Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Январь
пн вт ср чт пт сб вс
        01 02 03
04 05 06 07 08 09 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

Когда "свобода" есть ненужность...

Когда "свобода" есть ненужность... Миф о счастливом демократе в полностью-либеральной стране носит (парадокс!) отчётливо-советское происхождение, родом из социализма. Враги вольны называть его «совковым», и будут правы. Суть мифа о либеральном счастье в том, что человек идёт на работу по душе, которая почему-то есть для него (откуда взялась – миф умалчивает), свободно там обретает «достойную» зарплату (кто и почему её платит в таком размере – миф тоже умалчивает). Ну, вкратце, вот и всё счастье: хочешь, открывай кофейню (малый бизнес), а не хочешь – устраивайся в кофейню – в любом случае ты обложен, как подушками, «правами человека и гражданина». А коли так – чего ж не жить?! Чего не радоваться?!

Этот миф предназначен для совсем глупых (вариант – очень юных и неопытных) несмышлёнышей. Человеку разумному и опытному работать с этим мифом легко, хоть и противно. Первый вопрос – почему, откуда работа «есть» и что делать, если её не окажется? Ведь безработица – не просто отсутствие работы, это ещё и неизбежный шантаж и вымогательство со стороны работодателя, который может взять тебя, а может и другого безработного. А раз так – то он возьмёт самого покладистого. На всё согласного. Остальным же рога пообломает…

Если тебя взяли на работу (или в нишу малого бизнеса) – почему там оплата (в малом бизнесе прибыль) «достойная»? И что делать, если она там окажется «недостойной»?

Либералы в этом случае советуют «бороться с коррупцией» - что аналогично советам лечить язву желудка прочисткой ушей ватными палочками. Ибо коррупция относится к сфере государственной, а мы-то говорим с вами о сфере частной, об отношениях работника и работодателя (а так же мелкого предпринимателя и его клиентов, фактически, его работодателей).

Коррупция в том, что работодатель хочет заплатить поменьше, а выжать из тебя побольше?! Но без этого правила рыночная экономика вообще не может существовать, так при чём тут коррупция?!

Единственное научное определение коррупции: капитализм сам по себе и есть коррупция. Он делит людей на богатых и бедных, причём не объясняя причин, не обосновывая богатства личными заслугами, а бедности – личной виной человека. Это и есть коррупция, а выделять внутри неё какую-то отдельную коррупцию – нелепо. Делить богатых на «правильных» и «неправильных» - аналог уголовщины, делящей криминал на «воров в законе» и «выскочек». Мол, воры в законе коронованы, а выскочек кто короновал?

+++

Короче говоря, «борьбой с коррупцией» это не лечится. «Борьба с коррупцией» внутри капитализма – это ВСЕГДА попытка одной мафии свергнуть другую, битва криминальных кланов, и больше ничего. Это когда богатые, провозгласившие сами себя «правильными», пытаются отобрать богатство у тех, кого они же назвали «неправильными».

Либеральный миф – что буквально вопиёт в нём – оставляет без ответа вопросы ИСТОЧНИКОВ обещанной им «благодати».

Ты берёшь работу - а кто её даёт? И откуда, и почему, и зачем ему это нужно? Ты берёшь зарплату (доход в МП) – а кто её даёт? И почему в «достойном» размере, а не меньше? Разве ему невыгодно платить поменьше? Твои права и свободы, и достоинство личности защищены – а кто их защищает? И, опять-таки, зачем, для чего ему это нужно, чем этот Робин Гуд мотивирован?

+++

Я вам расскажу, как в реальности дело обстоит и жизнь устроена. Государство – оно или сильное, или слабое. Оно не соус, чтобы быть «кисло-сладким». Оно не будет, да просто и не сможет защищать вас от ваших врагов, не требуя взамен от вас жёсткой дисциплины.

Наивно рассчитывать, что могучий заступник прибежит, когда вас бьют, и убежит по вашему свистку. Он или прибежит, но тогда уж и останется. Или удалится – но тогда уж не возвращаясь на ваши вопли.

В либеральном мифе государство эффективно защищает права и свободы человека – и при этом опекаемый человек лишён любых обязанностей. Получается приятный для дебила облик «идеального государства»: оно должно мне и всё и по максимуму; а я ему ничего и никогда…

Образ «достойной зарплаты» столь же дебильно-мифологический. С бытовой, всем, кстати говоря, знакомой реальностью – он попросту несовместим!

Ты идёшь получать деньги – а кто их тебе даёт? Эта «достойная зарплата» - гриб под кустом или заначка в тумбочке, что тебя дожидается? Твоя зарплата в рыночных условиях – есть упущенная прибыль других людей. Чем у тебя больше денег на руках – тем больше упустил прибыли тот, кто их отдал. Разумеется, контрагент сделает всё, чтобы платить тебе поменьше, или совсем не платить.

Сколько у тебя выгоднее всего отобрать?

Давай, друг, вместе посчитаем.

Допустим, у тебя есть 100 рублей.

А у тебя отобрали 50. Сколько у них упущенной прибыли?

Сам посчитай.

А если 90?

Всё равно у них упущенной прибыли 10 рублей.

Вот и получается, что выгоднее всего им у тебя отобрать 100 рублей из 100. Больше с тебя всё равно не возьмёшь. А меньше брать – себя обделять.

Ты надеешься на помощь государства?

Стоп! А ведь либеральное государство мало, слабо, неизвестно где и неизвестно зачем. Оно и захочет тебе помочь против сильных грабителей, так не сможет. У него сил мало, а законами оно опутано по рукам и ногам!

Вот и получается: при слабом и удалённом из экономики государстве ты с грабителем толкуешь один на один. Если ты сильнее – не вопрос, одно удовольствие. Но ведь кто-то же и слабее, правда? В любой паре есть, кто посильнее, и кто послабее…

+++

Деньги – такая штука: они в экономике суть есть всё, меняющееся на всё. А значит – деньги никому лишними не бывают. Чем их больше – тем лучше. Отобрать у тебя, друг, 100 из 100 рублей выгоднее, чем 50 или 70. Не веришь – ступай, повтори арифметику…

Но охотно верю, что большой босс не станет отбирать всего. Для него отбирать у тебя комнату в коммуналке – и мелко, и жалко. Он на такое не позарится: ведь он большой босс! Спасёт ли это мелочь в твоих карманах?

Нет!

Почему?

Объясняю: у большого босса есть помощники. Они хотят получить свою скромную долю от его доминирования – как плату за службу ему. Но мало того, ведь и у помощников есть их помощники, а у них ещё скромнее доходы.

Копейка, не интересная большому боссу – оказывается очень даже интересной помощнику его помощника.

Боссу нафиг не нужно селиться в твоей комнате в коммуналке, а помощнику помощника в самый раз.

И вот он говорит тебе, что собственность священна. С целью защитить твои права? Нет, собственность священна в том смысле, что никто не смеет домогаться сведений о её происхождении. То есть: как только бандит твой кошелёк переложил к себе в карман – всё, принцип «священной частной» включает защиту его кармана: не пойман, не вор!

+++

Реальность отличается от либерального мифа тем, что простому человеку в ней идти некуда, и получать нечего. Не только его доходы, но и все его возможности, потенциал – «оптимизированы» хозяевами жизни до крайности. Либеральный миф о «свободном труде с достойной оплатой» - лишь ловушка, причём грубо сделанная, рассчитанная на приматов. Что важно понять человеку разумному, если он поднялся над уровнем шимпанзе?

А вот что:

-Для того, кто сильнее или хитрее тебя твоя свобода есть твоя беззащитность. Ведь у них все «свободны» в том смысле, что никто ни за кем не смотрит и никто никому не нужен.

Их «свобода» – это силки хищника, вытягивающие черепаху из панциря, а ежа из колючек. Жри – не хочу!

+++

А в чём же «совковость» либерального мифа? – спросит читатель.

Сейчас объясню, почему он действует там, где был социализм (Украина, Белоруссия) – и не действует там, где социализма не было (Венесуэла, Боливия).

«Совковость» в том, что человек предполагает, на подсознательном уровне, что и работа для него есть, и место под солнцем, и определённый размер оплаты труда «по закону».

Но отсутствие безработицы и тарифная сетка зарплат – присущи только социализму. Это, ребята, «совок». И там, где этим совком никогда не счищали рыночной грязи – там никто не верит в сладкие посюулы рыночных либералов. Упёрлись, даже в блокаде, даже голодая – и не пускают к себе в дом «освободителей».

Потому что боливийцы или венесуэльцы – родились в рыночной экономике, и нет у них подсознательного ожидания предоставления работы и норм оплаты труда!

Они не просто понимают – на своей шкуре знают, что «освободители» поделят их на нужных и ненужных, и ненужных окажется больше.

А раз так, то и нужным труд станут оплачивать, как в концлагере, пайком-минимум.

И неоткуда будет взяться обещанного либеральным мифом счастливца, который идёт на работу и получает там достойную зарплату при сносных условиях труда.

Там и условия будут несносные, и зарплата в полгроша, и отсутствие работы – как смертный приговор. А её получение – только после согласия со всеми ультиматумами матёрых шантажистов.

+++

Либеральный миф о счастье в рыночной экономике – это странное и кривое отражение в зеркале ХХ века советских реалий и потребительских возможностей буржуазии. Противоестественное и беспочвенное, безосновательное скрещивание советских прав трудящихся – и бытовых запросов буржуазной верхушки, элит и «сливок общества» на Западе.

Это мечта о трудящемся – который трудится, как в СССР, но при этом без очередей и дефицитов получает всё, как миллионер в Америке.

Жизнь, по сути, уже похоронила либеральный миф.

Практически все, включая и самых яростных адептов рыночной экономики – расписались неоднократно под мрачным прогнозами СНИЖЕНИЯ УРОВНЯ ЖИЗНИ. Неотвратимого, неуклонного, со смертью т.н. «среднего класса» и т.п.

Снижение уровня жизни, как они говорят – неизбежно. Ибо невозможно дать всем столько, сколько ты давал немногим избранным и особо привилегированным.

А что будет?

Только то, что совместимо с реальностью.

Свобода каждого – обернётся тем, что самые сильные заберут себе всё. А всем остальным – ничего не останется.

И никакие сложно-плетёные виньетки либеральной и демократической демагогии этого не предотвратят.

Потому что социальное государство – это всегда государство, в котором человек получает, сколько ему положено. А не столько, сколько у него в данный момент получается урвать.

И это единственное известное человечеству реальное лекарство от людоедства…

Вазген АВАГЯН, специально для ЭиМ.; 6 декабря 2020

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Подписка

Поиск по сайту

  • Дети, Крым, счастье, позитив...

    Дети, Крым, счастье, позитив... В нашей жизни очень много грустных новостей. И потому мы часто забываем, что кроме мрачной геополитики есть ещё и просто жизнь. Наши дети выходят в жизнь и занимаются творчеством, создают нехитрые истории о своём взрослении, создавая позитивные эмоции всякого, кто видит: жизнь продолжается! Канал без всякой политики, о замечательных и дружных детишках, об отдыхе в русском Крыму и не только - рекомендуется всем, кто устал от негатива и мечтает отдохнуть душой!

    Читать дальше
  • Геноцид армян: новая глава

    Геноцид армян: новая глава Карабахский конфликт - это одна из глав чёрной книги геноцида армян, которым с XIX века занимаются турки. В их понимании армяне "недобиты", и хотя армяне потеряли большинство своих земель, всё-таки небольшой анклав армян остаётся в турецком море Закавказья. Геноцид армян обрёл второе дыхание в годы "перестройки", в конце 1980-х, когда турки вырезали армян в ряде населённых пунктов, но снова не везде. Военное сопротивление побудило турок прекратить резню.

    Читать дальше
  • ​Самозамкнутость и Традиция

    ​Самозамкнутость и Традиция В детских книжках, которые я очень любил в детстве, поучительные картинки всегда изображали очень кучно и динозавров и электроны атома. В реальной жизни динозавры не смогли бы жить так близко друг от друга, а электрон далёк от ядра атома так же, как булавочная головка на последнем ряду гигантского стадиона была бы далека от теннисного мячика в центре стадиона. Но нарисовать так в книжке нельзя – потому рисуют кучно, сбивая масштабы. Та же беда случается всегда и с историей цивилизации. Оглядывая её ретроспективно, из неё сливают огромные пустоты разреженного протяжения, оставляя близко-близко друг от друга значимые факты духовного развития.

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека — А. Прокудин