Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 56,9838 руб.
  • Курс евро EUR: 62,0440 руб.
  • Курс фунта GBP: 73,6231 руб.
Апрель
пн вт ср чт пт сб вс
          01 02
03 04 05 06 07 08 09
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30

ХОДОРКОВСКИЙ И САЛТЫЧИХА

ХОДОРКОВСКИЙ И САЛТЫЧИХА Что имеют в виду всякие Дмитрии Быковы, когда упорно втолковывают граду и миру, что М.Ходорковский - не просто помилованный преступник, а невинная жертва, пострадавший от тирана праведник? Ну, не сумасшедшие же они, чтобы действительно убедить всех нас в том, что Ходорковский - не преступник. Ведь "дважды два=четыре" больше нуждается в доказательствах, чем факт преступной деятельности М.Ходорковского! Никакой вменяемый человек тезиса о том, что Ходорковский преступлений не совершал даже и рассматривать не станет!

Думал я, думал, да и понял! Как ни странно, помогла мне понять этот казус садистка времен крепостничества, помещица Салтычиха. Она истязала своих крепостных, что, с точки зрения христианской нравственности или социал-демократизма, безусловное преступление. Однако царский суд был к ней отечески мягок, и наказание предусмотрел минимальное.

Но дворянские круги были возмущены самим прецедентом суда над Салтычихой. Ведь Салтычиха истязала не дворян, а свой говорящий инвентарь, свою собственность. На каком основании царь вздумал её судить?

У социал-демократии своя логика, у царизма своя: я, мол, отец подданным, что считаю правильным, то и делаю. Но есть ещё и логика РАБОВЛАДЕЛЬЧЕСКОЙ ДЕМОКРАТИИ - с которой мы и столкнулись в лице современных российских либерал-демократов. Рабовладельческая демократия - это свобода и права, но для избранных. А для остальных - рабство. Так оно все и начиналось в дохристианские времена...

Вопли о невинном страдальце Ходорковском непостижимы без формулы другого героя реформании РФ - С. Полонского: "у кого нет миллиарда долларов, может идти в жопу" (подробнее ЗДЕСЬ, со ссылкой на "Шпигель"). Если мы примем к сведению, что Ходорковский - невинный сиделец, а у кого нет миллиарда долларов - имеет свободный пропуск в указанное место, то мы осознаем, что наши оппоненты мыслят уже вполне в логике рабовладельческой демократии.

В Греции демос - это свободные люди, имеющие рабов. А все остальные - это охлос, и ни каких прав они иметь не могли. Демос - это совокупность демов, а дем - специально придуманная административная единица для управления населением и снятия с него податей. Демократия - это власть рабовладельцев!

Демократия - один из трех искаженных политических режимов, согласно классификации Аристотеля. Подобно тому, как тирания является искажением монархии, а олигархия искажением аристократии, так и демократия является искажением политии (республики, согласно переводу Цицерона).

Сегодня древнее греческое слово "демократия" переводят, как "власть народа". Однако, для точного определения значения этого выражения необходимо иметь в виду, что в Древней Греции было несколько разных названий для разных пониманий и аспектов того, что мы сегодня называем "народом".

Другими словами, понятие "народ" несомненно шире и полнее понятия "демос". Демос в Афинах - не более 20% населения с правами, тогда как 80% - рабы и метеки. По своей целенаправленности, все три правильных режима ("орфас попитияс"), т. е. монархия, аристократия и полития, являются народными, так как по самому своему определению, сформулированному в "Политике" Аристотелем, отличаются тем, что служат всему народу, в то время как три искаженных режима ("паре-квасис"), т. е. тирания, олигархия и демократия, служат главным образом благу самих носителей власти.

Как формировалась демократия, власть дема? Так, как и российская олигархия. Греческие колонисты высаживались на каком-либо берегу и ЗАХВАТЫВАЛИ МЕСТО, в упорной борьбе отражали нападения местных племен и одновременно строили стены, здания своего полиса. Между ними - теми, кто прибыл первым - господствовали равенство и демократия, они были "ОТЦАМИ ГОРОДА". Они уважали друг друга и права друг друга.

С презрением относились они к тем, кто приезжал позже, в уже готовый (захваченный, отбитый) полис и селился там. Эти люди в число демоса не входили и участие в голосовании не принимали. Есть захватчики - и есть те, кто приехали к ним работать на предприятиях (фермах, эргастериях). Захватчики уважают права друг друга, но не права работников. Эти стоят мало. Рабы - ещё меньше...

В основе рабовладельческой демократии лежит пиратство и захватное право. По сути, слово "приватир" (пират) появляется уже по отношению к античным эвпатридам. "Мы хапнули - а вы нет. Мы уважаем себя, а вас не уважаем..."

Отсюда и бешеная истерика в связи с казусом Ходорковского. Люди формируют не просто какую-то там демократию, а именно рабовладельческую демократию. А при таком строе лидер страны - только первый среди равных в кругу рабовладельцев. Если он карает их за преступления - то уж, понятное дело, не за преступления против рабов и метеков. Кому какое дело, что Салтычиха делает с крепостными в своем поместье?! Это её поместье и её крепостные, причем тут царский суд?!

Если ваш друг сломает на своей собственной даче свою собственную лопату, а его за это упекут в тюрьму за "причинение вреда лопате" - вы же будете возмущаться? Именно такова природа возмущения у общественности рабовладельческой демократии. Есть те, кого можно сажать. И есть те, даже трогать которых - уже в морали этого общества является преступлением.

В мире полным ходом, усилиями Ходорковских и Полонских, Альбац и Быковых идет реставрация рабовладения. Не нужно думать, как наивные марксисты, что рабовладение принадлежит прошлому. Оно - вневременное явление, и может вступать в свои права при любом технологическом укладе. Не техника, а общественная мораль делают рабовладение полностью или частично невозможными.

Если же мораль общества формируют Юлии Латынины и герры Подрабинеки - рабовладение может расцвесть пышным цветом. Да уже и расцветает - разве не видите?!

Николай ВЫХИН, специально для «ЭМ»; 30 декабря 2013

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ?

    В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ? ​Мыши очень любят сыр. Но делать сыр они не умеют. Если мышей посадить в бочку с сыром, они сперва съедят весь сыр, потом начнут нападать друг на друга, а в итоге все передохнут в пустом и замкнутом пространстве. Если бы на Земле не было людей – то мыши никогда не попробовали бы сыра. Его просто не появилось бы, потому что возникновение сыра – это сложная цепочка ОБОСНОВАННОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ.

    Читать дальше
  • ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

    ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ Говоря в трёх словах, фашизм – это идея радикального скотства. Но поскольку такие три слова похожи на ругательство, а ругаться не входит в наши планы, то придётся их развернуть. В глубинной основе фашистского движения лежит радикальный отказ от «химер сознания» - высоких, невещественных идей, связанных с сакральными образами и священными представлениями. Отказ идёт в пользу вещественных и грубо-материальных, ощутимо-плотных явлений. И за счет этого очищенная «верхняя полочка» сознания оказывается заполнена грубыми зоологическим отправлениями, которые теперь «исполняют обязанности» высших ценностей и духовных идеалов.

    Читать дальше
  • ТЕОРИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА

    ТЕОРИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА Говоря о проблеме частного предпринимательства, мы должны разъяснить те стороны вопроса, которые не понимали коммунисты, и не понимают либералы. КПСС после Сталина (подчеркиваем – ПОСЛЕ Сталина) вообще обходилась без частного предпринимательства, что и сделало систему в определённом смысле инвалидом, и предопределило во многом её крах. Либералы же – напротив, думают заполнить всё и вся частным корыстным интересом, думая, что «тут-то и жизнь хорошая начнётся». Но жизнь устроена не так, как думают коммунисты. И не так, как думают либералы. Истина – оказалась между двух основных стульев, на которые сел ХХ век…

    Читать дальше

Свобода - более сложное и тонкое понятие. Жить свободным не так легко, как в условиях принуждения. — Томас МАНН.