Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Сентябрь
пн вт ср чт пт сб вс
  01 02 03 04 05 06
07 08 09 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30        

В.АВАГЯН: "СКАЗКА ЛОЖЬ, ДА В НЕЙ НАМЁК..."

В.АВАГЯН: "СКАЗКА ЛОЖЬ, ДА В НЕЙ НАМЁК..." ​Часто можно услышать такую притчу (под названием «Богатый турист») вся соль которой – определить, где подвох. Притча рассказывает о деньгах, и о том, что ради них делают всё – тогда как сами по себе они – парадоксальным образом ничто! Напомню суть дела: «В некий городок приехал богатый турист. Оставив в залог $100 хозяину гостиницы, он поднялся посмотреть комнаты отеля. Хозяин гостиницы, не медля ни минуты, берёт купюру и бежит с ней к мяснику отдать долг. Мясник, с купюрой в руках, бежит к фермеру и отдаёт ему долг за говядину…

Фермер отдает долг владельцу автомастерской.

Владелец мастерской направляется в местный магазин и отдаёт долг за продукты.

Хозяин магазина бегом в местное турагентство - отдать долг. Менеджер турагентства сразу бежит к хозяину гостиницы и отдаёт ему долг за комнаты, которые в кризис снимали для клиентов в долг...

В этот момент обратно спускается турист и говорит, что не нашёл подходящей комнаты, забирает залог и уезжает. Никто ничего не получил — но весь городок теперь живёт без долгов и с оптимизмом смотрит в будущее. Так в чем суть этого фокуса? – обычно лукаво спрашивает рассказчик.

По многочисленным «заявкам трудящихся» объясняю суть фокуса.

В притче деньги – очевидное, исчезающее, растворяющееся в воздухе НИЧТО. Однако они – будучи ничем – всем зачем-то отчаянно нужны.

Конечно, если бы описанный случай был в жизни – участники сделок договорились бы друг с другом «бартером» и поладили бы до приезда богатого туриста путём взаимозачета.

Однако соль и перец в притче есть.

И они заключаются в самом заголовке сказки. «Богатый турист» - раз назван «богатым», инстинктивно воспринимается рассказчиком как хозяин жизни. Неважно, сам ли он – будучи хозяином территории, печатает доллары, или он – только фаворит хозяина, печатающего доллары.

Прямо или опосредованно, но богатый турист выступает в роли ХОЗЯИНА ЗЕМЛИ. Он выдает РАЗРЕШЕНИЯ НА ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ хозяйствующим субъектам. После выдачи этого разрешения обменные процессы начинают идти по своим законам, но до такого разрешения они не могли начаться.

Почему? Ответ очень прост: хозяин территории не дал (не выпустил в оборот) денег – значит, он запретил хозяйствовать на своей территории. Если у вас есть огород, то вы поймете о чем я.

Допустим, на вашем огороде можно вырастить и тыкву, и свеклу, и патиссоны и морковку. Если разные люди будут на разных грядках ВАШЕГО огорода их выращивать – они могут потом ими начать меняться. Но поскольку они растят овощи на ВАШЕМ огороде, то для обмена (как и для выращивания) им нужно ваше разрешение.

Вот это разрешение власти на деятельность и является деньгами. Сами по себе деньги – что-то вроде весов, линейки, аршина, то есть техническое средство измерения.

Никто и никогда не стал бы кланяться весам и умолять о чем-то линейку – это безумие! Другое дело – весовщик или землемер, от которого зависит разрешительная система народного хозяйства.

Деньги сами по себе не имеют никакой цены и без власти, их выпустившей, вообще не существуют.

Деньги – не бумажки и не кружки металла. Деньги – это РАСЧЕТНЫЕ ОТНОШЕНИЯ. Всякие упорядоченные расчетные отношения можно считать вариантом денежной, финансовой системы.

Расскажу другую притчу.

Производителю кирпича нужно купить глиняный кувшин. А производителю кувшины нужно купить 100 кирпичей. Но у обоих нет денег: кирпичник, чтобы получить деньги для своих покупок, должен сперва продать кирпичи, а их некому покупать, кроме гончара. А гончару, чтобы получить деньги для своих покупок, должен сперва продать кувшины: но и их тоже некому покупать, кроме кирпичника.

Конечно, они могли бы обменятся без денег: это называется бартер. Но он пригоден в том случае, если товары УЖЕ произведены. А если их ещё предстоит делать – то ведь никто не станет запускать станки под отсутствующий спрос, который некому и нечем оплачивать!

Откуда появляются деньги? Они появляются от владельца ресурсов, в нашей притчи – того, кто владеет глиной. Из глины делают и кирпич, и горшок. Глина нужна обоим производителям, и она – дар природы. Тот, кто владеет ею – не затрачивает труда на её производство.

Предоставляя её гончару и кирпичнику, владелец глины (территории) – берет с них обязательства сделать ему сколько-то кирпичей и сколько-то горшков. Именно владелец глины является ИСТОЧНИКОМ ДЕНЕГ – ведь с него начинается денежный оборот, он первым выпускает на рынок исходно-бесплатный товар (сырьё) – изделиями из которого потом меняются производители.

Владелец глины (если хочет) – заказывает труд мастерам и выплачивает им за это деньги – т.е. расчетные единицы, обеспеченные дарами природы, ресурсами, сырьём, инфраструктурной базой. Экономика, как обменный процесс, начинается отсюда – больше ей неоткуда начаться!

Без этого первичного заказа горшечник не может заказать кирпичей кирпичнику, а кирпичник – горшков гончару. Если глина не предоставлена – делать их попросту не из чего.

И незачем – ведь денег нет в обороте: у горшечника, не продавшего горшки их нет точно так же, как и у кирпичника, не продавшего кирпича. Ни одной продажи – значит, ни одной копейки.

Выпустить деньги может только ресурсовладелец. В каком виде он их выпустит – бумажном, металлическом, в виде колхозных «палочек» в журнале учета или электронного «блипа» - уже его дело. Но источник денежного оборота – он, хозяин территории.

Только понимая эту цепочку: «Обнаружение ресурсов на территории – узурпация этих ресурсов захватчиком – арендные и субарендные отношения ресурсопользователей с узурпатором ресурсов» мы поймем природу финансовой системы, и то, как на самом деле устроена экономика!

Вазген АВАГЯН, специально для ЭиМ.; 2 сентября 2015

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ​Самозамкнутость и Традиция

    ​Самозамкнутость и Традиция В детских книжках, которые я очень любил в детстве, поучительные картинки всегда изображали очень кучно и динозавров и электроны атома. В реальной жизни динозавры не смогли бы жить так близко друг от друга, а электрон далёк от ядра атома так же, как булавочная головка на последнем ряду гигантского стадиона была бы далека от теннисного мячика в центре стадиона. Но нарисовать так в книжке нельзя – потому рисуют кучно, сбивая масштабы. Та же беда случается всегда и с историей цивилизации. Оглядывая её ретроспективно, из неё сливают огромные пустоты разреженного протяжения, оставляя близко-близко друг от друга значимые факты духовного развития.

    Читать дальше
  • "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..."

    "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..." Московское издание полной версии романа А.Леонидова "Иго Человеческое" - не оставит равнодушным никого, кто думает о судьбе Отечества, да и просто об устройстве человеческой жизни. В остросюжетной форме исторического повествования автор ставит самые глубинные и "проклятые" вопросы, на которые бесстрашно, порой, может быть, опрометчиво - даёт ответы. Спорить с автором в данном случае ничуть не менее полезно, чем соглашаться: произведение ВЗРОСЛИТ, независимо от отношения читателя к заявленным идеологемам.

    Читать дальше
  • ​«Легенда о Китеже» и западная советология

    ​«Легенда о Китеже» и западная советология Чтобы понять, о чём речь, предлагаю сперва рассмотреть условную, умозрительную модель, которую пока не привязываю ни ко времени, ни к географическому месту. Модель начинается словом «Допустим». Просто допустим, что есть система, в которой житейские доходы человека неопределённые. В силу неопределённости (обозначаемой алгебраическим «х») они могут быть любыми. Есть вероятность любого значения «х». «Х» может быть равен 0, 1, 2, 5, 100 и т.п. Личные доходы человека не ограничены ни сверху, ни снизу. Они строго индивидуальны: могут быть сколь угодно большими, а могут и вообще отсутствовать (=0).

    Читать дальше

Свобода - более сложное и тонкое понятие. Жить свободным не так легко, как в условиях принуждения. — Томас МАНН.