Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 58,4296 руб.
  • Курс евро EUR: 68,0822 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,2039 руб.
Январь
пн вт ср чт пт сб вс
    01 02 03 04 05
06 07 08 09 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    

​«ОРЁЛ» И «РЕШКА»: УКРАИНСТВО И САДИЗМ

​«ОРЁЛ» И «РЕШКА»: УКРАИНСТВО И САДИЗМ О неразрывной связи «украинской идеи» с физическим и психологическим садизмом в очередной раз меня заставили задуматься откровения очередного киевского кровавого клоуна: «Я бы не подписал Минские соглашения» — заявил Зеленский. Теперь эти соглашения толкуются в Киеве, пока неофициально, как «совершение государственной измены пятым президентом Украины Петром Порошенко».

«…скажу откровенно, я бы никогда не подписал такое соглашение», — заявил Зеленский 12 декабря в эфире телеканала своего покровителя Игоря Коломойского.

Сам Зеленский садистом не выглядит: скорее всего, это пластичный актёр, подыгрывающий аудитории садистов.

Садизм же носителей политического украинства заключается в том, что никакого соглашения с инакомыслящими украинствующие не признают. И даже попыток с ними договориться – предпринимать нельзя, а кто это делает – слабак и предатель. Нельзя ни с кем ни о чём договариваться, понимаете?! Надо только долдонить своё - и никого не слушать. И убивать - если возражать попытаются...

Как только обнаружил инакомыслящего – его сразу же нужно начать ломать, убивать. Ведь он не разделяет символа веры деструктивной секты украинизма – зачем ему жить в «нашем халифате»?!

Именно поэтому все киевские царики-самозванцы не только не вели диалога с Донбассом, но даже ни разу не попытались его начать.

С великим скрипом они согласились выслушать ЛДНР через нормандских посредников – но никогда (в этом и Зеленский признаётся открыто) не считали свою подпись под соглашением о мире искренней.

Эта подпись всегда была уловкой лицемеров, которые «вроде бы как договорились о правилах игры» - а сами выжидают момента, чтобы снова напасть.

Садизм украинской мысли заключается в недопущении никакого компромисса, никаких договорных начал. Никакого языка, кроме ультиматумов с предложением полной и безоговорочной капитуляции украинствующие сектанты не знают.

Представления о том, что в современном мире бывают разные мнения, разные взгляды, разные партии – для украинского мышления абсолютно чуждо.

«Многопартийность» по-украински – это классический «карго-культ», 50 оттенков коричневого, и никакого другого цвета. Если не присягнул безумию украинизма – не можешь действовать никак и даже жить не вправе!

Попытки говорить языком современной политики с этими детьми раннего средневековья, представителями вышиваночного халифата – заведомо были обречены (и зря их даже начинали Кремль, Париж и Берлин).

Те, кто на территории УГ не входят в тоталитарную секту украинизма – достойны великого сочувствия и сострадания: ведь они имеют дело с захватившей власть сектой, которая принципиально лишена способности слушать других людей, людей извне.

- Вот как таким людям объяснить, что жить с ними не хотим? Вот не хотим – и всё! Потому что достали хуже Гитлера!
Ответ: никак. Убить их можно, переубедить - нереально...

По этому случаю, надеясь всё же на диалог с каменными лбами, люди, не желающие жить в халифате, проводили референдумы, воевали, в итоге предложили автономию внутри государства – если вы уж так настаиваете на «территориальной целостности»… Но всё как об стенку горох!

Садисту непременно нужно сломать свою жертву до конца, поставить её на колени и заставить землю жрать. Украинство, одержимое фанатизмом своей «правоты», полагает, как в своё время Филипп II, что «лучше быть королём пустыни, чем королём еретиков».

Если кто-то не желает становиться украинцем – то нужно заставить его угрозами, шантажом, пытками, взяв семью в заложники. А если и после этого не захочет – тогда убить. А зачем ему жить, если он не желает стать «правоверным»?! В вышиваночном халифате искренне недоумевают…

Любой человек, который психологически не склонен к садизму – стремится выслушать другого и уважать чужое мнение. Не обязательно согласиться – но вступить в диалог, попытаться переубедить. Умные люди, например пророк Мухаммед, завещали: «Нет принуждения в вере»[1].

Но те, кто строит «халифаты» - о таком не думают. Ими движет садизм – так хорошо заметный в укронацистских «добровольческих батальонах»: ломать, давить, вышибать мозги, выкручивать руки, жечь и уничтожать, навязывая всем украинство… Это обстановка средневековых религиозных войн, странная в XXI веке, но она, увы, стала реальностью. И не только на Востоке, но и в центре Европы.

По мнению фанатика украинства - никакого договора (минского или не минского) с еретиками быть не может, а если договор подписан – то это либо хитрый ход, либо предательство.

Как рассуждают «правоверные»: либо мы обманули еретиков, усыпляя их бдительность, готовясь всё равно их вырезать, или наш халиф нас предал…

И самое страшное для цивилизации и международного права: никто в Киеве не скрывает такого отношения к Минским соглашениям! Вообще никто, понимаете?! Нет ни одного, кто выступил бы со словами – «раз мы дали слово, надо его держать».

Наоборот, 100% комментариев: как только появится возможность убить тех, с кем мы «якобы» договорились – мы немедленно их всех вырежем! Просто пока силёнок нет, понимаете? Вот мы и выигрываем время лукавством, договорами всякими… Подкопим танков – и все эти бумажки порвём в лоскуты!

+++

И вот о чём я задумался. Вот, допустим, ваши друзья привели человека, который с вами не согласен. И стали его избивать, чтобы он признал вашу правоту. Били, били, всего измочалили, и под пытками вышибли из него согласие с вашей позицией… Положа руку на сердце – вам это нужно? Вы хотите таким путём приобретать новых сторонников ваших взглядов?

Приведённое мной раздумье – тест на садизм. Конечно, палач-виртуоз может кого угодно принудить к чему угодно (человек согласится в застенках не только украинцем себя считать, но и утконосом).

Но скажите, руку на сердце положа – нафига такие сторонники нужны?! Ведь ценность любой идеи в том, чтобы к ней пришли добровольно, сознательно, внутренне её приняв! А если ты просто вышибешь из человека «идейность» пытками, то получишь сразу две вещи:

-Дискредитацию самой идеи, которая кроме как насилием, ничем больше привлечь не может
-Предателя, затаившего в душе жажду мести.

То есть принуждение к вере – для нормального человека не только омерзительно, но и контрпродуктивно. Если человек категорически не верит в то, во что веришь ты, то лучше его отпустить, и надеяться переубедить после. А вбивать в него свою веру в пыточном подвале СБУ – ломать и его личность, и правосознание страны в целом!

Но садисту очень нравится сам процесс «насаждения правоверия». Он не думает о будущем государства, ни о будущем поведении сломленного, под пытками отрекшегося от предков человека.

Поэтому мы и говорим, что украинство – тоталитарная секта, наполненная садистами.

+++

Во-первых, украинствующие с Донбассом поговорить никогда даже и не пытались. А если бы попытались – и вышло бы, что нет возможности договориться?

Если муж с женой поссорились – то лучший выход разойтись по разным комнатам, и подумать, остыть, успокоится. Не оформлять развода, а попытаться спасти брак, пожив отдельно, поискав точки сближения на холодную голову.

Именно это и предложили Киеву Минские соглашения – которые никто и никогда в Киеве и не думал выполнять.

Здесь мыслят как в XIII веке: если домочадец с тобой не согласен – надо его бить, пока не согласится. В итоге он либо согласится, либо сдохнет, и то, и другое неплохо!

Это дикость жуткая.

Вот возьмите меня. Человек я не сильный, не храбрый. В общем-то, склонен пугаться, и могу быть запуганным. Но если бы мне, с русской мамой и русским папой предложили бы вдруг в лоб и в упор признать, что я не русский – меня бы это напрягло. Сильно напрягло, понимаете? Неужели это непонятно?!

А ведь на Украине много хуже! Если бы я имел несчастье жить в Харькове, то мне не только от русского имени предложили бы отречься. А такое запросто могло бы случится: направили бы отца после ВУЗа не в Уфу, а в Харьков, и готово дело!

От меня потребовали бы помочиться на могилы предков, проклясть их род и язык, снести в рамках «десоветизации» их могильные обелиски со звёздочками. От меня потребовали бы растоптать то знамя Победы, которое с гордостью несли мои деды. Меня бы, не спрашивая согласия, как младенца за руку, перевели бы из канонической Православной церкви неизвестно в какую «церковь Папуа-новой Вышиванки», то есть принуждали бы и к вероотступничеству!

Вы пальцы загибаете? Вы посчитали – чего требует от человека, имевшего несчастье по распределению ВУЗа когда-то, в единой стране, попасть в Харьков?!

Этого несчастного человека – который, как и я, далеко не герой – просто положили вместо половой тряпки и ноги об него вытирают. А лоб используют вместо пепельницы – тушить окурки «патриотив»…

+++

Нужно быть законченным садистом, чтобы не понимать всей дикости этой ситуации, и одобрять действия укронацистов по принуждению к их вере всех, кого они поймают.

Я живу в РФ, это далеко не рай, и тут всякое бывает. Но я никогда не видел, чтобы тут автоматами сгоняли жителей башкирской деревни, чтобы записать всех в «русские». И не может тут быть такого, чтобы мусульман заставили бы перейти в православную церковь, а мечети их передали на баланс РПЦ или Константинопольского патриархата…

В РФ хватает и несправедливости, и горечи. Но так садистски плевать в душу человеку, вынуждая его совершать публичное предательство веры и предков, нации и собственной колыбели – такого тут нет. Тем более, что не-садисту вообще непонятно: зачем это нужно?! Какова конечная цель этого грубого насилия?

Неужели кто-то думает, что человек, после побоев и угроз записавшийся «украинцем» - станет хорошим украинцем и патриотом своей страны?

+++

Все эти вопросы – ответа не знают. Украинство рождалось из насилия поляков и австрийцев над русинской православной душой. С течением веков «стокгольмский синдром»[2] у предателей народа и веры превратился в основу национальной самоидентификации.

Карателю стыдно, что он убивал односельчан, своих соплеменников, единоверцев и кровных родственников. И каратель, в рамках «стокгольмского синдрома» начинает выдумывать – какие его родственники плохие, как они порочны, отвратительны, и что он их даже не убивал в угоду оккупанту, а пытался спасти от их «рабской психологии»…

А на Украине это происходило (как и в Боснии) – из поколения в поколение, на протяжении столетий. У карателя, предателя рождались дети, которые с пелёнок слышали, что «эти вот» - не наши, и вообще исчадия ада, и не люди.

-Разве я бы убивал их, если бы они были люди? – рассказывает пьяный каратель детям – Я же добрый, я ваш папка… Но они – дьяволы, выродки, генетические отбросы… Людей я бы не стал… А этих – всех надо перевешать…

Дети предателя вырастают, идут по стопам отца, в «бошняки». Сами режут и вешают. Сами ловят на себе ненавидящие взгляды православных русин – и доказывают уже своим детям, что «мы не русины, а русины – не люди».

Нравится ли кому или не нравится – но украинский субэтнос формировался ведь именно таким путём, и никаким иным. У славян взяли детей – вырастили янычарами. Янычар с горшка учили ненавидеть славян более всего на свете. Для янычар эта ненависть становится навязчивой идеей. Особенно учитывая их внутренний раздрай…

Так некогда из волчат сделали охотничьих собак для преследования волчьих стай. Что собака скажет волку? С тобой мы родня, а с хозяином – нет. Но хозяину служу – а тебя ненавижу.

Если каратель никого не будет карать – то какой же он каратель? Если палач никого не казнит – то какой же он палач? Если украинец не убивает русских (и вообще славян[3]) – так какой же он украинец? Убийство своей родни вложено в саму основу национальной самоидентификации: уберите русофобию, русоедство – и случится слияние, растворение племени в нации в совершенно естественном процессе этногенеза русского народа.

Наши пращуры тоже ведь когда-то были древлянами, вятичами, кривичами, словенами – но теперь мы это племенное деление давно и прочно забыли, потому что этногенез стирает племенные грани. Несомненно, и с украинцами случилось бы тоже самое, если бы не роковые бури ХХ века…

И мы имеем нацию, которая сформирована стокгольмским синдромом национал-предателей, вероотступников, кавалеров ордена Иуды мазеп...

+++

При таком этногенезе самый разумный путь представляется самым невозможным и невероятным. Носители украинизма могли бы осесть наподобие чехов, на своих землях, занимаясь мирным трудом, и не вторгаясь с АТО в Словакию. Что, кстати сказать, сохранило между Чехией и Словакией нормальные, сдержанные, даже партнёрские отношения.

Чехи живут там, где они живут. Они не лезут с колониальными захватами на земли инородцев и иноверцев, даже к близкородственным словакам не полезли, и это умно. Что выиграла бы Чехия, развязав с отделившейся Словакией кровавую войну?

Разве она стала бы великой державой, империей – если бы кроваво одолела словацкий сепаратизм? Нет: она стала бы чуть больше, но всё такой же малой и второстепенной страной Европы.

Если бы украинизм пошёл чешским путём, попытался бы наладить мирную жизнь в своём безусловном ареале, а не разорительную череду колониальных войн с инородцами-иноверцами – то это было бы самым разумным. Почему же такое невозможно?

Ответ заложен в этногенезе, а точнее формировании тоталитарной секты украинства. В отличие от чехов украинцы не имеют никакого утвердительного определения, только отрицательные. Они не русские, не православные, но и не католики (удивительная особенность униатства – ядра украинской секты). Они никогда в истории не возникали сами, «первым номером» - всегда только как чьи-то пособники и сателлиты.

Всё их самоутверждение сводится к отрицанию чего-то чужого, за полным неимением своего. Если русский язык (или английский) формировался сам по себе, исходя из нужд общения – то «украинска мова» формировалась русскому вопреки, по принципу максимального удаления диалектизмов. И в итоге она существует не для себя, а против русского языка. Не для удобства общения своих носителей (как тот же английский) – а для того, чтобы неудобно было общаться носителям других языков.

Политические украинцы не могут заняться мирным созидательным трудом, не перестав при этом быть украинцами, тем более – политическими. Кончится война – кончится и украинство.

Только совсем ущербные умом в их среде не видят, что Украина интересна только как инструмент войны, как орудие – или противник (для Востока). Экономически она никому не нужна, заменима, и уже почти вытеснена с тех немногих рынков, на которых некогда случайно оказалась. Экономически этот «отрезанный ломоть» - не просто ноль, а чёрная дыра. В культурном отношении она тоже никому не интересна, а менее всего её культура интересна тем дегенератам, которые пудовыми кулаками и факельными шествиями насаждают украинский нацизм.

Парадоксально – но я больше знаю о тощих святцах украинской культуры, чем боец их «добробата»…

Зачем врагам славянства, его истребителям, организаторам геноцида славянских народов – славянская страна? Может ли Украина прибиться к Западу? Это всё равно, что овце прибиться к волчьей стае. Но и славянству – зачем такая славянская страна? На Западе сформировалось отношение к украинцам, как к презренным недочеловекам. А у славян – как к предателям. Надо отдать должное – Киев немало потрудился и над тем, и над другим имиджем, поистине – «честно» заслужил и звание лакея, и звание иуды.

+++

Если война закончится, мировые столицы договорятся, поладят – то спрос на садистов для грязной работы сразу упадёт. А значит, упадут до ноля и акции УГ – «Украинского Государства». Мирная жизнь вскроет то, что уже не раз вскрывалось: полную несостоятельность этого мертворожденного и тупикового проекта.

Понимаете, фигу всегда нужно показывать кому-то, только тогда у фиги есть смысл. А фига сама по себе, направленная в стену или в потолок – бессмысленна.

Украинский проект – это фига и «факовый» палец, который Запад показывает России (а иногда и Россия пыталась показывать Западу, например, при Сталине, когда УГ выбили место в ООН, думая увеличить своё там представительство).

И тот, кто связал жизнь и судьбу с украинским проектом – неизбежно связал себя с межнациональной и международной рознью, войной и коллаборацией, с геноцидами и ультиматумами. Никакой нормальной мирной жизни начать с Украиной нельзя.

Другой вопрос, что её нельзя начать и вообще с капитализмом, наконечником копья которого Украина является, смазав этот наконечник своим ядом. Нельзя начать нормальную жизнь – если нет нормы, если доходы у людей – «от ноля до бесконечности». Само понятие «нормальная жизнь», то есть жизнь по норме – отсылает нас к социализму и распределительной справедливости: спасём тех, у кого меньше нормы, ограничим тех, у кого больше нормы.

Но в общем мрачном ряду мирового капитализма Украина – всё же особое звено, наиболее авангардно-вонючее. Капстран много, но НАСТОЛЬКО капиталистических, как УГ сегодня – вряд ли можно найти.

Как США в своё время строили отчаянные республиканцы – показывая фигу монархической и феодальной Европе, стремясь создать витрину республиканства, так и УГ строят отчаянные фанатики либертарианства, показывая в своих рыночных радениях хрен до локтя всем европейским соглашателям - умеренным и прыть рынка придерживающим.

Бывшая УССР для либертарианцев и социал-дарвинистов есть заветная «чистая доска», не покрытая «пережитками» христианской и социал-демократической «порчи». Здесь, как им кажется, можно выстроить образцовые бескомпромиссные джунгли для каннибалов, безо всяких фиговых листков европейской правовой «условности».

+++

Может быть (я надеюсь) – такой зверский натиск звериного начала на человека у следующего поколения укров (если таковое будет) – вызовет противодействие и ненависть, заставит встать в авангард освобождения человечества от пут бесправия и рыночного зоологизма, социал-дарвинизма. Где либертарианцы упёртые до предела – там и противники у них вырастут фанатичные. При одном условии: если это дикое поле вообще не вымрет уже на глазах нашего поколения.

А пока УГ показывает нам аттракцион неслыханного фанатизма, решительно отказываясь услышать другое мнение, принять хотя бы чуть-чуть инакомыслящих.

+++

И вот что я скажу в копилку всеобщего примирения народов и конфессий: никто не обязан любить Донбасс или Крым.

И Россию никто не обязан любить. Но и ненавидеть – тоже нельзя обязывать принудительно.

Вы можете как угодно относится к нам, русским, к славянству (без России и вправду, очень уж непутёвому исторически), к Православию.

Но там где в вопросах любви и ненависти, веры и самоопределения встали на путь грубой и прямой ЛОБОТОМИИ, там не будет никакого «светлого завтра».

В этом со мной, наверное, даже мои вечные оппоненты, либералы, согласятся. Там, где людей террором принуждают отречься:

- от личного выбора и от веры отцов,
- от могил предков и от национальности,
- от собственного мнения и собственной личности,
- от Родины, гражданами которой им выпало родиться (а все, кто родились до 1992 года – родились в России-СССР)

Там не будет в итоге ничего человеческого и никакого счастья.

Если вы действительно верите в благость вашего украинизма – почему бы вам не попытаться вовлечь, заманить в него – а не вбивать диким насилием?

А, кажется, догадываюсь…

Потому что в глубине души вы все понимаете, что вы только безобразники и ничего больше. И никакой идеи у вас нет, как нет у вас на самом деле и нации.

И что Порошенко – перекрашенный молдаванин(?), Тимошенко – перекрашенная армянка, а Зеленский Коломойский – не очень-то перекрашенные евреи… Все ваши «отцы нации» - набранные с бору по сосенке проходимцы, интернационал аферистов. И без террора, насилия, шантажа – за вами никто не пойдёт.

Это понимание собственного духовного ничтожества и придаёт вам решимости в терроре.

За которым - всё равно пустота и мрак.

Лоботомией можно уничтожить человеческую личность, но создать её лоботомией нельзя.



[1] "Нет принуждения в религии.(сура "аль-Бакъара", 256).

[2] Стокгольмский синдром - это такое явление, когда жертва (например рабства или насилия) оправдывает своего обидчика, ищет причины почему он себя так повел. И даже начинает симпатизировать ему. Это своеобразная психологическая защитная реакция.

[3] Позиция современного Киева по Приднестровью – геноцид местных славян в пользу молдаво-румын. Киев не смущает тот факт, что половина приднестровцев – официально записаны «украинцами», для Киева это лишь «сепаратисты» и никто более. Опыт геноцида сербов в Сербской Краине очень востребован в Киеве, там постоянно говорят о «хорватском сценарии», суть которого была – в ликвидации сербского населения.

Дмитрий НИКОЛАЕВ, обозреватель "ЭиМ".; 13 декабря 2019

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..."

    "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..." Московское издание полной версии романа А.Леонидова "Иго Человеческое" - не оставит равнодушным никого, кто думает о судьбе Отечества, да и просто об устройстве человеческой жизни. В остросюжетной форме исторического повествования автор ставит самые глубинные и "проклятые" вопросы, на которые бесстрашно, порой, может быть, опрометчиво - даёт ответы. Спорить с автором в данном случае ничуть не менее полезно, чем соглашаться: произведение ВЗРОСЛИТ, независимо от отношения читателя к заявленным идеологемам.

    Читать дальше
  • ​«Легенда о Китеже» и западная советология

    ​«Легенда о Китеже» и западная советология Чтобы понять, о чём речь, предлагаю сперва рассмотреть условную, умозрительную модель, которую пока не привязываю ни ко времени, ни к географическому месту. Модель начинается словом «Допустим». Просто допустим, что есть система, в которой житейские доходы человека неопределённые. В силу неопределённости (обозначаемой алгебраическим «х») они могут быть любыми. Есть вероятность любого значения «х». «Х» может быть равен 0, 1, 2, 5, 100 и т.п. Личные доходы человека не ограничены ни сверху, ни снизу. Они строго индивидуальны: могут быть сколь угодно большими, а могут и вообще отсутствовать (=0).

    Читать дальше
  • Наш сайт (ЭиМ) глушат!

    Наш сайт (ЭиМ) глушат! Одно дело - слышать про такое со стороны. Другое - лично столкнуться.В РФ начиная с 30 сентября сего года неизвестными лицами произведено техническое веерное отключение сайта ЭиМ, который для большинства пользователей вдруг стал "недоступным". У нас он работает, как ни в чём не бывало, но мы - в локальном пузыре, а с мест сообщают, что сайт нигде не открывается.

    Читать дальше

Свобода - более сложное и тонкое понятие. Жить свободным не так легко, как в условиях принуждения. — Томас МАНН.