Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 57,5118 руб.
  • Курс евро EUR: 67,8927 руб.
  • Курс фунта GBP: 75,5302 руб.
Октябрь
пн вт ср чт пт сб вс
            01
02 03 04 05 06 07 08
09 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

​«УКРАИНСКИЙ ВОПРОС»: МИРА НЕ БУДЕТ!

​«УКРАИНСКИЙ ВОПРОС»: МИРА НЕ БУДЕТ! Возглавив самое крупное образование среди конгломерата криминальных хунт, возникших по итогам постсоветской воровской приватизации, В.Путин взялся осуществлять «сверху» глубокую и далеко идущую демократизацию. Опасная для банд российских приватизаторов, эта «ползучая» демократизация всех сторон жизни ещё более опасна для периферийных приватизаторских банд. Именно поэтому криминал объявил политику Путина «сворачиванием демократии», а самого Путина – личным врагом. «Украинский ледник» - наползший на «Русскую Весну» - частный, локальный случай борьбы воров с подступающей реальной демократией…

Завороженные каким-то гипнозом, воздействием психотропных видов оружия – мы курам на смех называли, а иногда и сегодня называем 90-е годы в СНГ «демократией»…

Это для языка суть есть глупость, равной которой поискать! Мало есть в истории человечества периодов, в которые народ так мало мог повлиять на власть и управление, решения и реформы, чем 90-е годы в СНГ. Неужели мы настолько слепы, что не видим этого?

Крах СССР и воровская революция 1991 года создали тип власти, которой свойственно немыслимое для цивилизации игнорирование общественного мнения и народного выбора. Сговор воровских элит за спиной масс, за спиной народов позволил им «распилить» страну по нелепым административным границам.

Первой жертвой стал Нагорный Карабах. Впрочем, армян и русских всегда в истории терроризировали параллельно...

В этой игре республики стали лишь «откатом» национальному криминалу. Никто не спрашивал у людей – где и как они хотят жить. Подавление демократических норм было беспрецедентным, а давление на массы – невероятным по силе.

Что воровские элиты понимали под словами «выборы» или «референдум»? Всего лишь пустое и непроверяемое декларирование согласования своих прихотей с массами.

Как говорит сегодня матёрый уголовник Яценюк – «нас не устраивают выборы, которые не мы проводили! Мы признаем только те выборы, которые мы провели!». Можно ли более открыто признаться о полном выхолащивании смысла слова «выборы»?

Зачем их вообще проводить, если мнение Яценюка заведомо важнее итогов голосования? Собственно, их и не проводили, как выборы – до прихода В.Путина к власти. Их проводили как карнавал для дураков, ВСЕГДА дававший в итоге результаты, угодные воровским «элитам».

Политические процессы и гражданский выбор под давлением ворья на местах сморозились почти до абсолютного ноля. Любой процесс «размораживания» ситуации неизбежно порождал и порождает конфликт, всплывают старые обиды, прежде попавшие в «вечную мерзлоту» криминального террора.

Возникшая в 90-х годах конфигурация границу и отношений может сохранятся только при одном условии: бешеного и безусловного террора правящей клептократии против народных масс.

Любое ослабление этого ежедневного террора объективно толкает процессы вроде «Русской весны». Как только люди обретают голос – они начинают задавать вопросы, накопленные в период безголосья. Например, такой вопрос: «Как мы здесь оказались?!».

Каков статус жителей Крыма или Донбасса, Абхазии или Нарвы в 90-е годы? Можно ли сказать, что они живут на оккупированных территориях?

Нет, потому что дело ещё хуже: их статус – статус ПОХИЩЕННЫХ ЛЮДЕЙ.

В 1991 году произошло преступное похищение людей в особо крупных размерах. Это похищение сопоставимо лишь со временами черной работорговли, когда из Африки миллионами похищали аборигенов, в кандалах уволакивая их на плантации в другие страны. Жителей Крыма или Донбасса даже не оккупировали – их попросту похитили!

Жили себе люди, ходили на работу, строили дома. На референдумах много раз поддерживали единство страны, в которой живут. Вдруг, однажды, они просыпаются – бац! Во время сна их, оказывается, похитили, переволокли в иное гражданство (без всякой их на то воли) – и теперь заставляют работать на плантациях в чужом для них государстве!

Их правовой статус – похищенные, насильственно перемещенные лица. Естественно, любая демократизация, кем бы не проводилась – первое, что получит – истошный вопль этих несчастных людей, потому что при демократизации кляпы изо ртов вынимают.

А если всех оставить в кандалах и с кляпами во рту – крика, конечно, не будет, но и о демократизации (в любом её виде) придётся забыть.

Ныне существующая Украина (как и многие другие искусственные образования) – может существовать только в обстановке неистового террора. Это делает украинские власти и укро-активистов фашистами даже тогда, когда они не очень хотят выглядеть фашистов и стесняются свастик с «зигами». Фашизм – судьбы Украины, пока она существует.

Хочешь быть – терроризируй. Ослабишь террор – людишки начнут разбегаться. Разбегутся – вот и нет больше никакой Украины…

Почему так получилось? Потому что Украина изначально нарушает один из ведущих законов логики – ЗАКОН ДОСТАТОЧНОГО ОСНОВАНИЯ.

Всякое утверждение (а государство или нация – тоже утверждение) должно иметь достаточное основание, т. е. должны быть известны доказательства, в силу которых оно утверждается[1].

Заявление о существовании псоголовых людей, миф, сказка, лубочная картинка – это одно; а действительность их существования – совсем другое.

Именно этого – достаточного, или хотя бы недостаточного основания – Украина лишена. Они с логикой существуют в разных плоскостях и не пересекаются. Там, где есть логика – нет Украины, и наоборот – где есть Украина – нет логики. Ведь по сути то, что мы имеем – это пережиток уже мертвых оккупантов, помноженный на феноменальное славянское упрямство. Как-то позитивно его рассматривать не получается, сколько не старайся.

Мир с Украиной? Да это мечта любого русского человека, в том числе, безусловно, и мечта Путина, строящего на этот счет разные прекраснодушные иллюзии типа «а вот помиримся мы и заживем ладком…»

Но это всё фантасмагория, потому что состояние мира несовместимо с состоянием по имени «Украина». Если Украина вздумает жить мирно – она начнет неизбежно таять и растворятся. Долгий и прочный мир, созидание и честный труд – гарантированно нивелируют украинизм, как некое ненужное «пятое колесо», ненужного посредника между славянским прошлым и русской реальностью. Так пропадает паразит-перекупщик, если производитель и покупатель находят прямую дорогу друг к другу…

Например, без войны не живет украинский язык. Не живет, и всё, что подтверждает официальная украинская статистика[2]. Не живет вне войны украинская обособленность ни экономически, ни культурно – вообще никак. Существует только два состояния для украинизма: или он воюет с Россией, или он с ней сливается!

А потому – украинизм никогда не даст мира.

Украина – создана на войне, войной и для войны.

Только военная истерия может скрыть её нелепость и ненужность, безосновательность – вылезающие при всякой попытке строить мирную жизнь.

Многие наивно видели в украинствующих нечто доброе, забавное, смешное, но милое.

Это – категорически не так. Украинизм – это раскалённое, магматическое зло. Его истоки – приграничная анархия беглых шаек и разбойничьих ватаг, отрицающая власть царя, короля и султана.

Отягчающий фактор – века предательства, века национальной измены – которую изменники в нескольких поколениях, рабы чужих оккупационных армий, пытаются выдать за «этническое».

Всё, что делал украинизм с 1991 года (и во все прежние периоды, когда ему удавалось вылезти из преисподней) – это война, террор и насилие. В том числе – и в первую очередь – в отношении собственного населения, гражданских масс.

Украинизм, как психическое расстройство – не хочет признавать реальности. Он надеется сломать реальность и переделать её под себя – под свои беспочвенные капризы и безосновательные мифы.

Проживая вне логики (без какого-либо разумного основания) – украинизм живет вне истории, вне экономики, вне цивилизации, ибо любая наука строится на логической основе.

Когда в 1991 году вершилась «великая» криминальная революция на руинах СССР – хтоническое чудище украинствующего примитива идеально подошло к злокачественному новообразованию власти воров, власти-мафии. Украинизм стал господствовать – ибо все вопросы разумных людей, обращенные к нему, жестоко подавлялись.

Прекратите подавлять эти вопросы – и украинизм треснет сразу во многих местах. Так, собственно, и вышло, когда на Украину из России поползла путинская демократизация…

Те, кто думает, что Путин «свернул демократию» - приезжайте в Башкирию, в Татарию, в Бурятию, в Якутию! Поймайте за рукав любого местного, прямо на улице, и поинтересуйтесь, как у него обстояло дело с личными и гражданскими свободами в 90-е годы!

И если вы думаете, что в 90-е было «посвободнее» нынешнего – то это, друг мой, какая-то форма аутизма, бегства от реалий жизни.

Вообще откуда пошел этот миф, что «в 90-е была демократия», имеющий неожиданное продолжение: отождествив «демократию» с 90-ми, народ её возненавидел и само слово «демократ» сделал ругательством? Кто додумался уравнять безнаказанность бандитизма с гражданской свободой?!

То, что они называют «сворачиванием демократии» - на самом деле сворачивание криминального диффузного террора разных уголовников – от региональных банд типа Рахимова-Шаймиева до местных типа банды Цапков.

В 90-е годы государство не мешало их бандитской «самореализации» - это теперь негодяи и называют «демократией». Что касается демократии как совокупности прав простых людей – на высказывание, критику, собрания, вероисповедание, выражение своего личного мнения, создания организаций и гражданских объединений – то её, безусловно, ПРИ ПУТИНЕ СТАЛО ЗНАЧИТЕЛЬНО БОЛЬШЕ!

Это с моей стороны вовсе не комплимент Путину, скорее напротив, это мой упрек. Демократизация низовых масс проведена параллельно напряжению сил нации в великой и беспрецедентной борьбе нового, гибридного типа.

Это может выйти Путину боком – но все наши предупреждения бессильны, ибо Путин по натуре демократ и республиканец, к монархистам относится более чем настороженно и разделяет иллюзию, звучащую как «пусть люди сами решают».

***

Возникновение «народных республик» на руинах украинского рыхлого и безумного конгломерата – прямое и неизбежное следствие всякой и любой демократизации. Это и есть реальное проявление демократии (т.е. народного волеизъявления) о которой без устали болтает ельцинистское ворьё.

В рамках демократии (даже самой «суверенной» и самой «управляемой») подавить движение похищенных людей за возвращение на Родину невозможно.

Это делает фашизацию Украины неизбежностью (какой, впрочем, она и была ранее, в пору антироссийского ГУУАМ, в пору тузлинской агрессии Украины против РФ и т.п.).

Фашизм – как наиболее откровенная и прямая, не сдерживаемая никакими правовыми условностями или громоздкой процессуальностью диктатура террористической верхушки общества против его низов – это тень Украины. Или, наоборот – она его тень.

Я оставляю открытым вопрос – кто чья тень, но вопрос о неразрывной связи украинизма (как бредово-фантазерского волюнтарима в этнополитике) и фашизма (как террористической диктатуры тотального подавления) считаю закрытым.

А значит – увы! – мира не будет. Как его и не было – во времена львовских добровольцев в армии Д.Дудаева…

Не надейтесь на миролюбие инструмента, созданного на войне, войной и для войны!


[1] Закон достаточного основания направлен против нело­гичного мышления, принимающего на веру ничем не обоснованные суждения, против всякого рода предрассудков и суеверий; он выражает то фундаментальное свойство логической мысли, которое называют обоснованностью или доказанностью. Запрещая принимать что-либо только на веру, этот закон выступает надёжной преградой для любого интеллектуального мошенничества. Он является одним из главных принципов науки (в отличие от псевдонауки)

[2] По данным официальной государственной переписи 2001 года украинский является родным ТОЛЬКО для 67,5 % населения. Вдумайтесь: перепись проводится на самом пике агрессивной и навязчивой украинизации, когда её итоги корректируются как властями (натягивают побольше в пользу украинизма) – так и низами (за неправильный ответ можно сломать карьеру, вылететь с работы и т.п.). При этом по данным российского фонда «Общественное мнение» (2002), даже в условиях террористической украинизации, в областных центрах Украины 75% населения предпочитает общаться на русском языке (и только 9 % — на украинском).

Сплошные ареалы русского языка в сельской местности существуют в Донбассе, Слобожанщине, на юге Одесской и Запорожской областей, островные русские говоры имеются в центральных областях и на Буковине. По данным опроса, проведённого компанией Research & Branding Group, 92 % украинцев свободно владеют русским языком

Хотя все граждане Украины изучали украинский язык в школе (изучение в школе государственного языка обязательно с 1991 года) – он, как мёртвый язык, так и не получил распространения. В восточных и южных регионах русский является более привычным, чем украинский, для 92% граждан. Согласно исследованиям американского института Gallup, проведённого в 2008 году, 83 % опрошенных граждан предпочитает использовать для общения русский язык. Это не какой-то политический вызов или позиция – ПРОСТО ТАК УДОБНЕЕ. И ЛОГИЧНЕЕ – В РАМКАХ НАШЕГО РАЗГОВОРА О ЛОГИКЕ.

Вазген АВАГЯН, специально для ЭиМ.; 1 июня 2015

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ

    ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ Я предлагаю всерьёз подумать о таком затёртом и расхожем выражении, как «корни человека», «мои корни». Что оно означает? Только ли происхождение человека, только ли его безвозвратно ушедшее прошлое, не имеющее никакого отношения к настоящему, ко дню сегодняшнему? Тот, кто мыслит связно, понимая причинно-следственные связи, никогда с таким не согласится. Прошлое диктует настоящее и будущее. «Корни» человека – это вся та совокупность, которая держит человека на родной земле и ПИТАЕТ его. Ведь это очевидная функция корней – удерживать и питать. Недаром зовут космополитов «перекати-полем», сравнивая с растением, оторвавшимся от корней…

    Читать дальше
  • В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ?

    В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ? ​Мыши очень любят сыр. Но делать сыр они не умеют. Если мышей посадить в бочку с сыром, они сперва съедят весь сыр, потом начнут нападать друг на друга, а в итоге все передохнут в пустом и замкнутом пространстве. Если бы на Земле не было людей – то мыши никогда не попробовали бы сыра. Его просто не появилось бы, потому что возникновение сыра – это сложная цепочка ОБОСНОВАННОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ.

    Читать дальше
  • ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

    ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ Говоря в трёх словах, фашизм – это идея радикального скотства. Но поскольку такие три слова похожи на ругательство, а ругаться не входит в наши планы, то придётся их развернуть. В глубинной основе фашистского движения лежит радикальный отказ от «химер сознания» - высоких, невещественных идей, связанных с сакральными образами и священными представлениями. Отказ идёт в пользу вещественных и грубо-материальных, ощутимо-плотных явлений. И за счет этого очищенная «верхняя полочка» сознания оказывается заполнена грубыми зоологическим отправлениями, которые теперь «исполняют обязанности» высших ценностей и духовных идеалов.

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека — А. Прокудин.