Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Август
пн вт ср чт пт сб вс
          01 02
03 04 05 06 07 08 09
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            

В. Авагян: «Об Экономике-5»

ПРОДОЛЖЕНИЕ. НАЧАЛО - http://economicsandwe.com/doc/5201/

В. Авагян: «Об Экономике-5» В производственной экономике есть два пути. Первый путь – делать то, чего нет. Второй – перестать делать то, что есть. Поэтому в экономике не «реальность» а две реальности – в зависимости от концепции. Чего нет, того нет – это, конечно, реальность. Но и то, что отсутствующее может быть сделано, если захотеть и напрячься – тоже реальность. Ведь иначе в мире никогда бы не появилось ни телевизоров, ни космических ракет – они же не всегда были!

Производство товаров всегда догоняет спрос: как растущий, так и падающий. Если платить людям всё меньше и меньше, приучая их «жёстко экономить» на всём – производить тоже будут всё меньше и меньше, пока вообще не разучатся производить. Если повышать доходы людей – то рынок отреагирует ростом цен, попытается продать прежнюю массу товаров за большее количество бумажек.

Поэтому путь роста один: наращивать доходы людей в массе, и сдерживать (административными путями, других нет) – цены, не давать рынку их повышать в ответ на возросшее денежное предложение.

Только в ситуации, когда доходы новые, а цены – старые – возникает экономическая база для роста производства.

Эта ситуация искусственная. В ней нет ничего рыночного. Чистый рынок веками – и даже тысячелетиями – гнил в застое, когда господствовал замкнутый круг: мало товаров, потому что мало покупателей, и мало покупателей – потому что мало товаров.

Либерализм в экономике возвращает эти века застоя, ссылаясь на «реализм», вред искусственной возгонки спроса, недопустимости «насиловать» экономическую реальность и т.п. Итогом этого словоблудия всегда будет «взаимная фига»: человек не раскрывает своего потенциала, потому что ему не платят, а не платят ему потому, что он не раскрывает своего потенциала.

Люди покупают то, чего раньше не покупали – следовательно, заводы начинают производить то, чего раньше не производили.

Внешняя торговля очень опасна. Она может увеличить занятость – или, наоборот, сократить её в зависимости от обменного сальдо.

Железное правило внешней торговли: если по её итогам закрыто больше рабочих вакансий, чем открыто - то тогда такая торговля ограничивается или вовсе прекращается.

Никакая нация не может позволить себе роскоши кормить чужих граждан вместо своих собственных! Другое дело, если они согласны оплачивать часть нашей занятости: тогда и мы в разумных пределах можем пойти им навстречу, оплачивая часть их трудовой занятости.

Но нельзя делать это в одностороннем порядке, как страны СНГ, попросту раскрывшие рынки и угробившие своих товаропроизводителей конкуренцией из-за рубежа. Следует помнить, что конкуренция рождает смерть гораздо чаще, чем качество. И (если понимать, что производители – дети своей страны) воспитывают даже самого виноватого сына – всё же ремнём, а не топором…

Чего хотим и желаем для России? Чтобы она, во-первых, жила, а, во-вторых, жила хорошо. Приоритетность этих задач нельзя менять местами. Нельзя жить хорошо – если совсем не живёшь: никакие блага в открытом доступе не нужны, если нация при этом вымирает и сокращается, как шагреневая кожа.

Поэтому моя «программа Авагяна» настаивает на необходимости «подхлёстывать» товара производство с государственным учётом и контролем, как это делается сейчас при госзаказах ВПК. Именно оружейная отрасль (самая конкурентоспособная отрасль РФ на мировом рынке) даёт наглядный пример взаимодействия труда и государства, демонстрирует действенное отношение, сокращает возможности для обмана, воровства, укрывательства. Вопреки либеральным мифам госзаказ и госконтроль не снижают, а повышают конкурентные возможности заводов и фабрик. Они не только дают гарантии выживания производителю и стране, но и ту необходимую базу для творческого, коммерческого поиска сверх плана, который позволит добавить к плановому гарантированному минимуму предприятия неограниченный доход дополнительной хозрасчетной деятельности.

Дело в том, что производство обладает тяжёлой инерцией на подъёме и ускоряющей инерцией поставленного процесса. Предприятие, гарантированно выживающее на производстве танковых прицелов – легко, с одного щелчка удовлетворит спрос на гражданские бинокли в рамках побочной деятельности. А вот начать делать только гражданские бинокли – гораздо тяжелее. Чем более развита производственная база – тем дешевле и проще ей освоить новые виды продукции. Наоборот – всякий старт производства «с ноля» - делает первые партии продукции очень дорогими по себестоимости, неконкурентными по исполнению, низкими по качеству и т.п. Конечно и цена и качество 101 детали будут совсем иными, чем у первой…

Инвестор не ищет, куда вложить деньги; наоборот, он ищет, где деньги сэкономить. Если в одном месте просят 50 рублей за «старт-ап», то зачем ему в другом месте платить за него 100 рублей? Как деньги идут к деньгам – так и промышленные заказы идут к заказам. Наибольшее количество заказов адресуется наиболее развитой индустрии, и наоборот, наименьшее количество заказов – адресовано «чистому полю», пустым корпусам.

Сегодня частник не производит, а грабит производство. Многое он проматывает вчистую, ибо слишком легко ему собственность досталась, много другого - течёт мимо казны.

Поэтому не только в ВПК (где внимание, инвестиции, субсидии, субвенции) но и в других отраслях участие государство важно по многим факторам в налаживании как производства, так и функционирования всей системы жизнеобеспечения. Дайте заводу госзаказ на 100 рублей, и он ещё 300 найдёт на рынке. Если же ничего не дадите – он и на рынке ничего не найдёт, ибо нет у него гарантной базы существования, и сама его судьба под вопросом.

В сложившихся отношениях власть вяло и бессмысленно учит непонятно кого абстрактной моралью, рассчитывая на сознательность то ли бизнесмена, то ли чиновника и всякого иного руководителя. Это дохлый номер! Не приходится думать, что существующим органам надзора по силам взять жуликов под контроль. Нынешние контролирующие органы похожи на привратника, сторожащего ворота при полностью снесённом заборе вокруг ворот.

Нужен совершенно иной (организационный, а не фискально-паразитарный) уровень погружения госвласти в экономику, если госвласть хочет реально управлять страной, а не болтаться поверху процессов.

***

С другой стороны, в постсоветскую эпоху все мы столкнулись с грубейшими нарушениями прав приёма на работу. Возникло явление, которое я называю «экстремизм по найму». С занятостью населения в малой России лучше, чем в большой России (примыкающих к РФ странах СНГ), но и в ядре державы имеется много проблем и пробелов.

Суть экономической системы вот какая.

С одной стороны, есть ресурс, нуждающийся в труде, и без труда не дающий потребительских благ. С другой стороны, есть труд, нуждающийся в ресурсе, без которого он не может произвести никакого блага. Ресурс от руды и угля до травы и речной воды - может ждать бесконечно (он миллионы лет существовал до появления человека на Земле). Труд не может ждать почти нисколько: он без ресурса умирает.

Поэтому владение ресурсом даёт неограниченные возможности шантажа трудящихся. Между ресурсом и трудом возникает множество посредников, которые играют на разрешении и запрещении использовать ресурс.

Деньги – наиболее распространённая (но не единственная) современная разрешительная система. Деньги не имеют никакой стоимости, если их эмиссионер не обладает дарами природы[1]. Только продажа даров может внести в экономику прибыльность оборота, с исключением из продажи даров обмен был бы абсолютно убыточным. К тому же он не смог бы начаться: никто не покупал бы ничего до продажи и никто бы ничего не продавал до покупки. Я, к примеру, хочу купить сапоги, но у меня нет денег, потому что владелец сапог не купил мой квас; а владелец сапог хочет купить квас, но не имеет денег, ибо я ведь не купил у него сапоги…

В смысле даров природы возможности России (особенно большой России – в полноценных границах) - колоссальны и больше, чем у кого бы то ни было. Причем они возрастают с развитием техники, ибо в древние времена главным источником благ была пашня, почва, гумус и тёплый климат. А по мере индустриализации главным источником благ становятся другие ресурсы природы – горючее, руды, энергетический потенциал, инженерные способности человека и т.п. Холодная для сельского хозяйства, Россия в высшей степени независима по части недр и энергетического потенциала. Богата она более всех и по части интеллекта – особого дара природы, мало востребованного в традиционном обществе, но растущего в ценности по мере индустриализации.

Что мы видим? Россия лежит ВТУНЕ. Мы видим, что из-за подлецов и неумех в экономическом блоке имеются неиспользуемые территории, брошенные предприятия, неучтенное богатство земли и недр и т.п. Откуда такая расточительность потенциала при такой бедности быта?

Корни проблемы нужно искать в больной и гнилой сути капитализма, подменяющего реальный капитал (т.е. дары природы, богатства окружающего материального мира) на капитал фиктивный, условный, в игровых фишках денежных знаков.

Здесь, как в старой легенде, тень поменялась местом с человеком и не хочет знать своего места. Цель капиталиста – в сущности, морочащего человечеству голову и с этого богатого – не раскрыть потенциал окружающего мира, а наоборот, наставить побольше тромбов в системах обмена веществ, и драть с помощью тромбов «таможенные пошлины» за прохождение.

Факторов гниения очень много. Наша главная цель – в том, чтобы похабная кабала сменилась в экономике на социально справедливое отношение. Нужно сломать корыстный сговор в разрешительной системе пользования ресурсами и сделать эту систему оптимальной для роста и развития нации. Ныне действующие запреты связаны не с безопасностью народов (как должны бы) – а с коррупционной ёмкостью для запретителей.

Важно, чтобы экономика шла от сердца граждан России – то есть, чтобы человек был заинтересованным, и имел возможность делать дело по душе. Экономика сейчас у нас развивает худшие качества, стимулирует пакостливость. А должно быть наоборот: материальные стимулы должны укреплять лучшее в человеке. У нас оплачивается зло – а должно оплачиваться добро.

(Продолжение следует)



[1] Но даже такой специфический ресурс, как актёрское мастерство позволяет печатать такие специфические деньги, как театральные билеты (у которых, конечно, не все функции реальных денег – но некоторые есть). К.Маркс демонстративно разделял деньги и театральные билеты, противопоставлял их в своей теории. Он полагал, что театральные билеты – одноразовые, узкопрофильные, не дают рентного дохода и т.п. Представляется, что К.Маркс излишне разделял два вида ценных бумаг. Главное – театральные билеты конвертируются в деньги и обратно, как валюта с валютой, следовательно, они являются разновидностью денег, хотя и ущербной по свойствам.

Вазген АВАГЯН, специально для ЭиМ.; 10 июня 2015

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ​Самозамкнутость и Традиция

    ​Самозамкнутость и Традиция В детских книжках, которые я очень любил в детстве, поучительные картинки всегда изображали очень кучно и динозавров и электроны атома. В реальной жизни динозавры не смогли бы жить так близко друг от друга, а электрон далёк от ядра атома так же, как булавочная головка на последнем ряду гигантского стадиона была бы далека от теннисного мячика в центре стадиона. Но нарисовать так в книжке нельзя – потому рисуют кучно, сбивая масштабы. Та же беда случается всегда и с историей цивилизации. Оглядывая её ретроспективно, из неё сливают огромные пустоты разреженного протяжения, оставляя близко-близко друг от друга значимые факты духовного развития.

    Читать дальше
  • "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..."

    "...СМЫЧКАМИ СТРАДАНИЙ НА СКРИПКАХ ВРЕМЁН..." Московское издание полной версии романа А.Леонидова "Иго Человеческое" - не оставит равнодушным никого, кто думает о судьбе Отечества, да и просто об устройстве человеческой жизни. В остросюжетной форме исторического повествования автор ставит самые глубинные и "проклятые" вопросы, на которые бесстрашно, порой, может быть, опрометчиво - даёт ответы. Спорить с автором в данном случае ничуть не менее полезно, чем соглашаться: произведение ВЗРОСЛИТ, независимо от отношения читателя к заявленным идеологемам.

    Читать дальше
  • ​«Легенда о Китеже» и западная советология

    ​«Легенда о Китеже» и западная советология Чтобы понять, о чём речь, предлагаю сперва рассмотреть условную, умозрительную модель, которую пока не привязываю ни ко времени, ни к географическому месту. Модель начинается словом «Допустим». Просто допустим, что есть система, в которой житейские доходы человека неопределённые. В силу неопределённости (обозначаемой алгебраическим «х») они могут быть любыми. Есть вероятность любого значения «х». «Х» может быть равен 0, 1, 2, 5, 100 и т.п. Личные доходы человека не ограничены ни сверху, ни снизу. Они строго индивидуальны: могут быть сколь угодно большими, а могут и вообще отсутствовать (=0).

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека — А. Прокудин.