Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Февраль
пн вт ср чт пт сб вс
          01 02
03 04 05 06 07 08 09
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29  

ГРУШЕВСКИЙ: ПОДЛОГ ДЛИННОЮ В ВЕК...

ГРУШЕВСКИЙ: ПОДЛОГ ДЛИННОЮ В ВЕК... ​В январе 1908 года Киевской судебной палатой по уголовному департаменту был вынесен оправдательный приговор на решение Киевского окружного суда от 9 октября 1907 года по делу дворянина Бориса Михайловича Юзефовича, 64 лет, признанного виновным в том, что в редактируемой и издаваемой им в Киеве газете «Закон и правда» N158 поместил в статье под заглавием «Письмо в редакцию» якобы оскорбительный отзыв о профессоре Львовского университета по кафедре всеобщей истории Михаиле Сергеевиче Грушевском. Отзыв, на первый взгляд, заключал в себе злословие и брань, указывая, что Грушевский «с нахальной смелостью, не моргнув бровью, извращает прямой смысл памятников» и называл Грушевского ученым лгуном. Обвиняемый был подвергнут денежному взысканию в размере 10 рублей и домашнему аресту на три дня, а также взысканию судебных по делу издержек.

На основании чего же был вынесен впоследствии приговор оправдательный и справедливость восторжествовала? Вся статья «Письмо в редакцию» составляла характеристику деятельности Грушевского, как ученого и историка и была написана из опасения, что кафедра русской истории в Киевском университете может быть замещена самим Грушевским с целью захвата украинофилами, распространявшими идеи сепаратизма, важной для них университетской кафедры.

Делая оценку ученой деятельности профессора Грушевского, автор статьи утверждает, что «в нем нет самого главного достоинства ученого - любви к истине. Он - ученый лгун.

С нахальной смелостью, не моргнув бровью, он извращает прямой смысл памятников, подтасовывает факты, присочиняет, где нужно целые события, пользуясь для этого каким-нибудь глухим намеком в источниках, одним словом вгоняет историю в рамки своих предвзятых политических вожделений.

Однако же господин Грушевский стремится в Киев не для того только, чтобы довольствоваться ролью профессора и ученого. Ведь он по признанию подобострастно льстящих ему украиноманов - глава украинского народа, безспорный президент будущей украинской республики. Следовательно, его положение обязывает его к политической агитации.

И вот, усевшись на кафедре, он займется не наукой и преподаванием, а улавливанием молодежи в сети украиноманской политики - этой самой нелепой, братоубийственной, зверской политики, какую можно только себе представить».

В заключение статьи излагается: «Итак, что же приобретет Киевский университет в лице господина Грушевского в случае избрания его на кафедру русской истории? Злобного политикана, врага России и союзника иных её врагов, профессора, разучившегося говорить по-русски, ученого, сделавшего из науки орудие украиноманской политической нелепицы».

Проанализировав содержание статьи, суду стало вполне ясно, что называя Грушевского лгуном, в статье приводится целый ряд определенных позорящих его обстоятельств, затрагивающих нравственные качества личности Грушевского и выставляющих его как человека недобросовестного, лживого и стремящегося перейти из Львовского университета в Киевский для преступных целей пропаганды.

«При таких фактических данных дела, действия дворянина Юзефовича решительно не заключают в себе злословия и брани, караемых статьей Уложения о наказаниях». Поэтому обвинение с газетчика Юзефовича было снято, судебные издержки приняты на счет казны, а при деле оставлено вещественное доказательство: газета «Закон и правда».

Нам остается прибавить, что портрет Грушевского красуется на современной украинской купюре достоинством в 50 гривен...

Неонилла Пасичник,

Русская народная линия

25 октября 2016

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ​Самозамкнутость и Традиция

    ​Самозамкнутость и Традиция В детских книжках, которые я очень любил в детстве, поучительные картинки всегда изображали очень кучно и динозавров и электроны атома. В реальной жизни динозавры не смогли бы жить так близко друг от друга, а электрон далёк от ядра атома так же, как булавочная головка на последнем ряду гигантского стадиона была бы далека от теннисного мячика в центре стадиона. Но нарисовать так в книжке нельзя – потому рисуют кучно, сбивая масштабы. Та же беда случается всегда и с историей цивилизации. Оглядывая её ретроспективно, из неё сливают огромные пустоты разреженного протяжения, оставляя близко-близко друг от друга значимые факты духовного развития.

    Читать дальше
  • "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..."

    "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..." Московское издание полной версии романа А.Леонидова "Иго Человеческое" - не оставит равнодушным никого, кто думает о судьбе Отечества, да и просто об устройстве человеческой жизни. В остросюжетной форме исторического повествования автор ставит самые глубинные и "проклятые" вопросы, на которые бесстрашно, порой, может быть, опрометчиво - даёт ответы. Спорить с автором в данном случае ничуть не менее полезно, чем соглашаться: произведение ВЗРОСЛИТ, независимо от отношения читателя к заявленным идеологемам.

    Читать дальше
  • ​«Легенда о Китеже» и западная советология

    ​«Легенда о Китеже» и западная советология Чтобы понять, о чём речь, предлагаю сперва рассмотреть условную, умозрительную модель, которую пока не привязываю ни ко времени, ни к географическому месту. Модель начинается словом «Допустим». Просто допустим, что есть система, в которой житейские доходы человека неопределённые. В силу неопределённости (обозначаемой алгебраическим «х») они могут быть любыми. Есть вероятность любого значения «х». «Х» может быть равен 0, 1, 2, 5, 100 и т.п. Личные доходы человека не ограничены ни сверху, ни снизу. Они строго индивидуальны: могут быть сколь угодно большими, а могут и вообще отсутствовать (=0).

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека — А. Прокудин.