Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 58,4296 руб.
  • Курс евро EUR: 68,0822 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,2039 руб.
Ноябрь
пн вт ср чт пт сб вс
    01 02 03 04 05
06 07 08 09 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30      

"ВЕСНА МАРКСИЗМА" И "ОСЕНЬ МИРА"

"ВЕСНА МАРКСИЗМА" И "ОСЕНЬ МИРА" ​На фоне публичного вырождения либерализма, сведения его к карикатурным фигурам, вроде Собчак или кровавого клоуна «Саакашвилли-без границ», второе дыхание в мире обретает антипод рыночного либерализма: марксизм. В частности, недавно XIX съезд КПК выдвинул марксизм в качестве модели мирового устройства. Учитывая, что в реальном секторе Китай давно уже фабрика мира, и первая в мире производительная экономика, индустриальный мотор планеты – выбор Китая очень важен.

XIX съезд КПК КНР закрепил идеи Маркса с китайской спецификой в качестве модели развития отношений между странами. Китай закрепляет «формат» руководства страной, предложенный Си Цзиньпином, внося формулировку «идеи Си Цзиньпина о социализме с китайской спецификой в новую эпоху» в устав КПК.

Мы имеем дело с теорией, которая касается не только Китая, но и всего того, что Китай делает на внешней арене, в том числе создания коалиции стран «общей судьбы», интернационализации юаня, требований равного доступа к рынкам. То есть Китай начинает диктовать свою концепцию миру, так как у него стало достаточно сил для этого.

Китай не сделал никаких подвижек в сторону экономического либерализма, ослабления марксистских идей в управлении обществом и т.д. То есть мы видим страну, которая продолжает развиваться (и в целом успешно) на основе консервативных марксистских идей. Не случайно правящей Китаем партией говорится, что «в сфере идеологии яснее и четче определено руководящее положение марксизма».

В целом это новый глобальный опыт имплементации марксизма, который теперь СНОВА предлагается "фабрикой мира" в качестве модели для взаимодействия стран. И при этом говорится об «исторической миссии КПК в новую эпоху». Партия не пошла ни по пути превращения в «бизнес-клуб единомышленников», ни по пути сдачи позиций, но нашла новую платформу в «возрождении китайской нации».

+++

Конечно, дела китайцев – это их выбор. Китайцы загадочны, как инопланетяне. Но от лица нации, которую марксизм сильно подвёл – должен поговорить о марксизме и его новой «весне» всерьёз.

Дело в том, что, как и либерализм, марксизм не может стать основой для построения устойчивого цивилизованного общества со стабильным развитием и без зверских массовых «эксцессов». И очень просто объяснить – почему.

Марксизм – это немотивированно морализированный либерализм. У либерализма и марксизма – разные нравственные системы, но единое (даже в мелочах!) мировоззрение. У них оценочные системы противоположные, а картина мира идентичная.

Вы спросите меня: «Как такое может быть?». Я же отвечу вопросом на вопрос: «А почему вы меня об этом спрашиваете? Спрашивайте у марксистов или либералов… Лично я не знаю, как могут существовать две разных нравственных системы при одной мировоззренческой».

Что я имею в виду? Я считаю, и готов это доказывать вполне аргументировано, что в споре между «умно» и «добродетельно», буде таковой случится, в конце концов победит то, что считают «умным». Истину и добро разделять нельзя: отделившись от истины, представление о добре становится лицемерным ханжеством и уделом глупцов, которыми крутят ловкие мошенники.

Если вы считаете истинными одни утверждения, а добрыми – другие, то всё равно вы сделаете предпочтение в пользу «истинных». Про это народ сложил поговорку «лучше горькая правда, чем сладкая ложь».

Так вот, марксизм – это немотивированно морализированный либерализм. Ничего, кроме либерализма из марксизма получится не может, поскольку из дарвинизма ничего не может получится кроме социал-дарвинизма.

Марксизм соединил систему «не убий, не укради…» с ценностями классического либерализма: атеизмом, эволюционизмом, материализмом (русская калька перевода – «вещизм»[1]), политической демократией, «свободами» и всей разнузданностью либерального самодурства.

Марксизм хотел одновременно и ОБЕСПЕЧИТЬ голодного и нищего человека, и в то же самое время ДАТЬ «СВОБОДЫ», не понимая, что именно «свободы» порождают голодных и обездоленных людей в рамках «самовыражения» сильных личностей в ущерб слабым. Про такое и говорят в анекдоте про крещёного еврея в бане: «вы или крестик снимите, или трусы наденьте»…

Или ты душишь нужду и бедность, заставляя (ключевое слово!) всех работать на общественное благо; но должен понимать, что заставляя, принуждая – лишаешь свобод. Или же ты даёшь свободы, и каждый делает, что хочет – а когда хочет угнетать слабака, то в рамках свободы именно это и делает…

+++

Много лет мучительно страдая, я перебирал причины краха великого советского проекта, свершившегося у меня на глазах, когда я был ещё ребёнком. Причин много, и каждая достойна подробнейшего описания.

И всё же, прихожу я к выводу – ГЛАВНОЙ причиной краха «тысячелетней мечты человечества» стало противоречие между нравственными нормами марксизма и его естественнонаучной картиной мира. Атеизм и дарвинизм демотивировали пафос марксистской морали…

Тогда я стал думать дальше: что есть абсолютная мотивация? Это – слияние всех побудительных мотивов в одном направлении. Это когда ты считаешь нравственным то же самое, что считаешь истинным, приятным и желанным – то же, что ты считаешь нравственным и истинным. При этом оно же приносит, по твоему мнению, достаток, благополучие, спасение жизни (способствует выживанию), укрепляет здоровье, в обществе приносит тебе уважение и одобрение другими людьми.

Если все побудительные мотивы – от высших до низших, от абстрактных до самых конкретных свести в один пучок, мы получим абсолютно-мотивированного человека. А значит цель системы – устранить противоречия между разными побудительными мотивами, вывести уравнение истинного с нравственным, питательным, уважаемым, эротичным, поощряемым, восхваляемым, гарантирующим и честь и светлое будущее.

Как вспоминает С.Г. Кара-Мурза – «На Кубу я попал почти дуриком — пришла в голову такая блажь. Как-то в 1959 г. ехал в электричке, и попала на глаза старая газета. В ней статья о партизанах Кастро и фотография: девушка в шляпе, верхом на лошади и с винтовкой за плечами. Лица было не разглядеть, но захотелось поехать на Кубу». Здесь отчётливо-эротические, с налётом романтики переживания юноши слились с его социалистическим выбором, и, безусловно, существенно укрепили этот выбор на всю жизнь. Социализм, конечно, и сам по себе хорош – но когда он ещё и с девушкой в шляпе на коне – тогда он притягателен вдвойне и втройне.

Человек, абсолютно мотивированный – это несгибаемый борец за своё дело, это очень деятельный человек. С нарушением мотивации человека одолевает шизофренический раскол. Подобно буриданову ослу, человека парализует между двумя направлениями: к одному зовёт ум, а к другому сердце… Одно считаешь умным поступком, а противоположное ему – нравственным… В политическом смысле влюблён в Кубу, а как мужчина – в контрреволюционерку верхом (такие тоже, наверное, бывают, правда?)…

Человек, которого разорвало между мотивациями, становится бездеятельным и пассивным. Он не может принять решение, совместить две своих половины.

А даже если и принимает, совершив насилие над частью себя – то по силам он – дистрофик, слабак, у него на ногах как будто гири чугунные…

+++

Это общая теория. Наложите на неё поведение миллионов советских людей, партийных и беспартийных, в годы «перестройки» и ельцинизма… Ну, разве плохая иллюстрация для сухой теории получается?

Марксизм разорвал советского человека между противоречивыми мотивациями. Нравственный материалист – что-то вроде бескорыстного вещиста. Поведение его объяснить трудно, а самое главное – он и сам себе своё поведение затрудняется объяснить.

Именно это очень точно передал С.Е. Кургинян: «КПСС ушла с таким позором… С великим позором… Как не уходила ни одна система! «Белые», ценностей которых я не разделяю – проиграли гражданскую войну, но они всё же сражались, и не один год! Коммунисты же – при всех величайших достижениях СССР – в итоге довели дело до того, что в их поддержку не прозвучало ни одного выстрела…»

Как это совместить в голове? Величайшие достижения КПСС – и предельный позор её ухода в небытие?!

Даже в недоразумении по имени "Украина", не принесшем человечеству ничего, кроме бездны страданий и свиной тупости - нашлись верные присяге офицеры... Не нашлось таких офицеров только в самой прогрессивной и перспективной стране человеческой истории...

Только через паралич мотиваций в советском человеке, заложенный туда марксизмом.

Сегодня величайшей опасностью для человечества и цивилизации является либерализм; а марксизм не может ему препятствовать, он неспособен на подлинную борьбу с породившим его в XIX веке либерализмом «революционной буржуазии».

И потому, когда в 80-е нас начали накачивать ядом либерализма – марксизм в качестве противоядия оказался непригоден. Наоборот, он сыграл роль катализатора, потому что именно в буржуазном либерализме марксизм отбрасывать свою немотивированную часть, свой алогизм - и превращается во вполне цельное учение социал-дарвинизма, представляющего жизнь – как борьбу зверей за существование. А Вселенная – «мёртвое чудовище», «которое, будучи смертью, тем не менее, всем управляет»[2].

Отсюда непонятно – чего рвались в Космос Королёв и Гагарин, если считать, что там «все управляется трупом и сводится на него»? Зачем в эту ледяную мертвечину рваться и чего там искать?!

Голодный и замученный нищетой человек может увидеть в марксизме пафос насыщения голодных (что и случилось в начале ХХ века). Он может ничего не замечать в марксизме, кроме марксистской социальной программы «справедливого распределения материальных благ». Но, накормив такого человека, марксизм в его же лице и взрастил себе могильщика!

Ведь борьба за равноправие длится ровно до его обретения. А как обрёл равные с другими права – так тут же начинаешь борьбу за превосходство над другими.

Марксизм стал эволюционным орудием выживания ущемлённых, слабых и подавленных существ – являясь тем, что он говорил про религию: «вздохом угнетённой твари».

Но как только в рамках эволюционизма и материализма батраки одолели помещика – у каждого зародилась мыслишка – «а не попробовать ли мне самому стать помещиком?».

Перестав быть угнетённой – тварь и вздыхать перестала. Она зарычала хищным оскалом – когда дантисты КПСС вставили ей выбитые буржуями клыки.

Ведь дарвиновская борьба за существование имеет (как и любая борьба) – стадию обороны и стадию нападения. Успешно удержав оборону, «угнетённая тварь» неминуемо переходила в наступление, а это есть переход с марксова путаного дарвинизма на голый и завершённый логически социал-дарвинизм.

+++

Дело не только в том, что огромная масса коммунистов-марксистов мутировала и переродилась. Важнее, быть может, то, что другая часть коммунистов-марксистов не знала, что перерожденцам возразить.

Подобно тому, как легенда о белокожем боге сделала индейцев бессильными перед испанскими конкистадорами[3] - аутентично-либеральная требуха марксизма сделала КПСС бессильной перед инфернальной «демократизацией».

Чтобы противостоять зверствам рыночного либерализма – нужно противостоять всей его картине мира, а не только его конкретным зверским эксцессам.

Нельзя осуждать конкретные преступления конкретных алчных эгоистов, и при этом верить, что «миллионы лет в слепоте эволюции выживает самый приспособленный». Всякий алчный эгоист уцепится за эту вашу веру со словами «просто я умею жить» - как конкистадоры зацепились за Кецалькоатля.

Если «умное» и «доброе» разделятся в вас, то в битве между ними всегда победит то, что признано вами «умным».

Трудно не заметить, что несмотря на всё эмоциональное отрицание и отвращение коммунистов к социал-дарвинизму он вытекает из их картины мира, как из 2х2 - 4. Если его признать за истину мироздания, то все попытки остановить его немотивированной нравственностью будут наивны и в конечном счёте – бессильны.

Что, в общем-то и случилось – когда самый жёсткий, криминальный вариант социал-дарвинизма осуществил по великой стране победившего социализма(!) своё «триумфальное шествие»…

+++

Нравственная система не может быть мотивирована по формуле «это выгодно мне».

Ведь тогда речь пойдёт о шкурной выгоде, по определению противоположной нравственности.

Но она не может быть мотивирована и по формуле «это выгодно другим людям».

Во-первых, каким «другим»? У разных групп «других» - конфликт интересов. Во-вторых, это просто глупо. Конечно, бездомным гастарбайтерам было бы выгодно убить меня и поселится у меня в квартире, обрести за мой счёт крышу над головой. И если нравственно то, что выгодно «другим – не тебе», тогда этот их поступок с моей точки зрения считать нравственным?! Самому под их нож подставится?!

Нравственность не может выходить ни из личной выгоды, ни из посторонней выгоды. В одном случае это будет циничный эгоизм, во втором – просто маразм. Нравственность может исходить только оттуда, откуда она всегда и выходила – из потустороннего интереса. Речь не только о страхе попасть в ад, не только о расчёте попасть в рай (хотя и о них тоже). Главным образом – речь о том, что во всей земной возне есть какой-то смысл, кто-то сверху за ней наблюдает, и разные поступки получают разные оценки.

А то ведь получается, что земная жизнь – бессмысленна, «безвидна и пуста», а награда в ней всем одна, она же и всеобщее возмездие – чёрное небытие. Человек разумный, логически мыслящий, образованный – не сможет считать грехом отнимание у ноля ноля, или добродетелью – прибавление ноля к нолю. Раз всё ноль, то и всякое действие одинаково бессмысленно: родил ли, убил ли, помог или украл – всё единым мраком покроется…

+++

А вся цивилизация, с точки зрения ОТЦ[4] - это восстание человеческого рода против бессмысленности. Это попытка коллективного увековечивания, ради чего рабы строили египетские пирамиды, а писцы веками переписывали Гомера и Данте.

Потому либерализм и есть главный враг цивилизации – ведь он «играет на понижение», превращая культуру из строгой госпожи в развратную служанку мелкого, ничтожного человечишки, интересующегося только «жратвой и шмотками».

Либерализм вырывает индивида из вида, одиночку из рода, подменяя бессмертие цепочек преемственности смертью, неизбежной для личного зоологического бытия.

- Утрата интереса к духовному наследию.
- «понижение жанра», преимущественная популярность наиболее низких жанров.
- падение престижа творческих профессий, утрата возможности существовать на гонорары от творческой деятельности.
- оскудение как самого слова (и художественного образа), так и его авторитета, силы его воздействия.
- Кичливая гордость дикостью, неграмотностью и невоспитанностью.
- Нарастающая «эклектика нелепости» пост-модернизма.
- Симония[5] (коррупция в науке и культуре, продажа званий, степеней, статусов, раскрутка за деньги популярности, громкого имени и т.п.)
- Как познавательная, так и нравственная аномия, проявляющаяся как во всеядности и неразборчивости, так и в равнодушии ко всему новому или неизвестному в мире культуры.

Общее имя всему этому – овладевающий «пост-обществом» зоологический прагматизм, когда всё, за пределами шкурных интересов индивида – неинтересно для индивида и даже не существует для него, попросту не отражается его сознанием.

Индивид не хочет «захламлять чердак» тем, что не приносит непосредственно ему жратвы и шмоток. Врач, зарабатывающий на правой ноздре, ничего не хочет знать о левой ноздре, что превращает человека в зомби, в машину по зашибанию деньги.

Всё это приводит (уже привело) к угасанию материальной и энергетической подпитки самых главных для цивилизации профессий, работающих на вечность. Наука подменяется шаманизмом[6], а искусство – «попсеет»[7].

В таком обществе нет смысла борьбы с художниками, нет смысла в цензуре – потому что нет мега-проекта, а стало быть, нет и никакого деструктивного искусства, угрожающего мега-проекту[8]. Если никто ничего не строит – но нет и ничего разрушительного:

- Выражайся, как хочешь, всё равно ты никому, кроме себя, не нужен и неинтересен, если не проплатил себе клаку наёмных рукоплескателей… Которым, впрочем, тоже нужен не ты с твоими кривляньями, а деньги.

+++

Цивилизации, как таковой, то есть системе, сочетающей, казалось бы, противоречащие друг другу качества – устойчивость и динамичность, системе, способной самосовершенствоваться по плану, и при этом избегать уродливых мутаций при трансформации (то есть изменятся, но в определённом направлении, не превращая перемены в «гусарскую рулетку») – свойственны два атрибута.

Во-первых, цивилизация – явление культовое.

От господствующего культа происходит не только культура (что отражено в корне слова), но и вообще всякое превозмогание во имя принципов текущей бытовой целесообразности. Простейший пример – не пожирать убитого врага, хотя текущая бытовая целесообразность урчит тебе брюхом: ты голоден, покушай, зачем столько мяса терять?

Как культовое явление, цивилизация собирается вокруг храма. Её пытались производить от иных стержней: предполагали, что вокруг застенка, вокруг фабрики (марксизм), вокруг месторождения полезных ресурсов (геополитика), вокруг фаллического символа (фрейдизм), вокруг космических лучей (теория, в шутку выдвинутая Гумилёвым, да так назад и не задвинутая). Цивилизацию думали собрать насилием и террором, или производственными процессами, или изобилием природных даров, или ущемлением половых влечений… Но как история, так и практика были неумолимы: цивилизация вокруг таких центров не собирается. Просто «от осинки не родятся апельсинки», как дети говорят…

Человеческое вероисповедание является тем психическим топливом, которое движет цивилизацию вверх (а если топливо кончается – вся грандиозная машина отношений с ускорением катится вниз, чтобы разбиться в итоге). Марксистская теория – лишь одна из многих теорий внекультовой сборки цивилизации, и как все они – мягко говоря, неадекватны.

В частности (по марксизму): приоритет экономических интересов порождает не прогресс формаций, а мародёра и грабителя. Никакого развития производительных сил голая алчность не даст, и никогда не давала. Особенно если речь идёт не просто о доступе к выживанию, к минимальным благам изголодавшихся людям (ранний марксизм), а о «неограниченном росте материальных потребностей» зажравшихся обывателей (поздний марксизм).

Во-вторых, цивилизация есть система запретов, снимающая безусловную и полную свободу - свободу первобытности.

Добровольное исполнение этих запретов (т.е. самоцензура) является специфическим христианским пониманием свободы как «свободы от греха». Суть такова: я не стремлюсь к греху не только от страха наказания, но и сам по себе. Это и есть «свобода от греха» - высшее в религии состояние души, не имеющее ничего общего с либеральными политическими «свободами».

Те политические свободы, которые так увлекают либералов, так увлекли в своё время неистовую натуру Маркса и иных революционеров – на самом деле есть бунт зверя в человеке против цивилизации. Наслаждение человеческой души от их обретения есть такое же патологическое наслаждение, как, скажем, эйфорическое наслаждение от онанизма.

Сбрасывание запретов, авторитетов, буйство толп, топтание традиции, моральная амбивалентность демократии («хорошо будет так, как я захочу, а как я захочу – я и сам пока ещё не решил») – очень эмоционально увлекали Маркса, звучали для него «музыкой революции». Но по сути-то, с точки зрения ОТЦ – это просто «день открытых дверей» в зоопарке или «праздник непослушания» детей, изгнавших родителей.

Как доказал опыт сталинизма – для созидательной, последовательной работы и прогресса общества (технического, духовного, интеллектуального, культурного) эта часть марксизма, упивающаяся либеральными «свободами» абсолютно непригодна.

Или ты строишь великое будущее – но тогда у тебя суровые трудовые будни. Встал по звонку, лёг по звонку… Или у тебя балаган, карнавал – то тогда у тебя непросыхающий праздник, итогом которого являются только похмелье, пьянь и рвань.

+++

Цивилизации не бывает без метафизики (инфинитики) – но при этом с культом свобод зоологического скотства. Цивилизация несовместима с цинизмом безверия в душах (когда «ничего святого для них нет»), несовместима с человеком «без царя в голове». Несовместима она и с бардаком торжествующей охлократии, с той «свободой» - которая по сути лишь бунт зверя против ограничений культуры, и высший пик которой – погром винно-водочных складов.

Цивилизация обречена насаждать религию и отрицать «прямую» демократию толпотворения. Иначе даже самые блистательные примеры цивилизации (СССР), сверкающие, с точки зрения технического и бытового прогресса, градом на холме – будут растащены крысами атеистической «демократизации».

Отнимая у человека идею Вечной Истины, вы превращаете его в мародёра внутренне. А давая такому человеку «права и свободы», вы этого внутреннего мародёра, давно уже созревшего для разбоя психологически – приглашаете к бандитизму.

Оглянитесь назад! Оглянитесь на наши 70-е, с привкусом «гнильцы и пыли». Оглянитесь на 80-е с их «перестройкой». Оглянитесь на 90-е, лишивших всех романтиков веры в человека… Но вспоминайте не только плохое, вспоминайте и всё великое, что было у СССР…

Как можно было без боя, без единого выстрела – сдать ворам, уголовщине это сверкающее космическое чудо с его атомными ледоколами и невероятными лабораториями великих научных свершений?! Что с нами всеми случилось – если мы такое сотворили? Почему, живя в хрустальном доме, мы швырялись в нём кувалдами и пудовыми гирями? И если сейчас мы «встаём с колен», что многим сомнительно, то как мы оказались-то на коленях?!

Мы, потомки чудо-богатырей Суворова, потомки ветеранов Великой Отечественной – вдруг без боя капитулировали, не будучи ни израненными, ни в голоде, ни в холоде, сидя в прекрасно оборудованной для обороны крепости?! Почему такой жалкий итог у «русского ХХ века», в котором русские определили все процессы и стали безусловным авангардом человечества?

Вы можете надо мной смеяться, или ненавидеть меня за мои слова. Но я честно поделился с вами итогом многолетних и мучительных для меня раздумий о судьбе моего «прóклятого» поколения.

Мы Бога забыли (а Бог – это Живая Вечность), зато про вонючую «свободу» своей незрелой и несформированной «личности» помнили туго и агрессивно. Мы променяли боевые ордена предков на призы шутов, самовыражающихся в КВНе…

Нас так учили… Нас так учил Университет Марксизма-Ленинизма, ныне закрытый: он учил нас, что Бога (следовательно, и жизни[9]) нет, а «свобода личности» – высшая ценность.

С таким идейным багажом либералам взять нас было легче, чем украсть конфетку с лотка пожертвований в доме слепых:

- Чего вы трясётесь над своей или чужой жизнью, когда они – галлюцинация? И какие могут быть моральные нормы у галлюцинации? Если вы во сне кого-то убили, вас что, судить за это будут при свете дня?! Да и кто? Кто, кроме вас, знает ваши сны, кто может вас обвинить в содеянном внутри сна?

Вот и попробуй возразить таким речам - с позиций марксизма!

+++

Нам нужна теория – говорил И.В. Сталин. – Без теории нам смерть. Давайте же вместе, общими усилиями, строить НАСТОЯЩУЮ теорию, которая не будет подменять действительное желаемым, факты – домыслами, сводить человеческую жизнь к пузырю забродившей эволюционной гнили!

В этом строительстве НАСТОЯЩЕЙ идеи мы возьмём у марксизма все его лучшие наработки, но беспощадно (ибо речь идёт о судьбе и будущем всего человечества!) отсечём его мракобесные стороны и деструктивную часть его идейного наследия.

Будущее – не дурдом. Это в дурдом берут с любыми мыслями. А в будущее берут только мысли адекватные, проверенные, обоснованные и полезные.

Остальные нужно пресечь, и никакого «плюрализма», никакого равенства здорового человека с психом!

Если мы не пойдём таким путём – то очевидна альтернатива, нарисовавшаяся уже во всей «красе»: дальнейшая деградация производительных сил и социальных отношений, оскотинивание в быту, и озверение в конкурентной борьбе, образовательное и культурное одичание, явление фараоновых дворцов посреди хижин рабов.

Эта ракета противоположна гагаринской, и она уже стартовала ВНИЗ. В преисподнюю…



[1] ВЕЩИ́ЗМ - неодобрительный советский неологизм, означавший пристрастие к вещам, к материальным ценностям, к обладанию ими (в ущерб ценностям духовным) «Лорд заявил, что мой вещизм давно уже перерос в чудовищный эгоизм, и что с этим надо как-то бороться, хоть он и не представляет, как».(Мариам Петросян, «Дом, в котором…», 2009 г.). Между тем «вещественное» и «материальное» - синонимы! То есть советская идеология клеймила и осуждала «вещизм» в рамках его латинизированной кальки – материализма!

[2] Советский философ-диалектик А.Ф.Лосев, писал (причем в советское время, на советской кафедре): «Материализм и атеизм, как детище буржуазной культуры, понимает, в силу этого, природу как безличностный механизм… Материалист… должен его абсолютизировать, т.е. представить в виде единственно возможного абсолютного бытия. Но как только мы допустим это, так тотчас же материя обращается во вселенское мертвое чудище, которое, будучи смертью, тем не менее всем управляет… В таком случае все управляется мертвым трупом и сводится на него… Тут с полной убедительностью выясняется вся необходимость понимать материализм именно как особого рода мифологию и как некое специальное догматическое богословие».

[3] Вера в возвращение Кецалькоатля – основная причина падения империй ацтеков и инков. Несмотря на разнообразие преданий об исчезновении Кецалькоатля, все они примерно одинаково говорили об одном: бородатый бог предсказал появление белых завоевателей из-за моря, которые покорят все индейские племена и низвергнут старых богов, заменив их новым иноземным богом. Под впечатлением этого предания ацтеки легко поверили, что исполняется древнее пророчество. Сохранились письменные источники, из которых следует, что вера в приход белого бога являлась главной причиной завоевания не только империи ацтеков, но и империи перуанских инков. Эта вера лишала и тех и других воли к борьбе и повергала в уныние военные советы, возглавляемые Монтесумой и Атауальпой.

[4] ОТЦ – Общая Теория Цивилизации.

[5] СИМОНИЯ — продажа и покупка церковных должностей, духовного санa, церковных таинств и священнодействий (причастие, исповедь, отпевание), священных реликвий и т. д. В широком смысле симония — продажа благодати Святого Духа. Термин возник от имени самарянского волхва Симона, который пытался выкупить у апостола Петра и апостола Иоанна дар (благодать) Святого Духа или, иначе, купить за деньги священство.

[6] ШАМАНИЗМ НАУЧНЫЙ – профессиональная деятельность учёного, не связанная с познанием, направленная на имитацию исследовательского процесса с помощью формально-ритуальных действий («битья в бубен шамана») и на завоевание каких-то личных карьерных и финансовых преференций: званий, должностей, грантов и т.п.

[7] Как отмечает известный писатель и председатель общественного совета при Министерстве культуры Юрий Поляков - «…культура — это то, без чего народ превращается в толпу… Если вы когда-нибудь в людном месте продекламируете «Мой дядя самых честных правил…» и никто не подхватит: «Когда не в шутку занемог…», значит, страны под название «Россия» уже нет. Культура формирует общественное сознание эффективнее и тоньше, чем идеология. Без искусства невозможно настоящее воспитания. Фактическое исчезновение у нас литературы, театра, кино для юношества — это настоящая беда, уже обернувшаяся эпидемией детских суицидов» … (https://www.pnp.ru/social/yuriy-polyakov-azhiotazh-s-matildoy-do-vykhoda-filma-kak-minimum-nelogichen.html)

[8] Известная в либеральных кругах теоретик либерализма Екатерина Шульман (политолог Института общественных наук РАНХиГСу) откровенничает на этот счёт ОТКРЫТЫМ ТЕКСТОМ: «…у государства, как у системы, нет цели. Это сейчас звучит как-то грустно и печально, тем не менее… Государство до определенной степени живет под лозунгом «День прошел – и слава богу!» Его задачу – обеспечивать жизнь на территории своего суверенитета… люди, они не могут быть средством, они не могут быть и целью. Они и так уже родились и живут без вас. Не надо их выстраивать в какие-то проекты. Проектное мышление – это, вообще говоря, мышление тоталитарное. Вот тоталитарные режимы, они все строго проектные и целеполагаемые. У них есть цель, у них есть светлое будущее. Они к нему идут и на пути к нему приносят любые жертвы. Поэтому когда вам начинают говорить: «У нас есть такая прекрасная цель и мы ее добьемся» — относитесь к этому с некоторой опасной. Это необходимо присутствует в публичной политической риторике, потому что нельзя сказать, что «вот знаете, я пришел к вам губернатором, и моя цель будет в том, чтобы у вас тут не происходило ничего плохого, чтобы вы жили, как вы х хотите жить, а я буду следить за тем, чтобы у вас трубы не прорывались, болезнями какими-нибудь эпидемическими не болели – вот поддерживать буду». Это как-то не кошерно… Когда вы очень сильно взыскуете, товарищи, образ будущего, имейте в виду: самым четким и внятным образом будущего обладают тоталитарные политические проекты. Не стремитесь туда». Это не издевательство ЭиМ, не фельетон-гипербола, это точная и прямая цитата «Эха Москвы»!!! (https://echo.msk.ru/programs/status/2079044-echo)

[9] О тождестве отрицания Бога и отрицания реального существования жизни прямо говорит буддизм. Об этом талантливо намекал в своих романах писатель Пелевин. Суть такая: если от Х – Y = Х, то Y = 0. Если от бесконечности слепого Небытия отнять 60, 80, 100 лет земной жизни человека – то она останется всё той же бесконечностью. Она не уменьшится, следовательно, ни о какой реальности жизни говорить нельзя, это галлюцинация, как писал Пелевин – «отражение пустоты в зеркале пустоты».

Николай ВЫХИН, специально для «ЭМ»; 26 октября 2017

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • МИР И ОБЕЗДОЛЕННЫЕ

    МИР И ОБЕЗДОЛЕННЫЕ От редакции: кратко выраженная суть нашего противостояния с западниками заключается вот в чём. Западники хотят вести нас чередой прозападных либеральных революций, каждая из которых всё глубже погружает нас в задницу. А мы не хотим погружаться в задницу. А либералы западники не хотят, чтобы мы этого не хотели. Они хотят, чтобы мы уподобились украинцам, у которых лесенка майданов сводит общество в каменный век, рождая в массах восторг и эйфорию «избавления от культуры»…

    Читать дальше
  • ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ

    ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ Я предлагаю всерьёз подумать о таком затёртом и расхожем выражении, как «корни человека», «мои корни». Что оно означает? Только ли происхождение человека, только ли его безвозвратно ушедшее прошлое, не имеющее никакого отношения к настоящему, ко дню сегодняшнему? Тот, кто мыслит связно, понимая причинно-следственные связи, никогда с таким не согласится. Прошлое диктует настоящее и будущее. «Корни» человека – это вся та совокупность, которая держит человека на родной земле и ПИТАЕТ его. Ведь это очевидная функция корней – удерживать и питать. Недаром зовут космополитов «перекати-полем», сравнивая с растением, оторвавшимся от корней…

    Читать дальше
  • В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ?

    В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ? ​Мыши очень любят сыр. Но делать сыр они не умеют. Если мышей посадить в бочку с сыром, они сперва съедят весь сыр, потом начнут нападать друг на друга, а в итоге все передохнут в пустом и замкнутом пространстве. Если бы на Земле не было людей – то мыши никогда не попробовали бы сыра. Его просто не появилось бы, потому что возникновение сыра – это сложная цепочка ОБОСНОВАННОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ.

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека — А. Прокудин.