Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Февраль
пн вт ср чт пт сб вс
          01 02
03 04 05 06 07 08 09
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29  

​С «ИКС» И НАСИЛИЕМ

​С «ИКС» И НАСИЛИЕМ Может ли цивилизация, выстраивающаяся вокруг ВЫГОДЫ, т.е. вырождения даже сиюминутного добра-блага, не быть кризисной? Не может в принципе. Она изначально, анатомически дегенеративна, потому что выгода – это когда взял больше, чем дал. Подумайте сами: выгодно ли дать рубль, а забрать копейку? И наоборот – дать рубль, два взять, выгодно ли? Заточенное на выгоду сообщество людей ИСТОЩАЕТ ВСЕ ОКРУЖАЮЩИЕ СРЕДЫ: природную, инфраструктурную, социальную, духовную и т.п. Оно берет больше, чем дает, отчего все вокруг принимает отчетливо выраженную динамику истощения, исчерпания…

Относительно современного западного типа общества, который господствует и в России, сложился прочный обществоведческий консенсус: все, буквально все убеждены, что главным приоритетом этого общества является личная ВЫГОДА. Одни говорят, что это очень хорошо, и ведет к неслыханному процветанию, при котором благо всех складывается из блага каждого. Другие ругаются, что это воровской, хищный уклад, калечащий души людей и превращающий их в «охотников за скальпами».

А. Никонов в книге «Свобода от равенства и братства. Моральный кодекс строителя капитализма» приводит слова культовой американки А.Рэнд, с которыми согласен на все сто: «Либо новая мораль, основанная на рациональной личной выгоде, и как следствие – свобода, либо рабство». От себя добавляет: «Яркий индивидуалист и потому остро ощущает и ценит личную свободу. .... в устроенном государстве личная выгода гражданина обогащает страну в целом».

Из числа апологетов общества выгоды приведу «Письмо из Лондона» Тони Самсоновой, размещенное 13 мая 2014 на сайте «Эхо Москвы». Тоня задается вопросом – «как так могло получиться, что премьер-министра Великой Победы Черчилля не переизбрали после войны?»

«Это прекрасный вопрос, его можно еще по-другому задать: почему человек, оставаясь национальным героем, отцом и спасителем нации, этой нацией не избирается в качестве главы государства? … Время Черчилля и время приносить себя в жертву прошло. Сколько можно приносить себя в жертву, пора начинать нормально жить… Лейбористы написали на плакатах: хватит воевать, пора жить.

И после этого сам вопрос о том, как Черчилль мог не выиграть выборы кажется странным. А как он мог их выиграть? Кончилась зима, пора снять пальто, кончилась война, пора снять премьера. На место консерваторов, требовавших новых жертв, пришли лейбористы, обещавшие благополучную мирную жизнь».

Таким образом, сторонники общества выгоды считают вполне нормальным, и даже идеальным состояние, при котором национального героя, отца и спасителя нации выбрасывают из власти из соображений личной выгоды: лейбористы предложили больше… Кто из рыночников, демократов и либералов считает иначе? Назовите – ибо я таких не знаю…

За это их клеймят оппоненты.

Например, Д. И. Мамонов в работе « Солнце с Запада не восходит» пишет: «В ХХI веке, когда на Западе родилась новая мировая религия… культ наживы для обеспечения удовольствия».

Сайт Politiko клеймит: «Заменителем идеологии, веры, морали стали экспортируемые с Запада культ наживы, вседозволенности, стяжательства».

«В мире буржуазных отношений всё и все поклоняются культу наживы» - как само собой разумеющееся констатирует bookucheba.com.

«…Либеральные ценности, культивирующие в России культ наживы и прибыли, прагматизма…» - утверждает даже увесистый «Социально - философский анализ развития идеологии в России».

Словом, спорят не о природе западного общества, а о том, хороша она или плоха. Природа же, выстроенная на культе выгоды, для обеих сторон – вне дискуссии. Мы тоже не будем вдаваться в морально-этические тонкости, ибо научный анализ не знает эмоций. Для социопатологии нет плохих и хороших обществ, а есть общества перспективные и вымирающие. Хорошо или плохо быть вымирающим – решайте сами, социопатология не станет навязывать ответа. Она просто зафиксирует социопсихические явления, ведущие к бесспорному вымиранию, и маркирует их термином «социопатия».

Для человека, живущего в потребительском обществе, кажется, что оно вечно, неизменно и соответствует человеческой природе. На самом деле это, конечно, не так. Традиционным культурам свойственно было скорее нечто обратное: системное и плановое уничтожение нажитого. Философы древнего Китая сетовали, что неразумные крестьяне за пару дней спускают на празднике в деревне все то, что зарабатывали целый год упорным трудом. Индейцы Северо-Запада жили в строго регламентированном обществе и каждое значительное событие отмечали потлачем. Это – аналогичная китайской форма уничтожения нажитого путем раздаривания соплеменникам.

Не углубляясь в историю вопроса, отметим, что отношение к нажитому, как к балласту, мешающему жить, свойственно было психологии А.Македонского (приказал он собрать все трофеи и сжечь), монашествующим (отрекавшимся от всякой собственности), исламским дервишам и т.п.

Словом, в истории человечества прослеживается явное и мощное анти-потребительство, и, судя по его устойчивости, оно «зачем-то да нужно было».

Чем опасна ориентация на выгоду? Сама по себе она не опасна. Нелепо говорить, что поворот направо (или налево) сам по себе опасен для корабля. В зависимости от курса рулевой поворачивает то направо, то налево, и в этом смысл его работы. Опасен не поворот направо, а если его заклинит. Если судно идет ТОЛЬКО направо(или налево) – оно погибнет. Руль обязан иметь вариативность – направо или налево.

Опасна не ориентация на выгоду, а ориентация ТОЛЬКО на выгоду. Общество, в котором людей заклинило на личной прибыли, общество в котором ни о чем, кроме денег, не говорят, и никаких «патлачей» собственники не устраивают – больное, умирающее общество.

Если для человека всегда «где хорошо, там и Родина» и никогда «где Родина, там и хорошо», то он, по сути, обреченный социопат. Он непременно налетит на рифы, как корабль, у которого заклинило рулевое управление…

Крайнюю узость ориентации на выгоду показывает корнесловица слова «выгода».

Выгодный – это вырождение годного, так же как выродок – вырождение рода. Было нечто ПРИгодное – и я из него ВЫгадал – т.е. осуществил отбор, снял сливки, отобрал самые сладкие куски. Остальное – не мое дело. Свинья любит жёлуди, но не ценит дуба…

А годный – пришедшийся к году, то есть ко времени, актуальный, злободневный. Когда мы говорим о пригодности какой-либо вещи, то имеем в виду, что в текущей нашей деятельности она нам актуальна, «на этот год пришлась». Выгода – это вывод, выдергивание, вырывание чего-либо из годного. Но и само годное – лишь сезонные блага, не добро-благо, а злободневная, к моменту пришедшаяся часть добра-блага[1].

Потребитель разрушителен для окружающей среды, как природной, так и социальной. Он не поддерживает миропорядок, а выдергивает из миропорядка то, что ему здесь и сейчас потребно.

Возникает формула: брать как можно больше, отдавать как можно меньше.

Из этой формулы (берем у той или иной среды «Икс» больше, чем отдаем ей) объясняется по-научному и двуединство потребительского общества с фашизмом. Обстановка очевидно истощаемой, выжираемой окружающей среды – это дегенеративное потребительское общество. А попытки возместить, восполнить это истощение множественных сред, не отрекаясь от кумира выгоды – фашизм.

Фашизм стремится пополнить множественные среды благами, не ущемляя при этом выгоды своих представителей. Для этого фашизму нужны мощные лимитрофы для грабежа, чтобы и нация богатела, и конкретные участники не обделяли себя по части выгоды: слабый заплатит за все.

Как взять больше, чем отдаешь, и при этом не истощить той почвы, на которой растешь? Ответ один: найти кого-то, кто оплатит двойную прибавку – и тебе, и твоей почве (инфраструктуре).

Поэтому потребительское общество буржуазных демократий и фашизм не являются разными типами обществ. Это единое, но двухфазное общество, у которого эпохи истощающего среду паразитизма сменяются эпохами компенсирующего агрессивного хищничества.

Так передвигаются по саванне некоторые виды парнокопытных: паразитируют на пастбище, пока там есть трава, а когда вся трава сожрана и пастбище превратилось в пустыню – захватывают новые территории для нового пастбища. Рассказывают, что пустыня Сахара возникла именно таким путем, на месте некогда тучных травами степей…

Запад вовсе не потому тупиков, что он наш враг, и мы его не любим. Сто раз наплевать Вселенной на то, кого мы (лично) любим, а кого нет. Тупик западного сценария везде, где бы он не осуществлялся – в формуле истощения сред.

Одновременное нарастание эгоистического(гедонистического) и террористического начал – вовсе не случайная сцепка разнородных элементов, которую можно в «суверенной демократии» расцепить.

Многие спрашивают – что это за кликушество в речевом штампе осуждения западных СМИ - «проповедуют секс и насилие»? Зачем насилие прицепили к сексу, неужели нельзя приятное отделить от безобразного? На самом деле – нельзя. Не все понимают на рациональном уровне, но все ощущают инстинктом выживания: гедонизм (самоуслаждение без ограничений) и терроризм (компенсация истощения для окружающих гедониста сред) не могут друг без друга. Гедонизм, конечно, гораздо шире секса, а терроризм – шире насилия, но человек на инстинктивном уровне выделяет главные элементы и протестует против них.


[1] Происхождение слова выгода на основании имеющихся ресурсов лексики русского языка В. И. Даль выводил из близости его с глаголом «выгадать», помещая их в одной словарной статье. Даль даёт им следующие толкования: выгадывать - изворачиваться с выгодою для себя, выбарышничать; выгода - польза, барыш, прибыль; то, что выгадано, приобретено, добыто [Даль 2000, 1: 283]. Таким образом, по Далю, эти слова находятся в отношениях взаимной мотивации. Исследователь высказывает предположение, что ˝гадать, гонуть.. . и годный, общего корня˝ [там же].

А. Леонидов-Филиппов.; 15 мая 2014

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ​Самозамкнутость и Традиция

    ​Самозамкнутость и Традиция В детских книжках, которые я очень любил в детстве, поучительные картинки всегда изображали очень кучно и динозавров и электроны атома. В реальной жизни динозавры не смогли бы жить так близко друг от друга, а электрон далёк от ядра атома так же, как булавочная головка на последнем ряду гигантского стадиона была бы далека от теннисного мячика в центре стадиона. Но нарисовать так в книжке нельзя – потому рисуют кучно, сбивая масштабы. Та же беда случается всегда и с историей цивилизации. Оглядывая её ретроспективно, из неё сливают огромные пустоты разреженного протяжения, оставляя близко-близко друг от друга значимые факты духовного развития.

    Читать дальше
  • "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..."

    "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..." Московское издание полной версии романа А.Леонидова "Иго Человеческое" - не оставит равнодушным никого, кто думает о судьбе Отечества, да и просто об устройстве человеческой жизни. В остросюжетной форме исторического повествования автор ставит самые глубинные и "проклятые" вопросы, на которые бесстрашно, порой, может быть, опрометчиво - даёт ответы. Спорить с автором в данном случае ничуть не менее полезно, чем соглашаться: произведение ВЗРОСЛИТ, независимо от отношения читателя к заявленным идеологемам.

    Читать дальше
  • ​«Легенда о Китеже» и западная советология

    ​«Легенда о Китеже» и западная советология Чтобы понять, о чём речь, предлагаю сперва рассмотреть условную, умозрительную модель, которую пока не привязываю ни ко времени, ни к географическому месту. Модель начинается словом «Допустим». Просто допустим, что есть система, в которой житейские доходы человека неопределённые. В силу неопределённости (обозначаемой алгебраическим «х») они могут быть любыми. Есть вероятность любого значения «х». «Х» может быть равен 0, 1, 2, 5, 100 и т.п. Личные доходы человека не ограничены ни сверху, ни снизу. Они строго индивидуальны: могут быть сколь угодно большими, а могут и вообще отсутствовать (=0).

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека — А. Прокудин.