Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Октябрь
пн вт ср чт пт сб вс
        01 02 03
04 05 06 07 08 09 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

​ЦПТ: «КАФЕДРА НАУЧНОГО САТАНИЗМА»

О «ТЕХНОКРАТИЧЕСКОМ» АМОРАЛИЗМЕ В ТРУДАХ РУКОВОДИТЕЛЕЙ ЦЕНТРА ПОЛИТИЧЕСКИХ ТЕХНОЛОГИЙ РФ...

​ЦПТ: «КАФЕДРА НАУЧНОГО САТАНИЗМА» Вновь и вновь проявляется концептуальная исчерпанность западничества в самом широком его понимании – как всех видов и форм подражания опыту Запада. Запад стал ТРАГИЧЕСКИ БЕСПЕРСПЕКТИВЕН – ни одно из направлений его прогрессии не может даже с натяжкой быть отнесено к прогрессивным! Речь идет о прогрессивном параличе разума, воли, совести и т.п. у человека западной ориентации. Причем российские эпигоны зачастую опережают своих учителей по скорости распада личности…

Газета «Ведомости» вновь предоставила свою драгоценную площадь под социально-политический манифест. Авторы, претендующие на солидность, те самые грибоедовские «отцы», которых «должно нам принять за образцы»: президент Центра политических технологий Игорь Бунин, первый вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин[1].

Они по своему трактуют шарахания растерянной власти из стороны в сторону, связывая их не с деградацией управленческих кадров под влиянием ельцинской вседозволенности, а с идеологическим расщеплением.

Бунин и Макаркин видят власть «между реакцией и либерализацией». Термины, как сразу очевидно, эмоционально окрашены – авторы не скрывают своего этического выбора даже в подборе терминологии. Тем более – не скрывают его по сути.

Они считают, что «в нынешнем курсе сосуществуют и реакционная, и технократически-реформаторская линии». Их при этом не волнует, что «почему-то» технику сохраняет именно реакционная сторона, а «технократически-реформаторская» беспощадна к технике и оборудованию высокой сложности, включая сюда и систему образования, науку, изобретательство. По справедливости нужно вести речь о «технократическо-реакционной» стороне и «дегеренативно-реформаторской».

Но дело не в этом. Под «технократией» наши авторы понимают отнюдь не власть техники, а напротив – технику власти. Они не скрывают, какие именно периоды истории они любят, а какие нет:

«Известно, что в российской истории периоды реформы традиционно сменяются периодами реакции. Дней Александровых прекрасное начало сменилось временами Священного союза, в которые молодой царь-идеалист превращался в пушкинского «кочующего деспота».

После гибели неуверенного в себе реформатора Александра II пришел его сын, без сомнений веривший в православие, самодержавие и народность. Оттепель шестидесятых предшествовала брежневскому стремлению сохранить застойный статус-кво любой ценой».

Итак, масонские кривляния Сперанского – это прогресс, а русская армия в Париже – кочующий деспот. Распад страны и пустая казна – прогресс, зато между Православием и реакционностью ставится безусловный знак равенства. Равно как и между самодержавием (т.е. суверенитетом), народностью – и той же ненавистной реакцией.

Что же тогда прогрессивно? Получается – борьба с Православием, несамостоятельность (чужедержавие) страны, антинародность. Это не просто игра в слова-перевертыши, это вполне доказанное историей кредо наших либералов: война храмам, хлеб-соль оккупантам, ненависть большинства населения к власти, как норма…

Авторы «Ведомостей» сетуют: «Россия все больше самоизолируется от Запада, принимая в рамках реакционной волны (в которую быстро превратилась волна консервативная) одно за другим решения, воспринимаемые в Европе как средневековые, совершенно не вписывающиеся в международный мейнстрим — но зато способные понравиться традиционалистскому большинству внутри страны».

Тут бы нашим авторам задуматься – а почем, собственно, «традиционалистскому большинству» так не нравится современный Запад? Чем же он так разозлил большинство населения, что простой отказ обезьянничать ему в тон становится «самоизоляцией» от него?

Авторы говорят, что им не нравится, что они считают крайне плохим: это закон о борьбе с иностранными агентами, пребывание «девушек», как они пишут, хотя о каких девушках может идти речь? - из Pussy Riot в колонии, обвинение в пиратстве активистов Greenpeace…

Опять же, если это плохое – развернем в обратную сторону тезисы, и посмотрим – что тогда хорошее? Получается, прогрессивно, когда с иностранными агентами нет борьбы, в храмах страны – содом и гоморра, пираты могут безнаказанно захватывать суда. И это все «либерализация»? Ведь речь очевидным образом идет о распаде общества, о его сползании к нравам трущоб…

Но авторы словно бы решили окончательно разоблачить себя и те силы, которые за ними стоят. Они пишут совсем уж открыто: «…образцом для Владимира Путина является Запад — но не современный, с фактическим приоритетом прав меньшинств, с огромной ролью гражданского общества и медийных структур, а ушедший в прошлое иерархический, бюргерский Запад с огромным влиянием традиционных структур, от конфессий до партий».

Честное слово, не думайте, что я переврал цитату, так черным по белому и написано за подписью президента и первого вице-президента Центра политических технологий!

«Приоритет прав меньшинств» - это как раз и есть тот ГОМОФАШИЗМ, за которой нашей газете пеняют, мол, алармисты вы, придумали страшилку… Ну а как ещё можно трактовать фразу не о равенстве, подчеркнем, а о ПРИОРИТЕТЕ меньшинств?! Получается, что большинство лишено прав! То есть гомофашизм в самом чистом виде!

И вот, Путину ставят в упрек, что он не хочет лишить большинство прав, и передать правовой ПРИОРИТЕТ меньшинствам! А что такое приоритет? Это когда сталкиваются интересы большинства и меньшинства, дело решается в пользу меньшинства. Кто скажет, что это не фашизм – пусть бросает в меня камни…

Походя наши прогрессисты отбросили и конфессии (сразу все религии), и политические партии. Как к Данте – «они не стоят слов, взгляни и мимо…». И религия, и партийность объявлены реакцией, пережитком прошлого. Прогрессивной же объявляется власть «гражданского общества» и «медийных структур».

Неужели замена колыбели всякой человечности – веры в Бога и четких процедур выборности партийной системы на власть манипуляторов сознанием есть прогресс? Ведь в чем главное отличие «пережитка» партий от гражданского общества и медийных структур? Партии избираются по четко прописанной системе, они зарабатывают свое право быть уполномоченными выразителями интересов общества. И внутри партий – так же все делается по уставу. Что же касается институтов гражданского общества и медийных структур – они ПО ПРИРОДЕ СВОЕЙ НИКЕМ НЕ ВЫБРАННЫЕ И НЕ УПОЛНОМОЧЕННЫЕ САМОЗВАНЦЫ!

Чтобы создать общественную организацию, нет необходимости собрать большинство голосов на выборах. Её может создать любой. И медийная структура ничьего мнения, кроме собственного, не отражает. Хочу я издавать газету – и издаю, вас не спросясь. Интересны вам мои мысли, читайте, не интересны – закройте. И вот такие САМОЗВАНЦЫ, никем никуда не выбранные, претендуют на власть. А каково их главное орудие? Манипуляция сознанием общества!

«Ведомости» трубят с иронией: «Постиндустриальному и постхристианскому, упадочному и находящемуся в тупике Западу противопоставляется Запад индустриальный и христианский, нравственный и благополучный, хранителем традиций которого де-факто провозглашает себя Россия.

Более того, нынешний Запад уже на официальном уровне воспринимается не только как конкурент, но и как источник военной угрозы…»

Видите, как повернули. Военной угрозы Запад не представляет, все эти Югославии, Ираки, Ливии, Сирии, Южные Осетии вам просто приснились! Мы ведь видим, что нет такого года в новейшей истории, когда США или другие страны Запада не объявили бы кому-то новой войны. Но нам внушается, что военной угрозы с Запада не идет…

Но самое главное не это. Самое главное – в цитате авторы впервые обозначили противоположность нравственности и современного (постиндустриального и постхристианского) Запада. Противопоставили нравственность (всякую, любую!) и Запад пока вскользь, так что это могло бы сойти за оговорку.

Но не сойдет.

Потому что ниже по тексту мысль развивается:

«…власть хочет консолидировать своих сторонников на единственно возможной в настоящее время основе — морально-нравственных ценностях, приоритете безопасности и создании образа врага, — тогда как время подарков патерналистскому электорату завершилось из-за экономической стагнации. Кроме того, она психологически чувствует угрозу от западного мира, который консолидирован на базе защиты своих ценностей…».

Подчеркнутая бледная безэмоциональность текста делает его авторов нигилистами похуже Базарова. Тот был, хотя бы, страстным. Эти же мертвенно констатируют совершенно нигилистические постулаты. По сути, это научно-теоретическая обработка догматов сатанизма. Как если бы у сатанизма была бы своя академия общественных наук и там разрабатывали бы курс «научный сатанизм», наподобии научного коммунизма в советианстве.

Тут в одной фразе – целая бездна смыслов.

Прежде всего, бросается в глаза отчетливое (и уже не первое по тексту» противопоставление (как будто так и должно быть!) «морально-нравственных ценностей» вообще и каких-то особых «своих ценностей» у Запада. Ясно, что они уже не моральны и не нравственны. Об этом говориться со скучающим академическим лицом – мол, «помер Максим – и хрен с ним…»

Далее: морально-нравственные ценности (вообще все?!) почему-то сочетаются с «приоритетом безопасности и созданием образа врага» - видимо, чтобы показать всю их оборонческую ретроградность. Заодно видно, что и безопасность либералам уже не нужна, и врагов у них нигде нет…

Интересна и фраза «время подарков патерналистскому электорату завершилось из-за экономической стагнации». Тут не просто академизм, тут психология проглядывает. Для либеральных «Ведомостей» и их авторов и зарплаты и пенсии населения – не честно заработанные деньги, а «подарки». Мысль о том, что повышать при первой же возможности зарплаты и пенсии людям – есть прямая обязанность власти, подменяется лукавой мыслью о том, что всякий рост доходов населения – «подарок». Власть вроде бы уже как и не обязана заботится об улучшении быта граждан, она делает это якобы по доброй воле и впав в дряблый гуманизм розовой филантропии.

Долг власти – ради исполнения которой власть и выбирали – объявляется «подарком». К тому же либералам не нравится этот «дряблый гуманизм», который они подозревают в Путине. «Зажравшийся» электорат (обратите внимание, не народ, не верховный носитель власти и права, а какой-то электорат) должен зарубить себе на носу, что время «подарков» заканчивается.

Такая позиция совершенно естественна и логична для сатанизма, который провозгласил абзацем выше отмену старой нравственности и морали и смену их (причем очень конфликтную и драматичную) на какие-то «западные ценности», среди которых – «приоритет прав меньшинств» над большинством.

Нет, нет, это не оговорки авторов и не следствие их неумения выражать свои мысли. Это не какие-то там неловкие фразы и «вы меня не так поняли». Это позиция весьма связная и весьма согласованная.

В ней мораль и нравственность есть реакция и средневековье.

Поэтому в ней меньшинства имеют приоритет перед большинством (а иначе как?)

Поэтому в ней обязанность власти улучшать экономическое снабжения граждан подменяется необязательным правом власти делать «электорату» «подарки» (но и подарки суть есть реакция и средневековая темнота).

Прогрессом и модернизацией при таком подходе обозначены:

1.Разгром армии Сердюковым (я не шучу!)

2.Разгром российской академии наук, «которая в ходе бурных дискуссий о ее реформировании всячески напоминала о своем петровском происхождении и советских заслугах». Как вам нравятся технократы, громящие Академию наук?

3.Изгнание директора Музея им. Пушкина Ирины Антоновой. Фабула вины: «…подчеркивавшей свою традиционалистскую идентичность». К счастью, радуются авторы, её «заменили на обладающую куда более модернистским имиджем Марину Лошак».

Во всех перечисленных случаях – цитирую дословно – «власть ориентирована на технократическое реформаторство, а не на ностальгические воспоминания». Разгромить армию и академию наук – технократическое реформаторство! Каково?

Повторяю, это не бред, как может многим показаться, это конспект лекций будущего курса «основы научного сатанизма». Бред бессистемен, здесь система очевидна, и все детали рассуждений пригнаны друг к другу. Люди, как предупреждал ещё Салтыков-Щедрин, всерьёз задумались над вопросом:

-Чтобы такого сделать, чтобы настоящий вред приключился?

И поучают с академическим снобизмом: «Дотоле, по нашему разумению, не будет настоящего вреда, покуда…» - и далее по тексту.

Авторы (понимают ли они сами, что стали сатанистами или нет?) помогают социальному злу преодолеть эпизодичность, ситуационность, спонтанность. Они формируют условия для стабильного, системного и вероисповедного существования социального зла. Они хотят от отдельных проблесков зла (разгром армии, академии, музея) перевести общество к ровному и всеобъемлющему «сиянию» зла…

Они Путина ругают за непоследовательность. Мол, он наш, задатки к злодейству в нем есть, но часто отвлекается не по теме, и творит сатане неугодное: «…При этом речи об укреплении институтов не идет: Кремль предпочитает и в этой сфере — как и в экономике — ручное управление, позволяющее в любой момент изменить правила игры».

Для авторов «заявления Путина на Валдае свидетельствуют о том, что федеральная власть стремится установить рамки для деятельности оппозиции, предусматривающие отказ от несанкционированных акций, патриотизм, суверенитет России».

Это – не комплимент в их устах, как мог поумать кто-то наивный, это – упрек. Случай обратный анекдоту, в котором «Гиви только к 40-ка годам узнал, что «за растление малолетних» - это не тост, а статья…». Мы вот тоже узнаем из «Ведомостей» в зрелые годы, что отказ от погромов, патриотизм и суверенитет – это не похвала, а обвинение!

Если окинуть текст манифеста Бунина и Макаркина в целом, то мы увидим, что речь идет о «прекрасном новом мире» из самых зловещих антиутопий.

Все дело в том, что буржуазная демократия не может быть опорой в деле воинствующего антисоветизма. Она так устроена, что может поругать реальный социализм СССР за отдельные перегибы, извращения, но в целом видит опыт СССР как очередной шаг вперед к торжеству прогресса, цивилизации и традиционных ценностей.

Поэтому одно из двух: или буржуазная демократия сожрет антисоветизм, изготовив в итоге НЕЧТО ОЧЕНЬ СХОДНОЕ С СССР, либо антисоветизм пожрет буржуазную демократию со всеми её гуманистическими и моралистическими поползновениями в «розовую» сторону…

По своей структуре буржуазная демократия – это оксюморон. Она никогда не возникла бы в принципе, если бы исторический социализм не оказался на определенном этапе в руках садистов, выродков и патологических глупцов вроде Троцкого и Хрущева.

Идея буржуазной демократии – это ответ социалистических идеалов на извращения социалистических норм и морали в историческом социализме. Проще говоря – буржуазная демократия – это другой вариант того же самого социализма. Коммунизм и демократия – синонимы, потому что слова «коммуна» и «демос» означают городскую общину.

Поэтому буржазная демократия, сражающаяся с СССР и социализмом – оксюморон. Нет у них почвы для сражения. Нельзя осуждать уравниловку в экономике и при этом насаждать самый ультра-вариант в политике (представительная демократия «один человек-один голос»). Поскольку деление на политику и экономику условно, поскольку сферы в реальном быту постоянно перетекают друг в друга, то либо политическая уравниловка всеобщего равного голосования приведет к экономической уравниловке доходов, либо, наоборот, коренное неравенство в доходах отменит всеобщее равное голосование.

«Либералы» потому и не либералы уже, что давно воюют со всеобщим равным голосованием, превратили выборы в цирк и бардак. Бунин и Макаркин даже не задумываются – зачем нужна «электорату» такая власть, которая считает, что время «подарков» населению в виде роста уровня жизни прошло. У них не только в теории – в глубинной психологии восприятия давно уже не власть существует милостью электората, а электорат, смешной и жалкий, существует милостью власти.

Далее. Буржуазная демократия рьяно осуждает уголовно-криминальный, бытовой произвол. Но при этом она горой стоит за экономический произвол свободного частного собственника. Это тоже оксюморон. Частная собственность перестает быть, если её владельца лишают права на произвол. Если я не имею права поджечь свой дом – значит, это уже не совсем мой дом. Если у меня нет права порезать в лапшу свои штаны – значит, это не мои штаны, они подотчетны другому источнику собственности…

Как можно воспевать произвол в правовой сфере и восхищаться произволом в экономической сфере? Разве грань между правовым и экономическим полем непреодолима? Разве она вообще есть?

Если мы ЗА ПРОИЗВОЛ – то тогда уж за всякий произвол (на практике антисоветизм всегда шел рука об руку с криминальным беспределом, вспомним хотя бы приватизацию). Если мы против ПРОИЗВОЛА – тогда уж против всякого произвола, в том числе и произвола частных хозяйчиков именуемого «свободой частнособственнической инициативы».

Точно так же, как нельзя, сохраняя уравниловку в голосовании, избежать уравниловки имуществ, нельзя сохраняя произвол в экономике, преодолеть его в правовой области. Если вы против уравниловки – то против всеобщего равного голосования граждан. Если вы за свободу частника, то вы за произвол.

Сатанисты тем и сильны, тем и берут, чо неразрешимых проблем буржуазной демократии перед ними не стоит. Буржуазная демократия – нелепый, незавершенный объект освобожденчества. Дело начато, но не кончено.

Сатанизм – на практике принимает форму рабовладения. Ему не нужно «всяких глупостей» с волеизъявлением «быдла» на выборах, ему нет нужды отвечать за убитого или покалеченного раба: произвол владельца рабов есть часть его экономической свободы.

Рабовладение – система, которая построена не только на полном бесправии одних, обеспечивающим полноправие других. Это ещё и идеологическая система, объясняющая такой уклад, обосновывающая его неизменность и благость для человечества. Это система демонических культов и человеконенавистнисческих философий, образчик которых продемонстрировали нам в «Ведомостях» господа Бунин и Макаркин.

Но за всем этим внешним фасадом – скрещение зла и метафизики, превращение зла в абсолютную норму бытия (естественный отбор дарвинистов, например, или ницшеанский бестия-сверхчеловек).

Если мы сотрем случайные черты борьбы капитализма с социализмом (в которой чего только не было!), то увидим главную тендецию: это была и остается борьба между ЖЕЛАНИЕМ ЖИТЬ ПО ЧЕЛОВЕЧЕСКИ И ЖЕЛАНИЕМ ЖИТЬ ПО ЗВЕРСКИ.

Тяга к какой-то особой, отличной от звериного мира, человеческой жизни не могла, конечно же, быть порождена дарвинизмом или фрейдизом. Представление о том, что человек принципиально отличен от зверя, и законы зверства на человека не распространяются – конечно же, религиозное в основе своей представление. Есть некий «Закон Небес», который противостоит «Закону Джунглей», и составляет предмет не только социализма, но и всей предыдущей человеческой истории.

В этом смысле СССР – не цивилизационный надлом, а цивилизационный итог тысячелетий, законнорожденный сын огня и колеса, членораздельной речи и поведенческого ритуала, письменности и молельни, механики и философии – вообще всего того, что ОТЛИЧАЛО И ОТЛИЧАЕТ ЧЕЛОВЕКА ОТ ЗВЕРЯ.

Огромное количество честолюбивых прилипал, садистов и дегенератов, которые паразитировали на имидже социализма, на симпатии цивилизованного человека к социализму – придает истории драматизма, но не отменяет самой сути процесса.

Что можно противопоставить «Закону Небес»? Только утверждение о тождестве человека и зверя, утверждение, что человек вышел из мира животных и является частью этого мира, и подчиняется всем его законам, и по вкусу мало отличается от свинины…

Антисоветизм и антисоциализм не остановятся на достигнутом в 1991 году. Они самой логикой своего развития ОБРЕЧЕНЫ вести человечество к полному слиянию со зверем, к полному выравниванию законов общества с законами джунглей.

Желание жить, как зверь – тоже всегда было и есть в человеке. Антисоветизм – это аллергическая реакция зверя на ангела, желание объявить ошибочной всю цивилизацию во всех её проявлениях. Американцы, например, в фильмах и мульфильмах для детей(!) реабилитировали отрыжку, сделали рыгание из постыдного почетным занятием мульт-героев. Это мелкий, но яркий шаг от условностей этикета к звериной вседозволенности.

И публикуемые «Ведомостями», «Новой газетой», другими либеральными изданиями смыслообразующие манифесты постоянно подтверждают, что главная цель антисоциализма – ЗВЕРИТЬ И СКОТИНИТЬ ЧЕЛОВЕКА.


[1] «Политический курс: Между реакцией и либерализацией » из газеты «Ведомости» от 23.10.2013, №196 (3458).

А. Леонидов-Филиппов.; 24 октября 2013

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Подписка

Поиск по сайту

  • Литературные новинки - "старинки": "Певчий Кенарь"

    Литературные новинки - "старинки": "Певчий Кенарь" А вот вам экзотики, дорогой читатель! Наверняка знакомый вам разносторонний автор А. Леонидов (Филиппов) опубликовал в столице свою повесть "Певчий Кенарь". Повесть 1990-го года, она как бы от начала этого автора, на любителя: посмотреть, чем он начинал и с чего начинался как автор и публицист. "Мне кажется, что повесть не так проста" - пишет один из комментаторов - "как кажется на первый взгляд - с её линейным, бытовым почти лишённым приключений сюжетом. Существует символический план, который всё больше приоткрывается ближе к концу: порезать вены на гулянке, о банкетный стакан - согласитесь, совсем не то же самое, что в ванной...

    Читать дальше
  • Литературные новинки: "Числа" А. Леонидова

    Литературные новинки: "Числа" А. Леонидова Тому, кто уже знаком с творчеством нашего автора, будет небезынтересно прочитать его новое произведение - драматичное по сюжету, и философское по сути. Жанр его автор определил как "сентиментальный вестерн". Недавно книга выпущена в издательстве "День Литературы" в Москве. В книге мы встречаем прежнего Леонидова - человека, обеспокоенного судьбой цивилизации и человеческого Разума, но, вместе с тем, представляется, что автор "растёт", он говорит всё более ёмко и весомо, сочетает прошлые творческие успехи с совершенно новыми направлениями. "Вестернов" Леонидов доселе не писал, а суть эксперимента - посмотреть на русскую трагедию XXI века с неожиданной стороны, издалека, сопоставляя с заокеанскими реалиями. Книга получилась сложной, "просветительской", но, на наш взгляд - интересной для широкого круга читателей. Думающий человек не может не задаваться теми вопросами, которые, в меру своих сил, наш постоянный автор решает в своих "Числах"...

    Читать дальше
  • Дети, Крым, счастье, позитив...

    Дети, Крым, счастье, позитив... В нашей жизни очень много грустных новостей. И потому мы часто забываем, что кроме мрачной геополитики есть ещё и просто жизнь. Наши дети выходят в жизнь и занимаются творчеством, создают нехитрые истории о своём взрослении, создавая позитивные эмоции всякого, кто видит: жизнь продолжается! Канал без всякой политики, о замечательных и дружных детишках, об отдыхе в русском Крыму и не только - рекомендуется всем, кто устал от негатива и мечтает отдохнуть душой!

    Читать дальше

Свобода - более сложное и тонкое понятие. Жить свободным не так легко, как в условиях принуждения — Томас МАНН