Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 57,5118 руб.
  • Курс евро EUR: 67,8927 руб.
  • Курс фунта GBP: 75,5302 руб.
Октябрь
пн вт ср чт пт сб вс
            01
02 03 04 05 06 07 08
09 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

ХАОТИЗАЦИЯ ИЛИ МОНОПОЛИЗАЦИЯ?

ХАОТИЗАЦИЯ ИЛИ МОНОПОЛИЗАЦИЯ? ​Из чего исходит иллюзия «демократического капитализма»? Считается, что его сердечник – капитал – имеет рентную стоимость на каждую свою единицу (на каждый фунт, доллар, рубль, франк, из которого состоит его массив). Рентная стоимость возрастает, накапливается у всех капиталов параллельно, делая все их больше, но сохраняя пропорции между ними. Чтобы проиллюстрировать это, возьмем арифметический пример, простотой своей достойный начальной школы, из которой, вероятно, так и не выбрались теоретики «демократического капитализма»:

Два банка имели капитал (х), который они с каждым оборотом удваивали. Сложив свои капиталы они стали получать в 2(2х), но при дележе они снова оставались при своих (2х) с оборота. Хотя крупный капитал получает более высокий процент, но при равной доходности с каждой единицы капитала (х) не увеличивается, и не уменьшается пропорция соотношения крупного и малого капиталов:

2Z(х+у) / Z(х+у) = 2

Каждый остается при своем, следовательно, крутить капитал в малом банке так же выгодно, как и в крупном: в малом банке выручка будет относиться к выручке крупного банка так же, как стартовый капитал малого банка относится к стартовому капиталу крупного. Пропорция и соотношения приобретают форму констант. Прокрутив капиталы на рынке, и большой и малый банки стали богаче в абсолютном исчислении - ведь к каждому (х) в их спецхране прибавился (у). Но они не стали ни богаче, ни беднее относительно друг друга…

Всё это иллюзия, понятная даже человеку со слабым математическим багажом. Никакой единой линейной ренты на единицу капитала никогда не было, и теперь её нет. Сложение капиталов даёт рост доходности на единицу этих капиталов, хотя бы сама эта единица была константа для всех случаев. Формула с Z усложняется, в ней появляется новая неизвестная N, которой выражается премия капиталу за наращивание величины оборота.

2Z(х+уN) / Z(х+у) уже не даст нам удобной константной пропорции. Более того, возмущающая симметрию доходности премия за величину имеет тенденцию возрастать от уровня к уровню. При 4Z мы получим уже (х+уNР) в каждой клеточке или ячейке, слагающей массив капитала, при этом величина Р добавится в каждый блок именно потому, что 4Z больше 2Z в два раза, и т.п.

Крупный капитал объективно прирастает быстрее не только за счет своей исходной величины. Доходность каждого слагаемого в нём выше, чем в малом капитале, и с каждым оборотом доходность крупного капитала по экспоненте отрывается от доходности малого. Более крупный капитал получает более высокий процент на капитал, становится ещё крупнее, и параллельно – растет процент на его обращение. Разрыв в капитализации между крупным и малым банком постоянно будет увеличиваться, и вовсе не потому только, что крупный банкир имеет сто способов «загасить» малого конкурента. Даже если всё будет по закону, и ни в чем не скажется коррумпированность российского переходного периода – всё равно крупные банки имеют объективную тенденцию удушать малые.

Капитал стремится получить на себя максимальный доход, а такой доход он имеет шансы получить только укрупняясь. Поэтому видимость того, что крупные банки целенаправленно пожирают малые, региональные банки – это только первый пласт картины. За ним – куда более парадоксальный пласт – самоубийственное тяготение малых капиталов быть поглощенными крупным. Для стихии капитала пребывание в руках многих, не связанных друг с другом, частных собственников – это жалкое прозябание. Только слившись, капельки единого по природе эмиссии своей капитала имеют шанс достичь потолка своей возможной доходности. Это тот парадоксальный случай, когда сев вместе, получаем порцию, а сев порознь – только её часть

ЯД МЕГАПРОЕКТОВ

Почему капиталы разной величины в своем накопительном полете расходятся всё дальше? – одна из сложнейших загадок экономической науки. Действительно, рубль в составе единого миллиона, и рубль в составе всего лишь отдельно взятой сторублёвой купюры – рублём ведь и остается. Что ему от того, если вокруг – миллион ему подобных собратьев? Его личная покупательная способность как была, так и остается рублёвой...

Однако фатальная неизбежность развития банковской системы такова, что малые банки, стартуя с десятикратным разрывом от больших, к финишу (обычно, своему поглощению) приходят уже с двадцати-, тридцати- и более

-кратным разрывом.

Скорее всего, повышенная доходность на каждую единицу капитала в крупных денежных суммах следует связывать с т.н. «рентой эксклюзивности». Малых капиталов много, и потому то, что доступно одному из них, доступно и другому. Поэтому бизнес, открытый на малый капитал, оказывается в особо-жёстком конкурентном окружении. Открыл человек швейное ателье или парикмахерскую – но подобных им полным-полно в любом городе. В конкурентной среде малые капиталы в борьбе за клиента сбивают друг у друга планку рентабельности, и в итоге остается минимальная прибыль на капитал, ниже которой никто уже работать не хочет и не может.

Крупный же капитал – чем крупнее, тем в большей степени – в состоянии инвестировать в мегапроект. В такой проект, который – в силу его огромности и инвестиционной неподъёмности будет единственным, или одним из немногих в целом мире. Скажем, швейных ателье в каждом городе пару десятков, а заводов по изготовлению искусственных спутников Земли – во всём мире десятка не соберешь. Мегапроект после своего запуска обеспечивает владельцу капитала «ренту эксклюзивности» - конкурентная борьба в этом секторе либо слаба, либо вообще отсутствует. Поэтому доходность крупного капитала оказывается выше, чем у малого. А это значит – деньги стремятся сбежать из малых авуаров в большие, что приводит к весьма неутешительным прогнозам относительно будущности малых провинциальных банков, которым не под силу поднять, скажем, Ижорский завод атомных реакторов, где один карусельный станок выше пятиэтажного дома и стоит дороже всего малого банка...

Александр БЕРБЕРОВ, научный обозреватель; 2 апреля 2015

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ

    ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ Я предлагаю всерьёз подумать о таком затёртом и расхожем выражении, как «корни человека», «мои корни». Что оно означает? Только ли происхождение человека, только ли его безвозвратно ушедшее прошлое, не имеющее никакого отношения к настоящему, ко дню сегодняшнему? Тот, кто мыслит связно, понимая причинно-следственные связи, никогда с таким не согласится. Прошлое диктует настоящее и будущее. «Корни» человека – это вся та совокупность, которая держит человека на родной земле и ПИТАЕТ его. Ведь это очевидная функция корней – удерживать и питать. Недаром зовут космополитов «перекати-полем», сравнивая с растением, оторвавшимся от корней…

    Читать дальше
  • В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ?

    В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ? ​Мыши очень любят сыр. Но делать сыр они не умеют. Если мышей посадить в бочку с сыром, они сперва съедят весь сыр, потом начнут нападать друг на друга, а в итоге все передохнут в пустом и замкнутом пространстве. Если бы на Земле не было людей – то мыши никогда не попробовали бы сыра. Его просто не появилось бы, потому что возникновение сыра – это сложная цепочка ОБОСНОВАННОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ.

    Читать дальше
  • ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

    ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ Говоря в трёх словах, фашизм – это идея радикального скотства. Но поскольку такие три слова похожи на ругательство, а ругаться не входит в наши планы, то придётся их развернуть. В глубинной основе фашистского движения лежит радикальный отказ от «химер сознания» - высоких, невещественных идей, связанных с сакральными образами и священными представлениями. Отказ идёт в пользу вещественных и грубо-материальных, ощутимо-плотных явлений. И за счет этого очищенная «верхняя полочка» сознания оказывается заполнена грубыми зоологическим отправлениями, которые теперь «исполняют обязанности» высших ценностей и духовных идеалов.

    Читать дальше

Свобода - более сложное и тонкое понятие. Жить свободным не так легко, как в условиях принуждения. — Томас МАНН.