Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 58,4296 руб.
  • Курс евро EUR: 68,0822 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,2039 руб.
Август
пн вт ср чт пт сб вс
      01 02 03 04
05 06 07 08 09 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31  

ПОЗЁР И «ВЕЖЛИВЫЕ ЛЮДИ»

 ПОЗЁР И «ВЕЖЛИВЫЕ ЛЮДИ» Музейные святцы историй про Солженицына или ему подобных – напоминают истории аральских рыбаков. Когда-то там было море, и нём даже тонули. А ещё – купались, ходили на кораблях, ловили рыбу, слушали плеск волн… О тех временах напомнят ржавые остовы кораблей и мёртвые, навсегда потушенные маяки, медленно разрушающиеся в соляной пустыне. Литература времён Солженицына – это море, в котором можно утонуть, но можно и плавать. В нём можно пойти на корм рыбам – но можно и ловить рыбу. Это море, когда-то так штормившее страстями – пересохло и умолкло. Теперь тут не утонешь. Как, впрочем, и не поплывёшь…

Ничто так наглядно не показывает цивилизационного уровня на шкале цивилизации, как истории, рассказанные соратниками Солженицына про «ужасы преследования» сего «титана пера», которые слышит и обдумывает современный человек в современной обстановке.

Солженицын предстаёт позёром, актёром с дешёвыми мелодраматическими приёмами и выламыванием на сцене.

Советские его преследователи – издалека (из наших дней) выглядят «вежливыми людьми». Весьма культурными, и, как представляется, несколько растерянными. Мучили его, мучили – а дожил живчик до лет мафусаиловых… Интересно, а сколько бы он прожил, посидев лет пять в современной тюрьме?

«Держался Солженицын достойно…» - пишет Владимир Тихомиров, в 2019 году вспоминая актёрские жесты «героя своего романа», игравшего в стиле «до Станиславского», в стиле классицистской театральности.

Современный юноша, который не застал СССР (и этим от меня отличается) – вообще, читая это, не сможет понять: что за мизансцена и к чему властям были такие сложности? Первое, о чём спросили бы сейчас, в эпоху, разучившуюся читать и думать (во многом благодаря Солженицыну):

-Зачем и кому он нужен?

Второе, о чём спросили бы:

-Если он действительно был так опасен – чего с ним так возились? Олеся Бузину кончил киллер – «всего и делов-то». Дерьмократия легко решает свои проблемы такого рода. «Убили, а кто – не знаем». Да и окружающим не больно интересно узнавать: каждый занят своим выживанием, не до покойника…

Но мы читаем материалы о совсем другом времени – которое находится значительно выше по уровню цивилизации, чем нынешнее, пещерное время. Там и у власти другие нравы, и общество совсем другое.

Прежде всего, в ТОМ обществе писатель реально представляет опасность: людям не только привита культура чтения, но ещё у них есть массовое почитание чтения. Они не просто читают, раскупая книги многомиллионных тиражей (что уже само по себе с позиций сегодняшних кажется чудом), но ещё и чтут их.

Книги воспринимают не как развлечение (для современного человека странное и редкое), а как священнослужение. Читают жадно, почтительно, в авторе видят как бы старца (если говорить в православной терминологии) – гуру, учителя, а не шоумена. Прочитанным активно делятся, обсуждают, каждое слово в этом обществе – весомо, значимо, действенно.

В современном обществе графомана Солженицина просто не заметили бы. Но в 70-х не только власть гораздо интеллигентнее (в хорошем смысле).

В 70-х власть, какой бы ни была – не вправе позволить себе современной роскоши считать писателя пустобрёхом.

Она, может быть, и желала бы, власть-то, графоманами не заморачиваться: но ей тогдашнее (существовавшее до массовой деградации) общество не позволило бы.

В современной жизни, появись Солженицын сегодня, самое большее, что ему бы светило – звание городского сумасшедшего.

Причём независимо от политической позиции: нынче интеллигенты погоды и не делают, и не портят. Он мог бы хвалить власть – или ругать, никто бы не заметил.

Мы очень сильно «просели»: и в интеллектуальном плане, и вообще, шире говоря, в цивилизационном.

Значение писателя, мыслителя, философа у людей космической мечты - одно.

А у жвачных животных – совершенно другое. Последним письменная речь, тем более длинная и сложная – и непонятна и неинтересна. Я не обсуждаю позиции Солженицына, что именно он писал.

Сегодня, чего бы он ни писал – как об стенку был бы горох.

Оцените этот вот пассаж:

- …К примеру, основную часть рукописи Солженицын написал на хуторе бывшего министра эстонского правительства Арнольда Сузи. Дочь экс-министра Хелли на лыжах в рюкзаке привозила писателю еду, а назад увозила готовые страницы рукописи, которые потом прятались у различных доверенных лиц. И не напрасно: после присуждения писателю Нобелевской премии он находился под плотным «колпаком» КГБ: все разговоры в домах, где бывал писатель, прослушивались, чекисты таскали на допросы всех знакомых, требуя выдать тайники с архивом Солженицына.

Но и Солженицын владел навыками конспирации. Когда «Архипелаг ГУЛАГ» был дописан, Солженицын вместе с женой Натальей, плотно завесив все окна в доме, сфотографировал каждую страницу книги, а плёнки через Александра Андреева, внука писателя Леонида Андреева, он передал во Францию – в эмигрантское издательство.

КГБ помогло Солженицыну и его жене почувствовать себя значимыми людьми, делающими важное дело. КГБ не применило (а тогда, может быть, и не могло применить) самый действенный метод «нейтрализации» - осмеяние и шутовской колпак. Современный писатель никому не нужен ни в эмигрантских издательствах Франции (ему скажут – вначале предоплата, парень, а потом мы тебя распиарим), ни в отечественных еле выживающих, коммерческих и замотанных жизнью издательствах.

КГБ помогло? Да нет, мягко сказано. КГБ попросту СДЕЛАЛО Солженицина, понимал он это или не понимал. Оно своими неуклюжими преследованиями, разительно отличающимися от простой и грубой пули Олеся Бузины – создало Солженицыну «пиар», за который на рынке издательских услуг пришлось бы выложить миллионы долларов. Да и то – эффект был бы не тот!

Делая из Солженицына значимую фигуру – вежливые преследователи из КГБ поднимали и собственную значимость. Они обеспечивали себе занятость на годы, причём под литерой «Особой важности».

Как в анекдоте про еврея, который покупал яйца по 10 копеек десяток, варил, и продавал варёные тоже за 10 копеек. А когда спросили – в чём смысл, ответил:

-Как? Во первых, бульон… Но, главным образом, таки-все при деле!

В этой среде все себя ощущали очень значимыми, не понимая, насколько искусствена эта значимость. Солженицын ощущал себя гонимым классиком (сейчас бы к нему относились как к лохматому чучелу). КГБ ощущало себя «таки при деле». И читатели, под одеялом читая с фонариком слепые странички самиздата, тоже казались самим себе весьма «продвинутыми» - а не просто шизиками, которые избаловались, и которым делать нечего…

То, чем занимается Солженицын, с современной точки зрения – какая-то фантасмагория.

«После того, как повесилась Елизавета Воронянская, сперва со страху выдавшая в КГБ место хранения «заветной рукописи» - Солженицын и дал разрешение опубликовать «Архипелаг»…

Понимаете, современный человек вообще не поймёт кипения этих страстей. Воронянская повесилась, скорее всего, от экзальтации и склонности к самоубийству – ведь она вешалась дома, а не в тюрьме. Пришла домой и повесилась: «КГБ довело».

Таким образом, при желании, можно придать значение «вызова системе» любому самоубийству – просто сегодня этим некому и незачем заниматься.

Солженицын, видите ли, дал разрешение! Напыщенный позёр – разрешить изволил! А кто, простите, БРАЛ это разрешение? Ну, дал бы Солженицын разрешение современным издателям – они бы только плечами пожали: «Саша, доплати миллиончика полтора, тогда, глядишь, и книжечку запустим»…

Цинизм рыночной современности начисто снимает весь тот пафос, которым Солженицын создавал эту современность. Он угробил строй, в котором благоговейно читали миллионы, и соорудил строй, в котором люди попросту не читают.

И все страсти с изданиями, запретами, читательским интересом – стали какой-то кафкианской историей, в которую не верит никто, кто хотя бы поверхностно знаком с современным издательским бизнесом…

Как пишут апологеты Солженицына – «Книга была опубликована в начале декабря 1973 года, вызвав настоящую бурю в СССР». То есть на том уровне цивилизации книги ещё могли производить бури.

КПСС и КГБ собственными руками взращивают всемирную славу Солженицына. 13 января 1974 года в газете «Правда» была напечатана статья «Путь предательства», где Солженицына впервые назвали «литературным власовцем». «Окна ТАСС» на улице Горького выставили большой плакат: уродцы с трубами и барабанами возносят «сочинения Солженицына», жёлтый череп, чёрные кости.

Потом Андропов предложил принудительно выдворить писателя на Запад. Так сказать, выбросить кролика в терновый куст! Очень страшно – особенно для кролика!

Солженицына обсуждает Политбюро. О нём говорят Громыко, Шелепин и Косыгин. Западногерманский канцлер Вилли Брандт не раз заявлял, что готов дать приют Солженицыну.

Во Франкфурте писателя встречала сочувственная толпа человек в двести и представитель немецкого МИД. Германский бундестаг при заявлении канцлера Брандта о прибытии Солженицына в страну встал и долго аплодировал.

Всю неделю советские газеты печатали «отклики трудящихся» и письма деятелей культуры, приветствовавших «гражданскую смерть предателя». 14 февраля вышел приказ: изъять из всех библиотек все экземпляры произведений Солженицына.

+++

С точки зрения современного издательского бизнеса – это колоссальная рекламная компания.

Провести такую сейчас – у Абрамовича денег не хватит! Солженицын величественно позёрствовал, а КПСС и КГБ скакали у него на подтанцовке. Люди, массы, миллионы неравнодушных людей – ещё умевшие и любившие читать, ещё верившие книгам – всё это принимали за чистую монету.

Общество такое было. Для современного человека эта история – оксюморон в квадрате.

"...Что делать будем? Завидовать будем!" © И.В. Сталин

Для рыночного общества, сооружённого Солженицыным – прежде всего, нет никаких Солженицыных.

И дело не в политическом курсе писателя, а в сжатии его социальной роли, веса и значения.

Не только бородатого кляузника Исаича, но и вообще, писателя – как такового. Будь уверен, что подавляющее большинство не заметит написанного: оно не одобрит и не осудит, потому что просто разучилось читать и потеряло веру ВСЯКОЙ книге.

Далее: современные власти нигде в мире создавать «под шелкопёра» целые отделы спецслужб не станут. Это слишком дорого для рыночной экономики. Но дело не только в зарплатах, которые нужно выплачивать «преследователям» никому не нужного в холодном и зоологическом мире рыночных отношений пишущего человечка.

Дело в том, что власти нового типа вообще не понимают, чем занимаются литераторы – а потому и влезть в их работы не могут.

Тут, что называется, девственная чистота – они не могут ни оценить лести, ни возмутиться осуждением. Многие представители современных «элит» - вообще функционально неграмотны, то есть, умея читать слова, сложить прочитанное в голове в связный текст неспособны.

Если в обществе ТОГО уровня цивилизованности литература была частью жизни и власти, частью политики (что большой комплимент ТОЙ политике) – то в современном «просевшем» до каменных джунглей обществе литература – гетто узкого круга чудаков и маргиналов.

Властям нового типа безразлично (да и вообще непонятно, непостижимо) – что про них пишут писатели и какими их изображают художники.

Это не со зла. Это такой уровень цивилизации.

Для сведения:

Александр Леонидов; 7 марта 2019

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ​О. Василий (Литвинов): Слово об экономике

    ​О. Василий (Литвинов): Слово об экономике В первой части Открытого Письма (Слово о счастье) мы выяснили, что сверхбогатым людям мешает обрести счастье внешняя и внутренняя агрессия. Чтобы найти способ преодоления проблемы, надо определить её источник. Так, где же "собака зарыта"? На данный момент политэкономия указывает нам: произвольное деление земных, материальных благ делает людей врагами друг другу. Не какие-то мифические классы, а именно людей, персонально.

    Читать дальше
  • о. Василий (Литвинов): ​Слово о счастье

    о. Василий (Литвинов): ​Слово о счастье Василий Литвинов, священник Русской Православной Церкви, написал Открытое письмо к олигархам и всем деловым людям, всех людей считая братьями. Он просит все СМИ распространять это пастырское назидание, надеясь, что оно дойдёт до адресата. Будет принято или нет – другой вопрос. Но всегда лучше попытаться решить дело миром, пробудить в человеке человека – прежде чем суровая необходимость заставить уничтожить свирепых зверей. Вот что пишет о. Василий:

    Читать дальше
  • В.Авагян: "СЕЯЛКА ИЛИ ДАВИЛКА"?

    В.Авагян: "СЕЯЛКА ИЛИ ДАВИЛКА"? ​Основное противоречие США, как мирового гегемона заключается в конфликте расширяющейся, углубляющейся политической экспансии – и сжимающимся контуром экономических отношений. Чем больше поглощает империя – тем больше она разоряет тех, кого поглотила. Если у нормальных империй после захвата начинается восстановление разрушенных борьбой экономик, уже на своей территории, то для США после их победы начинается разорение, выжирание и вымаривание дотла побеждённого.

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека..