Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Июль
пн вт ср чт пт сб вс
      01 02 03 04
05 06 07 08 09 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31  

​Мечта… без содержания

​Мечта… без содержания Чтобы понять, что такое бессодержательная мечта – сперва нужно определить, что такое содержание мечты. Мечта – это желательный образ будущего, который, во-первых, возможен технически. Во-вторых - содержит предмет перемен («было – стало»). В третьих – оценочную шкалу достижения (приближения). Мечта, которая предлагает невозможное, неопределённое и неизмеримое – относится к категории бредов и галлюцинаций. Возьмём, например, скульптора, задумавшего из грубой глыбы сделать прекрасную статую. Что для нас сразу же станет очевидным?

Неразрывная связь будущего шедевра с бесформенной глыбой камня. То есть отталкиваться придётся от того, что имеешь, нельзя сделать скульптуру из воздуха или вообще ничего. Скульптура не может возникнуть сама по себе – она продукт обработки изначального камня, которую ведёт скульптор. Скульптура не может быть больше камня, из которого делается, тяжелее его по весу и т.п. Она не может не содержать в себе части вещества того исходного камня, из которого делается.

То есть – переходя к социологии – не может полностью «порвать с прошлым» своего строительного материала, презреть и проклясть его: отрицание исходного камня отрицает и скульптуру.

За этим принципом скрывается фундаментальнейший закон причинно-следственных связей, по которому всё наше настоящее и будущее неразрывно связано с нашим прошлым. А что никак не связано с нашим прошлым – будет не нашим (отрицающим нас), чужим настоящим и чужим будущим. К которому мы не имеем, а, самое главное, не можем иметь никакого отношения.

Русофоб русского происхождения отрицает не что-то отдельное от себя, а тот материал, из которого сам сделан, отрицает и право и возможность собственного существования. Логика тут проста и однозначна:

-Если «Y» подлежит уничтожению, а ты являешься «Y», то ты подлежишь уничтожению.

И перестать быть «Y» нельзя – потому что нельзя выпрыгнуть из причинно-следственных связей. Можно только отменить принцип уничтожения «Y», чтобы остаться живым и имеющим будущее.

Кроме неразрывной связи изделия с тем материалом, из которого оно сделано, очевидно, бесспорно и другое: нельзя создать скульптуру, не имея предварительно её образа (проекта) в голове, в качестве чистой, нематериальной идеи. Перед скульптором пока ещё бесформенная глыба, но в голове у него уже сформирована скульптура. Если этого нет – то всякая работа с камнем будет не созиданием, не творчеством – а порчей материала. Раздробив большой камень на множество маленьких осколков, мы не создадим скульптуры, а испортим саму возможность её создания.

Думаю, не стоит даже объяснять, насколько этот общий закон жизни – соответствует конкретно социологии. Если мы строим неизвестно что, то мы, во-первых, ничего не построим, а во-вторых, испортим ту жизнь, которая была, выступим в роли вредителей. Бессистемные удары кувалдой по камню разрушат камень – но не создадут скульптуры.

Оценочная шкала приближения к цели – возникает из преодоления сопротивления материала (исходника) замыслу (проекту). Если глыба кубическая, а задуманная статуя продолговатая, то по мере достижения продолговатости мы приближаемся и к конечной цели.

Сырьё превращается в полуфабрикат, который ещё не сам продукт, но гораздо ближе к продукту, чем было сырьё. А мы, благодаря сверке по системе «было-стало» можем видеть, в правильном ли направлении работаем.

Всякий, кто не безумец, должен задать себе три вопроса о переменах: возможно ли в принципе то, чего я хочу? Если да, то какие меры нужно мне предпринять? И какой шкалой оценить их эффективность в процессе применения?

+++

Успеха не может быть в принципе, если люди не имеют перед собой его конечного облика, его неразрывной связи с истоками, исходным состоянием системы, его промежуточных стадий, единиц измерения качества и скорости движения к намеченному идеалу. Мы никогда не сможем оценить достижений – если не знаем, чего хотели достичь?

Если мы пошли в лес по грибы – и пришли в грибной лес, то это успех. А если мы пошли неизвестно куда неизвестно зачем, и случайно забрели в грибной лес, то это можно считать и успехом, и неудачей, и ничем: потому что у бесцельного движения нет пункта прибытия.

Но бесцельность не исключает активности. Хаос вполне совместим и с активностью и гиперактивностью – при учёте того, что хаос всегда сделает их дурацкими.

+++

Важнейшая цель современного человека – прекратить играть и начать жить. То есть подойти к жизни с предельной серьёзностью и осторожностью, без «приколов» и заигрывания с нею. Нашим предкам в этом помогали саблезубые тигры и пещерные медведи, регулировавшие численность «приколистов».

Но цивилизация облегчила жизнь человеку – и тем осложнила жизнь самой себе. Человек Сытый стал всё больше и больше «шалить», дурачиться и кривляться, всё больше подменять объективные законы бытия на выдуманные им самим правила игры.

Героя-защитника и Героя-труженика сменил Герой-клоун, оказавшийся взамен прежних героев в центре внимания, обожания и приоритетов. Презренная профессия шута стала внезапно престижной профессией высшего света, шуты превратились в «новую аристократию». Человека оценивают не по его соответствию жизни, а по его успехам в пустопорожнем мире развлекательного шоу-бизнеса: так появляются мэры-боксёры, депутаты-фигуристки, президенты-комики и т.п.

Плюньте в меня – если вы искренне считаете, что я напрасно тревожусь, и что это нормальный, здоровый процесс! Ибо я искренне и убеждённо считаю, что комик, лидирующий в президентском рейтинге – признак глубочайшего социопсихического неблагополучия, массового помешательства! А вы как считаете? Иначе?!

Виктор ЕВЛОГИН, обозреватель "ЭиМ".; 12 февраля 2019

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Подписка

Поиск по сайту

  • Литературные новинки: "Числа" А. Леонидова

    Литературные новинки: "Числа" А. Леонидова Тому, кто уже знаком с творчеством нашего автора, будет небезынтересно прочитать его новое произведение - драматичное по сюжету, и философское по сути. Жанр его автор определил как "сентиментальный вестерн". Недавно книга выпущена в издательстве "День Литературы" в Москве. В книге мы встречаем прежнего Леонидова - человека, обеспокоенного судьбой цивилизации и человеческого Разума, но, вместе с тем, представляется, что автор "растёт", он говорит всё более ёмко и весомо, сочетает прошлые творческие успехи с совершенно новыми направлениями. "Вестернов" Леонидов доселе не писал, а суть эксперимента - посмотреть на русскую трагедию XXI века с неожиданной стороны, издалека, сопоставляя с заокеанскими реалиями. Книга получилась сложной, "просветительской", но, на наш взгляд - интересной для широкого круга читателей. Думающий человек не может не задаваться теми вопросами, которые, в меру своих сил, наш постоянный автор решает в своих "Числах"...

    Читать дальше
  • Дети, Крым, счастье, позитив...

    Дети, Крым, счастье, позитив... В нашей жизни очень много грустных новостей. И потому мы часто забываем, что кроме мрачной геополитики есть ещё и просто жизнь. Наши дети выходят в жизнь и занимаются творчеством, создают нехитрые истории о своём взрослении, создавая позитивные эмоции всякого, кто видит: жизнь продолжается! Канал без всякой политики, о замечательных и дружных детишках, об отдыхе в русском Крыму и не только - рекомендуется всем, кто устал от негатива и мечтает отдохнуть душой!

    Читать дальше
  • Геноцид армян: новая глава

    Геноцид армян: новая глава Карабахский конфликт - это одна из глав чёрной книги геноцида армян, которым с XIX века занимаются турки. В их понимании армяне "недобиты", и хотя армяне потеряли большинство своих земель, всё-таки небольшой анклав армян остаётся в турецком море Закавказья. Геноцид армян обрёл второе дыхание в годы "перестройки", в конце 1980-х, когда турки вырезали армян в ряде населённых пунктов, но снова не везде. Военное сопротивление побудило турок прекратить резню.

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека — А. Прокудин