что уж навоевался в жизни – больше стрелять не придется. Но тут началась наша страна распадаться на части – Баку, Сумгаит, Тбилиси, Ереван, Карабах пошли… В начале 90-х перевелся в Ейск начальником парашютно-десантной службы авиадивизии. Отсюда уже пришлось в Чечню выезжать в командировки. И в первую кампанию, и во вторую, только задачи уже другие были – спасательные. Наших сбитых летчиков эвакуировать, прежде чем до них боевики доберутся.

- Попросил рассказать больше о чеченских событиях, но Игорь Владимирович на эту тему говорить не захотел: «Очень грязная то была война. Я столько крови, коварства, фальши, как в Чечне никогда в жизни не видел. Афган, чуть ли не курортом кажется на этом фоне…» Но все однажды заканчивается. Так завершились тяжелые годы военной службы для подполковника Иванычева, который теперь ейчанин. Воспитали они с женой двух дочерей, к югу привыкли, теплу и покою радуются.

- Мне, поначалу, Ейск не слишком понравился, - смеясь, вспоминает сегодня Игорь Владимирович. – Пыльный, запущенный, асфальта нет толком. Но теперь и город заметно похорошел, и мы с женой к нему прикипели. Друзья появились, летом гостей из родных мест принимаем, охотой увлекся, авиамоделированием занялся, в «Боевое братство» вступил – иногда даже в школах выступать приходится перед ребятишками, о войне рассказывать. В охране работаю, чтобы без дела не сидеть. Одним словом – доволен я своей жизнью, и Божьему миру рад. Хорошо, когда не слышны выстрелы и взрывы. Правда, иногда, за это и воевать приходится…

На том и простились мы с отставным подполковником. Настоящий он человек – правильный. Как-то спокойнее стало, что есть в наше неспокойное время такие люди. Прямые, честные, смелые. Для которых не награды важны, а чувство долга и верность присяге. С ними не пропадет родная земля.


Тимур САВЧЕНКО, аналитик "ЭиМ", Южный федеральный округ.; 7 апреля 2017

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • Дети, Крым, счастье, позитив...

    Дети, Крым, счастье, позитив... В нашей жизни очень много грустных новостей. И потому мы часто забываем, что кроме мрачной геополитики есть ещё и просто жизнь. Наши дети выходят в жизнь и занимаются творчеством, создают нехитрые истории о своём взрослении, создавая позитивные эмоции всякого, кто видит: жизнь продолжается! Канал без всякой политики, о замечательных и дружных детишках, об отдыхе в русском Крыму и не только - рекомендуется всем, кто устал от негатива и мечтает отдохнуть душой!

    Читать дальше
  • Геноцид армян: новая глава

    Геноцид армян: новая глава Карабахский конфликт - это одна из глав чёрной книги геноцида армян, которым с XIX века занимаются турки. В их понимании армяне "недобиты", и хотя армяне потеряли большинство своих земель, всё-таки небольшой анклав армян остаётся в турецком море Закавказья. Геноцид армян обрёл второе дыхание в годы "перестройки", в конце 1980-х, когда турки вырезали армян в ряде населённых пунктов, но снова не везде. Военное сопротивление побудило турок прекратить резню.

    Читать дальше
  • ​Самозамкнутость и Традиция

    ​Самозамкнутость и Традиция В детских книжках, которые я очень любил в детстве, поучительные картинки всегда изображали очень кучно и динозавров и электроны атома. В реальной жизни динозавры не смогли бы жить так близко друг от друга, а электрон далёк от ядра атома так же, как булавочная головка на последнем ряду гигантского стадиона была бы далека от теннисного мячика в центре стадиона. Но нарисовать так в книжке нельзя – потому рисуют кучно, сбивая масштабы. Та же беда случается всегда и с историей цивилизации. Оглядывая её ретроспективно, из неё сливают огромные пустоты разреженного протяжения, оставляя близко-близко друг от друга значимые факты духовного развития.

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека — А. Прокудин.