Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 58,4296 руб.
  • Курс евро EUR: 68,0822 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,2039 руб.
Декабрь
пн вт ср чт пт сб вс
        01 02 03
04 05 06 07 08 09 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

А.Леонидов: ТАИНСТВО ЕДИНСТВА И ВРАЖДЫ

А.Леонидов: ТАИНСТВО ЕДИНСТВА И ВРАЖДЫ Одиночество человека в мире прерывается, прежде всего, родом. Это - первая из форм социальной организации, группа родственников, возводящих своё происхождение к одному родоначальнику. По сути, это один (одинокий) человек, "поделившийся" на множество потомков. Далее возникает вождество. Оно больше и состоит уже из нескольких родовых общин. Извините за банальность, но за вождеством следует племя, за племенем - народ. Точное разграничение между понятиями «племя» и «народ» проблематично: племя может быть составной частью народа, а может быть и его предварительной стадией. Далее следуют нация, государство и империя - как высшая (пока) в истории форма единства.

Единство это - далеко не гладкое. Начиная с рода и семьи человек в нём часто попадает в лютую тиранию, и думает только об одном: как сбежать оттуда.

Неслучайны в нашей истории все эти секты "бегунов-странников", эти факты "затундренных мужиков" - сбежавших из единства обратно в одиночество робинзонады. Единство - вовсе не пироги с плюшками: оно часто принимает формы суровой жестокости...

Люди пришли к необходимости единства не потому, что им делать было нечего и они себе забаву придумали.

Нет, люди выходили из первичного анархизма автономной, инстинктивно не желающей никому подчинятся личность к иерархии по нужде. Мы уже обсуждали с другом-читателем, что первой нуждой была коллективная оборона от так же коллективно организованного нападения (см. Здесь)

Постепенно, вслед за первичными интересами оборонительного единства людей возникают и производственно-технологические цепочки разделения труда.

Исторически складывается процесс выполнения разными людьми особых, специализированных видов деятельности в общем для всех деле. Дело общее – а результаты его делятся между автономными личностями. В итоге: доля «Я» в труде «Мы» оказывается выше (привлекательнее, интереснее) чем доля «Я» в труде «Я».

Так возникает иллюзия совпадения общего дела и автономии личности. Конечно же, они не растворяются друг в друге, о чём мы далее подробно будем повествовать.

Но, тем не менее, разделение труда сопровождается обособлением, видоизменением, закреплением отдельных видов трудовой деятельности за человеком. Возникает общественная форма дифференциации и осуществления разнообразных видов трудовой деятельности.

Вначале мы встречаем общее разделение труда по отраслям общественного производства. С развитием технологий получаем и частное разделение труда внутри отраслей, когда сто и более человек делают одну булавку, но делают её так быстро, что это выгоднее, чем делать булавку одному.

Возникает и единичное разделение труда внутри организаций по технологическим, квалификационным и функциональным признакам.

Вначале эффект превосходства личной доли в общем труде над продуктами личного труда связан только с повышением общей производительности за счёт выработки навыков и автоматизма совершения простых повторяющихся операций, только благодаря сокращению времени, затрачиваемого на переход между различными операциями.

Далее – возникает ситуация крупного оборудования и научного поиска, которые были бы немыслимы в мастерской одинокого ремесленника, и даже если бы достались ему даром – оказались бы в личном труде нерентабельно-громоздкими. Возникают такие машины, на которых крупные партии товара производить дёшево, а мелкие партии – бессмысленно…

Пытаясь рационально осмыслить участие личного интереса (автономии личности) в общем деле, экономист Адам Смит в первых трёх главах трактата «Исследование о природе и причинах богатства народов» взялся описывать общественное разделение труда, распределение в обществе социальных функций между людьми, и международное разделение труда. Смит пришёл к выводы, что благодаря обмену результатами труда, то есть торговле, разделение труда становится возможным в обществе.

Материализм Смита заставил ему сформулировать идею объективности экономических законов, что, конечно же, как особенно ясно это видно теперь – не соответствует действительности.

Смит изложил внешне логичную систему, которая объяснила работу свободного рынка якобы на базе внутренних экономических механизмов, а не внешнего политического управления.

Важно отметить, что этот подход до сих пор является основой экономического образования.

Между тем, Смит поставил, но не решил важнейшую проблему противоречия личной автономии и общего дела.

Смит сформулировал концепции «экономического человека» и «естественного порядка». Смит считал, что человек является основой всего общества, и исследовал, как ему казалось, поведение человека с его мотивами и стремлением к личной выгоде.
Естественный порядок в представлении Смита — это рыночные отношения, в которых каждый человек основывает своё поведение на личных и корыстных интересах, сумма которых и образует интересы общества.
В представлении Смита, такой порядок обеспечивает богатство, благополучие и развитие как отдельного человека, так и общества в целом. Для существования естественного порядка требуется «система естественной свободы», основу которой Смит видел в частной собственности.

Самый известный афоризм Смита — «невидимая рука рынка» — фраза, которую он использовал для демонстрации автономности и самодостаточности системы, основанной на эгоизме, который выступает эффективным рычагом при распределении ресурсов.

Суть её в том, что собственная выгода достижима лишь через удовлетворение чьей-то потребности. Таким образом, рынок «подталкивает» производителей к реализации интересов других людей, а всех вместе к росту богатства всего общества[1].

С чем сравнить такой подход? Допустим, инженер-гидравлик заявил бы, наблюдая, как насосы толкают воду вверх, что стремится вверх – естественное свойство и даже желание воды. Он предложил бы считать движение воды наверх «естественным порядком» движения воды, который иногда нарушается – но всегда стремится восстановить себя. В качестве обоснования своих взглядов инженер-гидравлик привёл бы лабораторные измерения – сколько воды притекло наверх, без учёта работы насосов. И сделал бы вывод: вся вода устремится к высшей точке, если ей не мешать…

Такого же рода нелепость Смит сказал и об экономике.

Сумма личных и корыстных интересов личности не может образовать интересы общества. Эта сумма будет столь же противоположна интересам общества, как противоположен им и каждый отдельно взятый личный корыстный интерес.

Начнём с того, что Общество существует веками, тысячелетиями. Теоретически оно стремится к бесконечности, вечности (ни в одной науке не обозначена «дата окончания», не существует планов в какой-то из дней прекратить свои искания). Человек же существует лет 80, если очень повезёт – то лет 90-100, но чаще всего лет 50-60. Интересы людей, живущих по 50 лет, не могут совпасть с интересами системы, существующей столетиями, и рассчитывающей на вечность. И все высказывания типа «после нас хоть потоп» - они не на пустом месте возникли, и не являются чистой формой безумия.

Но дело не только в разнице продолжительности жизни Общества и Личности. Мы установили, что личность, работая в условиях разделения труда, может получить в 2, 5, 10, N раз больше, чем если бы она работала сама на себя в одиночку. Но понятие «больше» - относительно. Любая величина может быть больше одной и при этом меньше другой величины.

Точно так же получать больше благ в условиях разделения труда – не означает получать абсолютный предел благ.

Человек в колхозе зарабатывает больше, чем Робинзон на необитаемом острове, но это не значит, что его заработок в колхозе – самый большой из возможных. В Робинзоны он, конечно, не захочет уйти, а вот уйти с кистенем на большую дорогу, грабить – вполне может.

И при этом доходы от разбоя вполне могут быть (и часто бывают) больше доходов от честного труда… И любой, кто работал с уголовниками или кочевниками, типа цыган, знает, как трудно уговорить их перейти к честному труду и осёдлости…

То есть повышение личной доходности в общем деле – величина далеко не абсолютная, а весьма относительная. Да, человек зарабатывает больше. Но больше чего? Больше, чем в первобытной пещере? Да. Больше, чем мог бы путём афер и мошенничества, разбоя и войны? Нет.

Говоря о личных интересах индивида и мы, и Адам Смит имеем в виду ВСЕХ людей, т.е. всех, принадлежащих к виду homo sapiens.

И здесь у Смита тоже логический сбой, ибо Индивид может найти себя в общественном разделении труда, если он там нужен, если там есть вакантное место. А если система сложилась, все вакансии заполнены? Куда девать «лишних» людей? Получается, что их, «лишних» людей интерес – сломать, разрушить такое Общее Дело, в которым им нет места, а вовсе не заниматься им с выгодой для себя, потому что никакой выгоды для себя (и даже элементарного выживания) они с этой формы Общего Дела не имеют!

Конечно, исследования Смита имели важное значение, позже они положили начало развитию теории распределения доходов по каждому фактору, применению принципа предельной производительности для определения доходов каждого из факторов производства. Но в целом они заложили искажённое представление о соотношение Общего Дела и Автономии Личности – и это имело колоссальный искажающий эффект на все последующие исследования по данной теме. Грубо говоря, исследователи искали чёрную кошку в тёмной комнате, не зная, что кошки там нет.

Возникли множественные попытки гармонизировать Общее Дело и Личную Автономию, одной из них был советский строй, добившийся колоссальных успехов во ВСЕОБЩЕМ ОБЕСПЕЧЕНИИ ВСЕМ НЕОБХОДИМЫМ, но плохо кончивший, как и все утопии до него.

И теперь мы имеем право сказать на основе всего накопленного опыта: никакой гармонизации личных интересов и общественной пользы быть не может! Не надо впрягать коня и трепетную лань в одну телегу – получится эффект «лебедя, рака и щуки».

Человек, ориентированный на личный интерес – ориентируется не на удобную обществу величину своих доходов, а на максимально-возможную их величину. А максимально-возможная величина всегда больше, чем может дать ему общество по итогам честного разделения труда, в котором никто никого не подавляет угнетением.

***

Истина в том, что кооперация, (то есть форма организации труда, при которой определённое количество людей - предпринимателей, хозяйственников - или предприятий совместно участвует в одном или в разных, но связанных между собой процессах труда/производства) – не может существовать сама по себе, опираясь на свою внутреннюю мотивацию.

Советский опыт кооперативов в «перестройку» (1985-91 гг.) показал, с какой скоростью кооперативы, мотивированные только личным интересом участников (пайщиков) перерождаются в структуры единоличной частной собственности грабительско-мародёрского типа.

Теоретики при Горбачёве активно опирались на «ленинское наследие», оказавшееся таким же утопическим, как и их собственные взгляды на «обновлённый социализм».

Уже в 1918 г Ленин выдвинул идею: общество должно превратиться в единый кооператив трудящихся, и о таком кооперативе он говорил как о задаче победы социализма. Центральной мыслью в статье Ленина "О кооперации" является идея создания "строя цивилизованных кооператоров". Ленин дал определение "строй цивилизованных кооператоров при общественной собственности на средства производства, при классовой победе пролетариата над буржуазией - это есть строй социализма".
Ленин верил, что в условиях НЭПа, когда торговля позволяет, якобы, соединить частный интерес с общегосударственным, требуется "только" одно - кооперировать население широко и глубоко.
Всё это взгляды ошибочные, опровергнутые как ходом истории, так и чисто-логически опровергаемые «на кончике пера», методом расчётов. Восходит ошибка к А.Смиту (через его ученика К.Маркса) – выдумавшему способность экономики развиваться с опорой на саму себя и свою внутреннюю мотивацию.

Кооперирование, как понимали его и Ленин, и «прорабы перестройки» - это ВЗАИМОВЫГОДНОЕ сотрудничество людей. А взаимная выгода, увы, ниже, чем выгода для одной из сторон контракта при подавлении или обмане другой стороны.

Допустим, двое трудились, и получили в итоге труда две квартиры. Каждый получил квартиру. Выгодно? Да.
Ну а если, допустим, обе квартиры забрал бы себе один, а другой не получил бы ничего? Выгоднее иметь две квартиры, нежели одну? Вот то-то же…

Конечно, если мы ведём речь о какой-то патриархальной религиозной общине, в которой – под угрозой ада и гибели вечной души – нельзя обманывать и обделять соседа, и в которой за обман бьют всей общиной – то может сложится КООПЕРАЦИЯ В ИСХОДНОМ СМЫСЛЕ СЛОВА, т.е. взаимовыгодное производственное сотрудничество.

Двое нуждались в жилье. Построили совместными усилиями два дома. Каждый получил по дому. А если один дом? Тогда каждый получает пол-дома, и живёшь, увы, как в коммуналке…

Но в такой кооперации, как ВЗАИМНОЙ ВЫГОДЕ участников нет экономической мотивации. Мотивация религиозная (нельзя обижать ближнего) – она не ищет для обогащения самых лёгких и прямых путей.

Она идёт к достатку сложной и тернистой тропой ПОВЫШЕНИЯ ОБЩЕГО УРОВНЯ ЖИЗНИ, а не СВОЕГО УРОВНЯ ЗА СЧЁТ СОСЕДА.

Из веры вытекает право – которое карает уже на уровне закона, на уровне формальном. Но - видите ли, какое дело: всякое право мертво, если нет желающих его исполнять! В обществе людей злых не примут закона «всем быть добрыми», или отменят его, или просто будут игнорировать. Мало ли чего на бумажке написано? Важна ведь не бумажка, а искренность желания её читателей делать именно так, как в ней написано! А для этого вера нужна, глупо верить в параграфы и уложения без мотивации…

Советская кооперация провалилась в 80-х годах ХХ века, она провалилась бы и при Ленине, если бы Сталин её не пресёк, она провалится ровно столько раз, сколько раз атеисты попытаются вступить в кооперативные (в смысле, взаимовыгодные) отношения. Повторяю правило: сделка, невыгодная для одной из сторон контракта, выгоднее другой его стороне, чем сделка взаимно-выгодная.

***

Кооперация людей в том виде, в каком мы её знаем – с древнейших времен была связана с их представлениями о ПРИОРИТЕТЕ общего дела над личной корыстной выгодой.

Такой приоритет не исключает желания человека жить по-людски, в достатке, по возможности – в изобилии, не исключает естественного человеческого желания хорошо зарабатывать, гордости за свой высокий заработок.

Но, не исключая личной выгоды – такая кооперация личной выгодой не исчерпывается. В ней необходимы мотиваторы принципиально иные, никак не связанные с личным заработком и его линейной величиной. Это желание видеть вокруг себя подобие царствия Божия на земле - а не просто желание лично устроится в уютном гнезде.

Под большое и главное Общее Дело (идеологию) подстраиваются все виды кооперации: и вертикальная и горизонтальная, и производственная и патентная. Первые кооперативы, артели известны с древности, в документах (духовных и договорных грамотах князей) XIV века названы охотничьи, рыболовные, «сокольничьи» артели.

С развитием товарно-денежных отношений и мелкого товарного хозяйства увеличилась число артелей, разнообразилась их деятельность. В документах XVII века говорится об артелях каменщиков, плотников, кузнецов, извозчиков, «ярыжных» (бурлаков и судорабочих), «кортомщиков» (арендаторов земли). В XVIII—XIX вв. складывалась и усиливалась территориальная специализация артелей[2]. С развитием торговли и промышленности артели стали обслуживать их нужды.
В крупных городах существовали артели в сфере услуг для населения — извозчиков, портных, башмачников, посыльных, грузчиков и пр. Ряд железных дорог были построены с преимущественным применением труда строительных артелей. В 1860—1870-х гг. получили распространение производственные и творческие артели интеллигенции (например, «Артель художников» и «Артель переводчиц»).
В конце XIX века переписи Москвы и Петербурга зафиксировали артели счетоводов, электромехаников, инженеров, бухгалтеров, а также женские артели — продавцов, кассиров, золотошвеек и пр. Иногда в артелях практиковался наём рабочей силы, коллективным нанимателем становилась вся артель.
Иногда артели трансформировались в кооперативные товарищества, члены которых уже не были заняты совместным трудом, но организовывали совместный бизнес в сфере сбыта, транспортивки, закупки сырья, использования инструмента и машин и т. д.[3]

Вся эта «народность», воспетая как коммунистами, так и антикоммунистами – существовала не сама по себе.

Эта «народность» существовала внутри Православия и Самодержавия, выступая поставленным им задачам в качестве обслуживающего персонала. Попытки такую Народность выстроить в отрыве от Православия и Самодержавия, начатые ещё Лениным – обречены на провал: взятая сама по себе, она быстро распадается на хищничество хищных и горькую долю «кинутых» хищниками «терпил».

Не может быть артельного или кооперативного строя самого по себе. Могут быть артели или кооперативы, обслуживающие православный или советский проект, но только при условии признания безусловного приоритета проекта над выгодой (заработками) участников.

Если у человека мотивация «заработать как можно больше», независимо от судьбы идеологического большого проекта – это автоматически подразумевает стремление «заработать» всё – одному. То есть забрать все материальные блага в одни руки.

Именно по этой причине ориентация на личную выгоду привела к тому, что в 2016 году все деньги мира оказались исходно принадлежащими 62 людям (по даным аналитиков Оксфам), которые ведут их дальнейшее распределение по рукам своей агентуры.

Большинство мировых богатств находится в первичном пользовании 1% населения планеты.

То же самое и с отдельно взятыми странами. Известно, например, что весь капитал Украины разошелся по рукам 50 семей (по данным зампреда Госагентства по вопросам науки Украины Виктор Ивченко). О каком взаимовыгодном кооперировании людей можно говорить при таких условиях?

Исчезает общий проект, единая идеология, всеобщее правило - и начинается уничтожение тех, кто на тот момент окажется слабее теми, кто на тот момент оказался сильнее. А принцип экономической выгоды (личной целесообразности) - стоит рядом и поощряет этот процесс. До тех пор, пока всё не рухнет в бездну первичного, зоологического состояния...



[1] Ресурсы же при этом, под воздействием «сигнальной системы» прибыли, перемещаются через систему спроса и предложения в те сферы, где их использование наиболее эффективно. Смит рассматривает проблему установления некоторого «естественного» уровня цены каждого фактора производства — заработной платы, процента и ренты. Эти уровни имели принципиальное значение для теории «естественной» цены, так как цена любого товара является «естественной» тогда, когда она складывается из «естественных» уровней доходов каждого из факторов.

[2] На севере и востоке преобладали промыслово-охотничьи артели (рыболовецкие, «тюленьи», «моржовые», звероловов), в Восточной Сибири и на Урале — приисковые по добыче золота, солепромышленные, каменоломные, по изготовлению древесного угля, разработке горных рудников, в центре Европейской России — артели плотников, каменщиков, маляров, валяльщиков, шерстобитов, иконописцев, офеней (мелких торговцев вразнос), камнетёсов, рогожников, шорников, на Волге — бурлацкие, коноводные, крючников, барочников (строителей мелких судов), в Заволжье — артели чабанов, пастухов, «гуртовых» (прогонщиков скота), сельхозрабочих, землекопов, на Украине — «чумацкие валки» (перевозчиков товаров), «забродческие ватаги» (рыболовов), в портах — артели лодочников, «биндюжников» (грузчиков) и пр.

[3] В 1866 г. кооперативный деятель Н. В. Верещагин создал одну из первых подобных артелей — сыроваренную в селе Отроковичи Тверской губернии. К концу XIX века число «кооперативных» артелей сократилось в связи с созданием широкой сети магазинов, складов и прокатных пунктов сельхозмашин. С 1880-х гг. возникали маслодельные артели, которые широко распространились в Западной Сибири, Прибалтике, Вологодской губернии. К концу XIX века в России насчитывалось свыше 3 тыс. маслодельных артелей, в том числе 2 тыс. в Сибири. В 1906—1907 из хозяйств с одной коровой участвовали в маслодельных артелях 30 % дворов, с двумя коровами — 69 %, с 10 и более — 96 %.

Александр Леонидов; 31 января 2017

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ЗНАКОМЬТЕСЬ: ТОВАРИЩ КРАМЕР!

    ЗНАКОМЬТЕСЬ: ТОВАРИЩ КРАМЕР! Издательские услуги сегодня предлагает очень много компаний, каждая со своим набором функций, ценами и сроками. Непосвященному в тонкости издательского дела человеку сложно правильно сориентироваться в этом вопросе. Особенно нет опыта общения с акулами издательского бизнеса, а сделать нужно быстро и качественно. Со своей стороны рекомендуем издательство "для своих" - в котором заказчик почувствует себя в кругу друзей и единомышленников...

    Читать дальше
  • МИР И ОБЕЗДОЛЕННЫЕ

    МИР И ОБЕЗДОЛЕННЫЕ От редакции: кратко выраженная суть нашего противостояния с западниками заключается вот в чём. Западники хотят вести нас чередой прозападных либеральных революций, каждая из которых всё глубже погружает нас в задницу. А мы не хотим погружаться в задницу. А либералы западники не хотят, чтобы мы этого не хотели. Они хотят, чтобы мы уподобились украинцам, у которых лесенка майданов сводит общество в каменный век, рождая в массах восторг и эйфорию «избавления от культуры»…

    Читать дальше
  • ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ

    ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ Я предлагаю всерьёз подумать о таком затёртом и расхожем выражении, как «корни человека», «мои корни». Что оно означает? Только ли происхождение человека, только ли его безвозвратно ушедшее прошлое, не имеющее никакого отношения к настоящему, ко дню сегодняшнему? Тот, кто мыслит связно, понимая причинно-следственные связи, никогда с таким не согласится. Прошлое диктует настоящее и будущее. «Корни» человека – это вся та совокупность, которая держит человека на родной земле и ПИТАЕТ его. Ведь это очевидная функция корней – удерживать и питать. Недаром зовут космополитов «перекати-полем», сравнивая с растением, оторвавшимся от корней…

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношение каждого конкретного человека..