Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 57,5118 руб.
  • Курс евро EUR: 67,8927 руб.
  • Курс фунта GBP: 75,5302 руб.
Октябрь
пн вт ср чт пт сб вс
            01
02 03 04 05 06 07 08
09 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

РАЦИОНАЛИЗАЦИЯ - ИЛИ АПОКАЛИПСИС!

РАЦИОНАЛИЗАЦИЯ - ИЛИ АПОКАЛИПСИС! ​В наши дни многие наблюдают «ренессанс советских взглядов», растущую «красную моду» на все советское. Это и неудивительно, ибо пост-советская эпоха в России взяла на себя весьма опасный лозунг триединства: вместо спортивного «Быстрее. Выше. Сильнее.» эрефианство раздражает народ и власти триединством «Беднее. Слабее. Унизительнее.». Совместить величайшее обнищание масс с величайшим геополитическим позором – до такого мог додуматься только алкоголик Ельцин, и величайшая загадка истории – как это сошло ему с рук?

Советизм стал модным – по той простой причине, что (как говорят уже все серьёзные экономисты от Хазина и Глазьева до Делягина и Катасонова) он эволюционно значительно выше, чем созданное позже него социально-экономическое безобразие.

СССР – прежде всего, более сложно (чем РФ) устроенное общество, имевшее более эффективные инструменты жизнедеятельности и более оптимальную перспективу, чем болото ельцинизма.

Впрочем, не в обиду «советианам» - для того, чтобы обогнать смрадную улитку ельцинизма, много не нужно. Большинство существовавших в новейшей истории обществ легко её обгонят…

Я отличал бы ренессанс советизма от ренессанса рационализма, рациональности, по-русски говоря – «умности». Советизм – явление историческое, в котором, как во всех периодах реальной истории – чего только не понамешано. Рационализм – явление умопостроительное, настаивающее на связи последствий с их причинами. Рационализм – это искусство отказываться от средств, если доказано их несоответствие поставленным целям.

Разные исторические уклады по-разному относились к рационализму. Для всех диктаторов – или, наоборот, площадных демагогов люди с хорошей памятью и железной логикой очень опасны.

Власти всегда удобнее иметь под рукой людей в состоянии алогичной амнезии. Безусловно, это распространяется и на советскую власть – реальную, историческую, со всеми её ошибками и пороками, доведшими её в итоге до бесславного конца, по сути – до самоубийства.

Современные люди – а особенно «красная» молодёжь – осмысляя более передовой по отношению к современному советский уклад, сознательно, а чаще несознательно, упускает всю цветущую сложность исторических взаимоотношений. Из спутанных клубков человеческого общежития выделяется РАЦИОНАЛИЗМ, как из какой-либо смеси выделяют чистое вещество, выпариванием или осаживанием.

Мода на советское – это выражение протеста думающей части людей обществу, предлагающему безмозглую и бездумную лотерею взамен разумному планированию будущего.

+++

Частный, но очень показательный пример: рационализатор (или изобретатель) в социалистическом и капиталистическом обществе. При социализме он – друг людей, потому что изобретения и рационализации дают больше продукта для всех, и служат на пользу обществу. При капитализме рационализатор – враждебен социуму. Из-за его смекалки сокращаются рабочие места, людей вышвыривают на улицу, растет безработица, а оставшимся рабочим – срезают расценки и т.п. Рационализатор идеально совместим с социализмом, и является в нём главной фигурой – но в иррациональной экономики выступает в качестве зла, диверсанта…

+++

Рыночное общество – по определению есть общество катастроф, в котором ужасные катастрофы, постигающие неудачников, служат топливом и основанием для невероятно быстрого обогащения других людей.

Поскольку изучение катастроф ведёт к их предотвращению – рыночное общество запретило изучать причины катастроф, защитило их неприкосновенностью и даже сакрализацией.

Это с неизбежностью сказалось на интеллекте вообще: от запретов на познание и изучение экономики недалеко до запрета на познание вообще…

Для русских этот освященный почти религиозно иррационализм «непостижимого» рынка с его игрой слепых (якобы) стихий – особенно тяжел. Мало того, что он оскорбляет думающего человека запретом на рациональное мышление: он ещё сопряжен с резким личным обнищанием, геополитическим позором неоправданного капитулянтства, стремительным ростом унизительности положения простого человека.

Постсоветизм оскорбил ум человека запретом на рациональное мышление, оскорбил честь человека превращением из хозяина страны в лакея и безземельного батрака, оскорбил желудок человека нищетой и безысходностью материального положения, а поверх всего – оскорбил сердце патриота величайшим поражением и унизительной для страны капитуляцией с аннексиями и контрибуциями.

Иначе говоря – постсоветизм оскорбил так, как мало кто умеет, комплексно. Он не выдал чечевичной похлебки за первородство, ни первородства за чечевичную похлёбку. Советские времена стали восприниматься как время изобилия, достоинства, разума (в том смысле, что люди были начитанными, образованность ценилась, а толковые предложения внимательно выслушивали).

Но каким образом пост-советские времена, будучи такой комплексной мерзостью, продержались так долго, прежде так лихо выскочив из преисподней? Об этом нехудо бы спросить у покойного советизма, далеко не такого рационального, как сейчас молодым кажется, и во многом готовившего своих могильщиков интенсивным образом.

  • ð Рационализм – это форма восприятия, общения и поведения.
  • ð Советизм – это историческая, эпохальная реальность.

Разные формы входят в реальность в разных пропорциях, но, за редчайшим исключением, в любой эпохе имеются (встречаются) ВСЕ формы восприятия, общения и поведения. Всегда в ней найдутся все они: от самых архаичных – до самых модернистских[1]. Вопрос в количестве и соотношении, а так же в тенденциях роста или убывания.

Хотя реабилитация рационализма и приняла форму ресоветизации – никто, думаю, всерьёз не стремится к исторически-точной реставрации сталинизма, доктрины Брежнева – а уж тем более хрущевщины и горбачевщины.

Что касается троцкизма (по сути – ранних форм советской власти) – то он ещё при жизни советизма был признан «злейшим врагом СССР», заклеймлен, выброшен в отвалы лагерной пыли и добит ледорубом.

На самом деле ресоветизация была бы очень реакционным течением, если бы выродилась в игрища реконструкторов исторических реалий.

Прогрессивная форма ресоветизации, на мой взгляд, связана с рационализмом, как прогрессивной идеологией развития, возникшей задолго до СССР (как душа линейной истории) – и, конечно, пережившей исторический СССР, потому что идею в чистом виде (в отличии от исторической реальности) убить нельзя.

Большой ошибкой советизма, на мой взгляд, было то, что он из гордыни и чванства, из-за сектантского начетничества подчеркивал свою уникальность и особость, вместо того, чтобы подчеркнуть совсем противоположное: свое наследование всем прогрессивным течениям человеческой цивилизации, логичное продолжение борьбы с дикостью и варварством на новом этапе исторической спирали.

У нормальных людей «социализмом» называется рациональная научность, примененная к общественным процессам[2]. Что же понимают под словом «социализм» разные психи – неважно, потому что они могут что угодно понимать под любым из слов.

Советизму в СССР хотелось бы представить себя «небывальщиной» и «неслыхальщиной», и этим ловко воспользовались его враги: если тебя в прошлом тысячелетиями не было, то и не «нужон» ты, стало быть…

А между тем, не только устойчивая советская власть, но и вообще любая и всякая устойчивая власть тяготеет к социализации – просто потому, что желает оставаться устойчивой. Социализм – как общество справедливых отношений – формируется всюду, где учитывают опасность великих потрясений и стремятся к стабильности. Только безумец – или, научно говоря – иррационалист – может стремиться выстроить общество на обмане и несправедливости. Ведь когда людей обижают – люди копят обиду, и стараются ответить тем же. Где и когда люди ответят на несправедливость власти – им (людям) решать, и скорее всего, это будет самое неудобное для власти время и место. Например, когда государство попадёт в беду, и будет умолять подданных подставить плечо поддержки…

Всякая несправедливость власти плодит в массах если не бунтарей – то, по меньшей мере, дезертиров и уклонистов. Поскольку никакая власть не может желать иметь под собой море уклонистов и дезертиров (а то и просто ненавидящих её мятежников) – рационализм у политика неизбежно сливается с социализмом. Хочешь устойчивости – не плоди обид, а выступив против обид – выступишь за социальную справедливость. Оттуда до социализма рукой подать…

Этой дорожкой первым пошел не Ленин (который, кстати сказать, ею и не пошел вовсе). Этой дорожкой ходили «христианнейшие монархи», Владимир Мономах, лучшие из русских царей, умнейший из канцлеров Бисмарк и кумир «барбудос» Кубы – Симон Боливар. На эту дорожку – последовательной социализации свернул после «Великой Депрессии» и Рузвельт в США. А плановое хозяйство «пятилеток» позаимствовали у нас японцы перед своим величайшим технологическим рывком…

Безусловно, всякий и любой рационализм враждебен и противоположен вопиющему рыночному иррационализму, в котором люди денежные награды получают неизвестно за что, а штрафуются денежными наказаниями – по необъяснимым причинам.

Вообще рационализм несовместим с «лотерейностью» - когда обожествляется случайное выпадение случайных комбинаций.

Рационализм всюду ищет смысл и взаимосвязи, что обуславливает его связь с теизмом, религиозностью.

Рационализм не допускает принципа «жребия в суде» - и это обуславливает его связь с социализмом.

Ситуация, в которой один обогатился по везению и игре случая, а другой – разорился и повесился без всякой личной вины – нетерпима для рационализма. Принцип научности в сфере смыслов делает рационализм религиозным, а в сфере экономики – административно-плановым.

Ведь если мир и жизнь возникли по Дарвину – как случайные выпадения случайных комбинаций – то само возникновение Разума – ошибка природы. Зачем разум жизни – понятно. Но зачем разум смерти, как единственной реальности дарвинизма? Это ведь изощренное издевательство над носителем Разума – оказывается, возникшего «ни для чего» и обреченного исчезнуть «в никуда». Поэтому опрокинутый в социально-экономическую сферу дарвинизм оказывается конкурентным капитализмом, и наоборот. На дарвинизме нельзя обосновать социалистических отношений, и тот, кто попробует это сделать, через логические цепочки придёт в итоге к самоубийству – когда обнаружится полная несовместимость идеалов Разума и Реальности (при этом Разум со всеми его «дум высокими стремлениями» будет выглядеть химерой и «умножением сущностей»).

Точно так же нельзя построить великую социалистическую Россию на предельно-русофобском марксизме. Дело в том, что и лично Маркс был яростным русофобом, и логика его учения, выражаемая не только у него, но и у последователей – предельно пробританская, предельно антирусская[3]. Марксизм провозгласил «прогрессивным авангардом» человечества хищный и кровожадный, циничный и людоедский англосаксонский тупик.

А восходящую православную русскую цивилизацию, носительницу истинного, неизвращенного христианства (из которого вырастает всё в нашей цивилизации) – Маркс объявил «предельно реакционной» и «наиболее отсталой»[4].

Любопытно отметить, что предсказания его сподвижника, Ф.Энгельса о «контрреволюционных нациях» сбылись – но… с точностью до наоборот![5].

Таким образом, Маркс вместо фотографии мира сделал «негатив», как это называется у фотографов: сохраняя определенную точность деталей и сложность композиции, «негатив» всё белое выставляет черным, а всё черное – белым. Так, например, материализм он объявляет носителем цивилизации, а теизм-томизм – носителем мракобесия. Но ведь нетрудно убедиться, что всё ровным счетом наоборот![6]

Очень многие черты советизма, прямо враждебные рационализму, отмерли почти сразу (как содомофилия и мракобесие блуда). Другие по инерции дотянули до краха СССР – но сейчас абсолютно мертвы, всеми сторонниками СССР забыты наглухо, как лишнее и ненужное захламление. Хуже того, многие черты ушедшего советизма – сегодня активно работают на врагов проекта «СССР 2.0.»

Например, марксовы англофилия и русофобия, перечеркнутое самой историей учение о русской и славянской отсталости (ибо вовсе не англосаксы, а славяне создали цитадель мирового социализма) советский агрессивный расовый нигилизм, «инфернонационализм», химера классовой солидарности. Или советский навязчивый сектантский атеизм (по сути, борьба секты с матричной религией, от которой секта откололась). Умерло – и никто (даже самые ностальгирующие по СССР) не хочет воскрешать – доходящее до патологии советское начетничество. Она не черта, а убийца советского строя – эта цитатническая узость государственной идеологии и старообрядческая нетерпимость «единственно-верного учения» даже к параллельным ему теориям. Умерли до-урбанистические пережитки, свойственные советизму в эпоху свершившегося урбанизма. И ещё много чего…

Из пёстрых и безнадёжно-запутанных мотков «гордиева узла» брежневизма современный человек с мечом Сталинграда в руках - высекает, как искру – рационализм. В сущности, это очень старая мечта – «делать по уму, а не как попало». Именно она когда-то на заре истории толкнула охотников к скотоводству, а собирателей корешков – к земледелию.

Люди понимают под «ресоветизацией» - переход к экономике анализа, экспертной оценки проектов, планового предвидения, к экономике гарантий, безопасности, предсказуемости, из которых вырастает справедливость (как соответствие реальности умозрительным моральным идеалам).

Когда люди мечтают, чтобы работающий – зарабатывал «длинный рубль», а тунеядец и вредитель – не вознаграждался бы за свою асоциальность рублём – это ещё не требование социалистов. Это требование рационалистов. Невозможно оставаться рационалистом – и при этом наслаждаться нарастающим бардаком в очень чувствительном для человека месте, в сфере жизнеобеспечения…

***

Нам очень важно снова и снова повторять, что какого-то отдельного от цивилизации, рациональности, науки социализма – не существует нигде, кроме как в умах сектантов. Социалистическая стадия – это естественное продолжение и высшая степень раскрытия всех (от начала истории) линий и тенденций прогресса, как такового. И высшая степень преодоления дикости, мракобесия – как главного врага прогресса на протяжении всех эпох исторической трассы.

В каждой сфере человеческой жизни есть степени совершенства. Например, техника бывает простейшей – или совершенной. Точность бывает или приблизительной – или микронной. Религия бывает примитивной – или максимально духовно развитой. Наука бывает зачаточной – или предельно сложной. Отношения между людьми бывают хаотичными, дикарскими – или упорядоченными, цивилизованными.

По мере изживания из какой-либо системы (неважно какой, из любой) – дикости, варварства мы получаем продукт под названием «социализм». Дело ведь не в слове (которое многим может не нравится). Дело в том, что слишком многие забыли о ЯВЛЕНИИ ВОСХОЖДЕНИЯ от ступени к ступени, которым линейная схема истории отличается от кругооборота циклической. В последней – только бесконечные и бессмысленные повторы. В линейной схеме – постоянное наращивание и культивирование совершенства, рафинированных форм человеческой деятельности.

Нельзя остаться в линейной схеме истории, сохраняя представление о ВОСХОЖДЕНИИ от примитива к совершенству - и при этом ненавидеть социализм и опыт СССР. Только полный отказ от линейности, сворачивание истории в замкнутый круг (что, собственно, предлагает фашизм) – может сохранить, законсервировав, одни и те же реалии, уныло повторяющиеся из века в век.

Зачем это нужно человеку, если он не свихнулся – ума не приложу…



[1] К примеру, мы и сегодня сожительствуем с людоедами – а древние племена людоедов сожительствовали с Гомером и Аристотелем.

[2] Пример предельной просторы рациональной научности: мы в уме (если он есть, конечно) подсчитали сперва, сколько нам нужно валенок. А потом сделали, сколько нужно – чтобы не ходить по морозу босыми – или наоборот, чтобы валенками печь не топить от чрезмерного их избытка…

[3] Просто как один из множества примеров: «На сентиментальные фразы о братстве, обращаемые к нам от имени самых контрреволюционных наций Европы, мы отвечаем: ненависть к русским была и продолжает еще быть у немцев их первой революционной страстью; со времени революции к этому прибавилась ненависть к чехам и хорватам, и только при помощи самого решительного терроризма против этих славянских народов [чехов и хорватов] можем мы совместно с поляками и мадьярами оградить революцию от опасности. …тогда борьба, «беспощадная борьба не на жизнь, а на смерть» со славянством, предающим революцию, борьба на уничтожение и беспощадный терроризм — не в интересах Германии, а в интересах революции! (Энгельс, «Демократический панславизм», Новая Рейнская, 14-16.02.1849)

[4] Как писал А.П.Проскурин в ЭФГ – «марксистам сегодняшнего дня совершенно необязательно разделять точку зрения Маркса на Крымскую войну. Или, скажем, считать славян «контрреволюционными народами Европы». Мы, совершившие величайшую революцию и построившие первую в мире систему социализма, вполне вправе считать эту теоретико-публицистическую посылку Энгельса полностью ошибочной и даже бредовой. Точно также как и рассуждения Маркса о неславянстве русских. А вот учение Маркса об эксплуатации, его глобальная теория исторического процесса нам понадобится и сегодня, и завтра, и до тех пор, пока эксплуатация существует на планете Земля».

Но можно ли отделить одно от другого в целостном мировоззрении, вот вопрос!

[5] «...Нет такой страны в Европе, где в каком-нибудь уголке нельзя было бы найти один или несколько обломков народов, остатков прежнего населения, оттесненных и покоренных нацией, которая позднее стала носительницей исторического развития. Эти остатки нации, безжалостно растоптанной, по выражению Гегеля, ходом истории, эти обломки народов становятся каждый раз фанатическими носителями контрреволюции и остаются таковыми до момента полного их уничтожения/истребления (bis zu ihrer gänzlichen Vertilgung) либо до их полной денационализации, как и вообще уже самое их существование является протестом против великой исторической революции. …Таковы…славяне…». (Энгельс, «Борьба мадьяр» [Der Magyarische Kampf] Новая Рейнская, 13.01.1849). Получилось всё по этой схеме – но целиком наоборот: славяне сделали соцлагерь (наставив памятников Марксу и Энгельсу) – американские же англосаксы, «остатки нации, безжалостно растоптанной, по выражению Гегеля, ходом истории, эти обломки народов» - стали фанатическими носителями контрреволюции и остались таковыми, в итоге растоптав ростки социализма. В отношении англосаксов, действительно – «уже самое их существование является протестом против великой исторической революции». Ведь социализм побеждал во всём мире, и давно бы победил, если бы не англосаксы, ставшие душой сопротивления всему новому…

[6] Цивилизация есть царство духа, нематериальной мысли, абстракции. Дикость – напротив, есть царство плоти, материи, единичных вещей. Цивилизация совершенствуется утончением абстракции – а для этого нужно оторвать ум от грубых материальных реалий и попытаться думать о чем-то бесплотном, универсальном. Как же может добиться этого материализм, который всё сведет (и в итоге свёл) к уделу дикарей, жратве и шмоткам?

Цивилизация мыслит длинными промежутками пространства и особенно времени: веками, тысячелетиями, наконец – Безконечностью (а от идеи Безконечности до идеи Бога – менее шага). Дикость мыслит короткими промежутками, дикость не думает, что было за тысячу лет до неё, и будет через тысячу лет. У дикаря есть конкретные проблемы в конкретном времени, он их и решает. Материализм и атеизм, ограничивая сроки жизни Вселенной сроками биологической жизни человека – предельно заужает горизонты осмысления, делает безсмысленными мысли, вполне понятные для души, полагающей себя безсмертной.

Александр Леонидов; 24 июня 2015

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ

    ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ Я предлагаю всерьёз подумать о таком затёртом и расхожем выражении, как «корни человека», «мои корни». Что оно означает? Только ли происхождение человека, только ли его безвозвратно ушедшее прошлое, не имеющее никакого отношения к настоящему, ко дню сегодняшнему? Тот, кто мыслит связно, понимая причинно-следственные связи, никогда с таким не согласится. Прошлое диктует настоящее и будущее. «Корни» человека – это вся та совокупность, которая держит человека на родной земле и ПИТАЕТ его. Ведь это очевидная функция корней – удерживать и питать. Недаром зовут космополитов «перекати-полем», сравнивая с растением, оторвавшимся от корней…

    Читать дальше
  • В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ?

    В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ? ​Мыши очень любят сыр. Но делать сыр они не умеют. Если мышей посадить в бочку с сыром, они сперва съедят весь сыр, потом начнут нападать друг на друга, а в итоге все передохнут в пустом и замкнутом пространстве. Если бы на Земле не было людей – то мыши никогда не попробовали бы сыра. Его просто не появилось бы, потому что возникновение сыра – это сложная цепочка ОБОСНОВАННОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ.

    Читать дальше
  • ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

    ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ Говоря в трёх словах, фашизм – это идея радикального скотства. Но поскольку такие три слова похожи на ругательство, а ругаться не входит в наши планы, то придётся их развернуть. В глубинной основе фашистского движения лежит радикальный отказ от «химер сознания» - высоких, невещественных идей, связанных с сакральными образами и священными представлениями. Отказ идёт в пользу вещественных и грубо-материальных, ощутимо-плотных явлений. И за счет этого очищенная «верхняя полочка» сознания оказывается заполнена грубыми зоологическим отправлениями, которые теперь «исполняют обязанности» высших ценностей и духовных идеалов.

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека..