Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 58,4296 руб.
  • Курс евро EUR: 68,0822 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,2039 руб.
Сентябрь
пн вт ср чт пт сб вс
            01
02 03 04 05 06 07 08
09 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30            

ДОЛЯ ВМЕСТО ДУЛИ

Сегмент нулевой и отрицательной затратности (стоимости) в экономике: обсуждаем формулу ценообразования.

ДОЛЯ ВМЕСТО ДУЛИ Действующая фундаментальная формула ценообразования, принятая правительством РФ по умолчанию, никогда научным сообществом не утверждалась и соответствующей экспертизы не проходила. Она, по сути своей, неадекватна, и ведет к сильным искажениям в ходе экономического развития. Она исходит из того, что стоимость товара на рынке равна выделенному бюджету покупок данного товара, разделенному на количество данных товаров.

Проще говоря, если на рынке 100 пачек соли, а на приобретение соли выделено покупателями 200 рублей (отложено, так сказать, в специальный конверт с надписью – «На покупку соли»), то пачка соли обойдется покупателю в 2 рубля.

Если целевых денег станет больше, а количество товаров не увеличится, то рынок откорректирует цену в сторону увеличения: при 100 пачках соли и 400 рублях, выделенных на соль, пачка станет стоить уже не 2, а 4 рубля. Напротив, соль подешевеет, если её завезут много, а количество денег у покупателей не увеличится.

Из таких рассуждений правительственных экспертов и вырастает вся экономическая политика кабинета Медведева. По её логике денег должно быть как можно меньше в обороте – тогда и товары будут очень дешевы. Возникающий вопрос – а для кого будут дешевы товары, если денег останется на руках очень мало? – обычно игнорируется либералами с загадочной улыбкой.

Ответ, впрочем, прост: для нас, любимых, т.е. тех, кто печатает деньги или стоит возле печатного станка.

Уже на первой стадии рассмотрения – когда мы зададимся вопросом, каким же образом производителю отбить свои затраты? – формула докажет свою неадекватность. Ведь она работает, по сути, на сокращение производства. По ней получается, что чем меньше товаров, тем лучше для производителя, потому что тогда товар дорого продается.

На это отвечают обычно теорией равновесия интересов – т.е. стремление производителя отбить свои затраты не дает покупателю сбить цену до ноля. Нечего доказывать очевидное: теория равновесия ОТРИЦАЕТ РАЗВИТИЕ, что заложено в самом её названии.

Ну, уравновесили два агрессора свои потенциалы, так, что ни один не может одолеть другого. Производитель ни копейки не сбрасывает, потому что иначе ему уже нерентабельно работать. Покупатель ни копейки больше не заплатит – потому что не дурак. И все. Получается, что уровень жизни стабилизируется на определенной отметке и там застынет в угрюмой стагнации…

Откуда же тогда берутся новые товары, профессии, новые виды услуг, новые заработки, из какого места тогда расти зарплатам и пенсиям, где и в чем развернутся предпринимательскому доходу?

Этим, между прочим, объясняется гиперагрессивность рыночных демократий в духе фашизма 30-х годов и американизма нашего времени: внутренних резервов роста, улучшения жизни у рынка нет, поэтому он черпает их извне, путем грабежа других народов. Заработать можно только на войне, потому что дома все агрессоры уравновесили свои потенциалы и т.п….

Либеральная экономика завела человечество в тупик, потому что теоретичеки приняла за неизменные вещи исторически-случайные, преходящие. Например, себестоимость товара не является константой, она снижается или растет по мере технического развития и серии производства. Если делать товаров все больше и больше, то они будут все дешевле и дешевле, и наоборот: чем меньше серия, тем дороже экземпляр.

Но рыночный монетаризм сворачивает объемы производства, настаивает на экономии, на снижении раздачи благ населению. И в упор не видит, что «сокращение тунеядцев» прямиком ведет к росту цены товара для трудолюбивых.

Либерал-монетаризм в буквальном смысле слова НЕНАСЫТЕН – он не рассматривает даже возможности НАСЫЩЕНИЯ рынка тем или иным продуктом (отчего кризисы перепроизводства всегда для него неожиданны и непредсказуемы).

Либерализм думает: если дать людям на соль 1000 рублей, а соли по прежнему будет только 100 пачек, то цена пачки вырастет до 10 рублей! Так получается по их формуле равновесия товарной и денежной масс, но в жизни так линейно никогда не получается.

На насыщенном рынке не растет спрос (или растет очень мало) даже при большом росте платежных возможностей. Никто не кинется покупать 2-х рублевую пачку за 10 рублей, как только появится возможность такой покупки. Если я технически могу купить спички за 1000 рублей, это не значит, что я немедленно побегу их покупать за такую цену…

Но самое болезненное в заблуждениях монетаризма – непонимание сегмента нулевой и отрицательной затратности в товаропроизводстве. Для монетариста всякий товар есть Z + Y, формула, в которой Z означает затраты производителя, а Y- наценку за труд. При этом монетаризм понимает, что Yможет (и должен) снижаться под давлением рынка. Но Z для монетаризма – неприкосновенная неподвластная человеку величина!

Однако нетрудно доказать (и практика постоянно подтверждает это), что потребительские товары имеют не только положительную, но и нулевую, и отрицательную стоимость. Последнее выводит на ситуацию, в которой сокращение производства означает не экономию, а наоборот, расточительство средств производителя. Грубо говоря, ему дешевле продолжать производить даже себе в убыток, нежели вовсе прекратить производство (дороже обойдется).

Отсюда в экономике ХХ века и появилось прежде непонятное понятие: «ПЛАНОВО-УБЫТОЧНОЕ ПРЕДПРИЯТИЕ». Предприятие работает постоянно себе в убыток, но общество не только это терпит, но и всячески поощряет. Зачем? Да потому что речь идет о школах, больницах, поликлиниках, полиции, учреждениях культуры, которые – если выйдут на рыночную рентабельность, разорят и вгонят в нищету общество. И сами, кстати, позакрываются в пропорции 9/1, потому что не потянет общество столько школ, больницы, полицейских участков и т.п. по их рыночной стоимости…

Например, всеобщее образование – это товар, который раздают бесплатно. Более того, если его бесплатно перестанут раздавать – итоговый убыток будет куда выше, чем убытки от бесплатной раздачи.

Другой пример – пенсии. Государственные пенсии имени Сталина-Рузвельта являются мощным финансовым инструментом стабилизации рынка, особенно в периоды кризисов. Они создают гарантированный спрос на определенное количество товаров в условиях провала спроса, и тем стабилизируют сферу покупки-продажи.

Если же пенсии накопительные – то они колеблются вместе с финансовым рынком. Они вместе с ним растут, и вместе с ним падают. И они уже не стабилизатор, как госпенсии имени Сталина-Рузвельта, а дополнительная к кризису гиря, тянущая на дно. И так спрос упал, да ещё и пенсионный спрос упал… Двойной удар для финансовой системы. Не то, что спрос упал, а пенсионный спрос – остался неприкосновенным, государством гарантированным…

Отдельный аспект – скоропортящиеся предметы: их выгоднее раздавать бесплатно или даже с доплатой, чем хранить. Яблоки или ягоды нельзя «накопить»: их или потребят люди, или они сгниют, их стоимость превратиться в ноль!

Есть группа товаров с изначально данной нулевой себестоимостью. Это – природные ресурсы, от воздуха, которым мы бесплатно дышим (пока ещё) до энергии, вращающей турбины ГЭС. Когда Чубайс с ростом цен на электроэнергию стал зажимать российских производителей алюминия (очень энергозатратное производство!) – некоторые из них стали покупать ГЭС в частную собственность, и получили море электроэнергии бесплатно, с небольшими отчислениями на амортизацию оборудования.

Если начать продавать группу товаров с нулевой себестоимостью очень дорого (чем и занято российское государство) – это парализует экономику и сильно травмирует всякое производство. Хорошо известно, что необычайно высокая стоимость жилья в РФ связана с тем, что более 50% стоимости строительства уходит на расходы, связанные с землеотводом в городах. Строительная мафия возлагает на новоселов огромные суммы взяток и откатов, не давая вести застройку в нужном людям объеме, и искусственно взвинчивая стоимость участков земли в городе. При этом, ясен перец, земля государству изначально ничего не стоит!

С таким же успехом государство могло бы спекулировать воздухом, продавая его для дыхания по счетчику. Но не будем развивать эту тему – а то ещё вдохновим негодяев на новый вид казенного разбоя!

Но самое важное (и сложное) в вопросе о нулевой и отрицательной себестоимости ряда товаров – проблема серийной уценки. В результате роста серии товарного производства возникает существенный финансовый зазор, который делает бесплатным даже товар, изначально содержавший необходимую себестоимость.

Чтобы понять это экономическое чудо, нам нужно построить познавательную модель.

Допустим (условно) – прожиточный минимум в стране 5 тыс. рублей. Допустим, тапочных дел мастер делает тапочки для одного покупателя. Других – нет. Во сколько обойдутся тапочки ЕДИНСТВЕННОМУ покупателю?

Как ни крути, они не могут быть дешевле 5 тыс. рублей. Ведь если они будут дешевле – мастер просто помрет. Мы же говорили о прожиточном минимуме! Зачем помирать, делая тапочки, если все равно помираешь, легче уж тогда совсем ничего не делать…

Это объясняет чрезвычайную дороговизну всякого кустарного производства. Человек может продавать мёд дешево, если у него 1000 ульев, но он откажется дешево продавать мёд, если имеет лишь одно улье. Он лучше сам съест свой мед, чем другому отдаст за бесценок!

Теперь другой вопрос: а почему мелко-кустарное производство всегда такое технически отсталое? Ответ тоже на поверхности: величина НИОКР зависит от прибыли. Только крупная прибыль может быть использована для обширных и фундаментальных НИОКР. Смысл создавать экскаватор есть только тогда, когда ты очень много копаешь. Если же ты промышляешь копанием мелких лунок, то тебе экскаватор не только не по карману, но и вообще ни к чему.

НО ЧТО ПРОИСХОДИТ С ТОВАРОМ, КОГДА ИДУТ СЕРИЙНЫЙ И ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЙ ПРОГРЕССЫ? Первым делом, любой товар сразу же резко падает в цене. Вернемся к нашему тапочных дел мастеру. Невелика радость – продавать одни тапки в месяц, сильно напрягая покупателя, и при этом весь месяц потом ходить без дела, скучать и тосковать. Гораздо веселее сделать 10 тапок по 1 т.р. или даже 100 тапок по 100 р., если появятся покупатели. Растет спрос – снижается цена (а в либеральной формуле, если помните, она росла вместе со спросом). Если есть возможность продавать много – появляется и возможность продавать дешево. Поэтому, кстати, малые семейные магазинчики всюду терпят поражение с приходом крупных торговых сетей. А ремесленников – всегда вытесняет с рынка фабрика…

Теперь об экономическом чуде. Нельзя сказать, что у тапочек или галош нет себестоимости. Конечно, в отличии от реки и леса, воздуха и ветра, за сырьё к тапочкам нужно платить. И работа по их пошиву – не бесплатна. Понятно, как может оказаться бесплатным лес. Но как может оказаться с нулевой себестоимостью тапочек?

Как же тогда галоши и тапочки могут попасть в группу товаров с нулевой и отрицательной стоимостью? Давайте посмотрим на формулу:

1 товар х 5рублей = 5 рублей

100 товаров х 1 рубль = 100 рублей

100 рублей – 5 рублей = 95 рублей.

Перед нами выраженный языком условных цифр ЭФФЕКТ МАКРОПОЛИИ, или роста доходности даже при снижении цены при повышении серии выпуска продукции. Чего мудрить, всякий знает, что оптом дешевле, чем в розницу. Но разве галоши, взятые оптом, отличаются от галош, взятых в розницу? Нет ведь, галоши совершенно одинаковые. Тогда почему одни дешевле других?

Это и объясняет, почему при росте производства и сбыта часть продукции оказывается объективно с нулевой или даже отрицательной себестоимостью (когда отдать бесплатно дешевле, чем у себя держать). Например, этой осенью (2013 г.) необычайный урожай яблок. Яблоками забиты все уфимские помойки – их не знают, куда девать, выбрасывают, дарят мешками и ведрами, тратят силы и время, чтобы кому-нибудь отнести, лишь бы избавится.

Объективно у яблок (по крайней мере, части из них) осенью 2013 года возникла отрицательная себестоимость. Не иметь их дешевле, чем их иметь…

Но яблоки – это дар природы. Природа вообще все дарит бесплатно, спекуляциями люди потом занимаются. А как быть с промышленным производством?

Тут все ещё более очевидно. Массовое производство дешево, элитарное – дорого. Сокращение потребления не снижает цены на товар, как думают либералы, не сдерживает инфляцию, а наоборот: вздувает цены.

Взятая нами для примера соль не станет продаваться по 50 копеек, если у людей будет только 50 рублей на покупку 100 пачек соли. Просто люди станут меньше есть соли, или кто-то вообще без неё останется.

Поэтому государству нельзя тупо ждать, пока рыночная борьба установит равновесие амбиций. Во-первых, не установит, шаткость положения будет сохраняться. Во-вторых – даже если бы и установило, это вечная гниющее-застойная стагнация. Она человечеству знакома очень хорошо, куда лучше прогресса. Порой в нашей истории несколько веков подряд ВООБЩЕ НИЧЕГО НЕ МЕНЯЛОСЬ В ОБЛАСТИ СПРОСА И ПРЕДЛОЖЕНИЯ! Возьмите крестьянина 15-го века и сопоставьте его жизнь с крестьянским бытом 18-го (да хотя бы начала ХХ века)! Много вы найдете изменений?!

Главная задача государства в рыночной экономике – НАКАЧИВАТЬ РЫНОК СПРОСОМ – потому что предложением его будет накачивать частный предприниматель. Этому частнику нет равных в удовлетворении спроса, но как, а главное – зачем он будет создавать спрос?! Ну не будет же он отдавать деньги нищим, чтобы эти нищие потом пришли к нему за покупками? А вдруг они к другому пойдут с его деньгами? Да и вообще – какой смысл для частника в такой комбинации?!

Поэтому в ХХ веке, на горьких уроках советского социализма кое-где на Западе и создали комбинированное общество всеобщего благосостояния и развития (оно же гуляш-коммунизм): государство и бизнес разделили ответственность. Государство накачивает рынок спросом, а бизнес – предложением. Государство создает новые и новые отряды плательщиков, а бизнес охотно удовлетворяет все их прихоти, включая самые извращенные…

Я не хочу сказать, что гуляш-коммунизм идеален и оптимален, нет, конечно. Но он все же бесконечно выше унылой черной дыры описанного Марксом и ныне возрождаемого в третьем мире капитализма абсолютного обнищания. Капитализма, в котором бесконечно тающее предложение гонится вниз за бесконечно сокращающимся спросом…

Для нас сейчас гуляш-коммунизм (когда машина, дом, квартира – У КАЖДОГО ЖЕЛАЮЩЕГО) – при всей духовной убогости явления, все же шаг вверх и вперед. О тонких материях лучше думается сытому человеку…

А. Леонидов-Филиппов.; 25 сентября 2013

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ​«АПОЛОГЕТ»: ПРЕДЕЛЬНАЯ КОНЦЕНТРАЦИЯ ИСКРЕННОСТИ...

    ​«АПОЛОГЕТ»: ПРЕДЕЛЬНАЯ КОНЦЕНТРАЦИЯ ИСКРЕННОСТИ... Можно спорить о художественных достоинствах или философских идеях романа «Апологет» А. Леонидова, на днях опубликованного замечательным издательством «День Литературы»[1]. Об одном спорить не приходится: с такой стороны революцию и советский строй ещё никто не осмыслял! Ни сторонники, ни противники таким образом её не рассматривали, факт. Остальное – спорно. Как, в общем-то и должно быть с художественным произведением, главное требование к которому во все времена – свежесть и оригинальность. И это есть…

    Читать дальше
  • ​О. Василий (Литвинов): Слово об экономике

    ​О. Василий (Литвинов): Слово об экономике В первой части Открытого Письма (Слово о счастье) мы выяснили, что сверхбогатым людям мешает обрести счастье внешняя и внутренняя агрессия. Чтобы найти способ преодоления проблемы, надо определить её источник. Так, где же "собака зарыта"? На данный момент политэкономия указывает нам: произвольное деление земных, материальных благ делает людей врагами друг другу. Не какие-то мифические классы, а именно людей, персонально.

    Читать дальше
  • о. Василий (Литвинов): ​Слово о счастье

    о. Василий (Литвинов): ​Слово о счастье Василий Литвинов, священник Русской Православной Церкви, написал Открытое письмо к олигархам и всем деловым людям, всех людей считая братьями. Он просит все СМИ распространять это пастырское назидание, надеясь, что оно дойдёт до адресата. Будет принято или нет – другой вопрос. Но всегда лучше попытаться решить дело миром, пробудить в человеке человека – прежде чем суровая необходимость заставить уничтожить свирепых зверей. Вот что пишет о. Василий:

    Читать дальше

Свобода - более сложное и тонкое понятие. Жить свободным не так легко, как в условиях принуждения. — Томас МАНН.