Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 59,0014 руб.
  • Курс евро EUR: 66,0816 руб.
  • Курс фунта GBP: 75,1206 руб.
Июнь
пн вт ср чт пт сб вс
      01 02 03 04
05 06 07 08 09 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30    

ПРОИСХОЖДЕНИЕ ВРЕМЕНИ И РЕЛИГИОЗНОСТЬ НАУКИ

Отрывок из книги "Библейские концепции естествознания"

ПРОИСХОЖДЕНИЕ ВРЕМЕНИ И РЕЛИГИОЗНОСТЬ НАУКИ Время — одно из основных понятий философии и физики, сравнительная мера движения материи, а также одна из координат пространства-времени, вдоль которой протянуты мировые линии физических тел. В философии — это необратимое течение (протекающее лишь в одном направлении — из прошлого, через настоящее в будущее), внутри которого происходят все существующие в бытии процессы, являющиеся фактами. Большинство современных учёных полагают, что различие между прошлым и будущим является принципиальным. Согласно современному уровню развития науки, информация переносится из прошлого в будущее, но не наоборот. Второе начало термодинамики указывает также на накопление в будущем энтропии.

В самых первых строках книги Бытия Святая Троица в процессе сотворения протяженности пространства, вещества создает также и время. Происходит это параллельно творению света: Бог предрекает[1] быть свету, «и стал свет».

Речь идет о возникновении абсолютно уникального и нигде в природе не имеющего аналогов физического явления, особенного потока энергии, сочетающего волновую и корпускулярную природу, и тем отличного как от материальных потоков, так и от волновых колебаний.

Бог, по свидетельству свщ. автора, узрел что свет добро[2], и отделил Бог идею света от идеи тьмы. Тогда же прорёк Бог свету быть днем а тьме - ночью[3]. Если прежде была вечная вечерь - без времени, то теперь стал или появился имеющий сроки день[4] первый.

Библия указывает нам, говоря современным языком, что была таинственная среда без времени (и без световых явлений), а с момента творения появился имеющий определенную хронологическую протяженность «день» или, точнее сказать, «период первый». Процессы времени были запущены либо одновременно, либо чуть позже явления протяженности и вещества.

Мир без пространства в принципе не постижим человеческому разуму. Пространство становится «домом» для вещества, а вещество – «домом» для времени, ибо время суть есть движение частиц.

Для движения частиц нужно пространство, в котором им двигаться, и собственно вещество, чтобы образовать частицы. Таким образом, мир без времени уже вообразим человеческим разумом – скажем, на фотографии мы имеем и вид пространства, и вид вещества, но без течения времени.

Таким образом, в Библии говорится, что времени до «дня» первого не было, а потом оно – со своими сроками и периодами – появилось. Этот взгляд очень неудобен для интеллектуального безбожия, поскольку начало времени неразрывно связано все с тем же проклятым для атеистов началом мира. Если мир начался, он не мог начаться сам собой, без постороннего, иномирного, участия.

Потому одно крыло атеизма во все века настаивало на безначальности, вечной цикличности времени. Другое же крыло утверждало, в принципе, то же самое, но в другой форме: вечную, устремленную из ниоткуда в никуда, разомкнутость времени.

Может ли такое быть? Возможно ли теоретически, хотя бы в нашем воображении, непротиворечивое представление о том, что время никогда не начиналось? Мы ставим вопрос не о вероятностях, а о принципиальной возможности или невозможности такого хода вещей.

На первый взгляд, это кажется по крайней мере, вообразимым. Апологет церкви Сергей Вертьянов приводит для рассмотрения такую теорию безначального существования времени во Вселенной: «В современной науке самой популярной считается модель пульсирующей вселенной. Суть ее примерно в следующем. Если подбросить в воздух камень, то он, взлетев и на мгновение ос­тановившись, снова свалится на землю. Так и космические тела под действием силы тяжести в конце концов свалятся друг на друга, образовав одно огромное тело. Под действием громад­ной силы взаимного притяжения вещество будет сильно сжи­маться. Наконец произойдет Большой Взрыв, и вселенная сно­ва начнет расширяться, образуя галактики, звездные системы и планеты. Известному современному астрофизику Хокингу уда­лось весьма талантливо составить все уравнения для этой мо­дели и даже описать уравнениями прохождение вселенной мо­мента Большого Взрыва.

Таким образом, из жизни вселенной нам стало, как будто, все известно, в том числе и то, что она «существует сама по себе», без «первотолчка» или чего-либо подобного. Этакий веч­но пульсирующий мир, в промежутках между взрывами порож­дающий звездные системы и планеты наподобие нашей Зем­ли. Однако заметим, что прозвучавший на весь мир потрясаю­щий вывод Хокинга о том, что «вселенная существует без начала и без конца во времени и в пространстве, без каких-либо дел Создателя», явно некорректен.

Поясним примером. Предста­вим себе, что мальчишка слепил снежок и кинул его в стенку. Траекторию полета легко рассчитать, причем для любого сколь угодно большого времени как в будущее (за стенку), так и в про­шлое (до момента броска).

Уравнения легко позволяют это сделать, но физического смысла в такой экстраполяции не будет, поскольку еще минуту назад снежка не существовало, он по­просту не был еще слеплен. Не является ли грандиозная теория Большого Взрыва, будоражившая умы на протяжении после­дних десятилетий, всего лишь математически разработанной фантазией на тему: «как развивалась бы вселенная, если бы су­ществовала всегда»? Некоторые открытия последних лет зас­тавили серьезно усомниться как в существовании черных дыр, так и Большого Взрыва (прилож., с. 124)[5].

Совершенно очевидно, что объяснения, выдвинутые Вертьяновым неудовлетворительны с точки зрения инфинитики, а возражения его модели Хокинга слабы. Между тем теория Хокинга и все её уравнения абсолютно химеричны, потому что логика в ней грубо нарушена. Она не может быть адресована ВСЕЙ безконечной Вселенной, а адресуется только какому-то неопределенному замкнутому объему внутри безконечной Вселенной.

Один из парадоксов безконечности, формулируемый в новой геометрии, включающей в себя само понятие безконечность, (в отличие от Эвклидовой) заключается в том, что безконечность предполагает замыкание безконечной прямой линии в окружность, у которой диаметр равен протяжению окружности, он же равен радиусу окружности и т.п.

Безконечность не может «сжиматься» или «расширяться», по той простой причине, что в «сжатом» виде её протяженность будет абсолютно равна её протяжённости в «разреженном» виде. (А)=(А), безконечность = безконечность, число, выражающее её протяженность, диаметр, осевую, равно самому себе и не может «играть гармошкой».

Подвох в теории Хокинга похож на детскую загадку: «что тяжелее – килограмм свинца или килограмм хлопка?». Так и тянет сказать, что хлопок легче, но ведь килограмм равен килограмму, и правильный ответ – килограмм свинца равен по тяжести килограмму хлопка. Куда и каким образом сжиматься СОБСТВЕННО безконечности?! Что останется в том месте, откуда она «ушла»? Если совсем ничего, то как такое возможно, а если нечто, хотя бы пространство – тогда сжимается уже не ВСЯ безконечность, а её часть.

Но главное даже не в этом. Хокинг и другие создатели «пульсирующей» космогонии, равно как и критикующий их Вертьянов, не заметили, что и она с неизбежностью требует первопричины (то есть Творца).

Предположим, что мы живем в эпоху разлета вселенной. Возникает естественный вопрос: почему мы сейчас живем именно в эпоху «разлёта» Вселенной, а не её сжатия?

Ответ на него тоже очевиден: только лишь потому, что прошлая эпоха была эпохой сжатия. Если бы прошлая эпоха была «разлетом», то мы оказались бы в эпохе сжатия, иначе говоря, некая исходная точка начала процесса установила ЧЕРЕДУ, очередность процесса смены разлета и сжатия пульсирующей вселенной.

Это наше положение опирается на тот парадокс, что при отсутствии начала времени все происходящие процессы, имеющие временную протяженность, произошли бы уже безконечно давно. Доказать это довольно легко: предположим, причину чего-либо сместили в древность на 100 лет. Что произойдет со следствием? Оно тоже сместится в прошлое на 100 лет. А если причину сместить на безконечность?

Поскольку все отрезки времени, имеющие ту или иную, пусть даже и гигантскую, но конечную, протяженность, расположены в зависимости друг от друга, относительно предыдущих, причинных отрезков, то совершенно очевидно, что они тотально увязаны с некоей точкой начала всех процессов. Отрицание этого начала приводит всю хроноцепь к глубочайшему логическому коллапсу.

Таким образом, устраняется позднейшее «опровержение» к Доказательству Бытия Божия Фомы Аквинского о необходимости первопричины мира, базировавшееся на утверждении, что мир существовал извечно, без начала, начальной причины. Принцип хроноцепи утверждает несовместимость безначалия времени с протяженностью его периодов.


[1]т.е. Бог определил в слове не как колебании воздуха, не как иероглифе условного знака, а в Слове с большой буквы, в Логосе абсолютного знания

[2] При переводе Библии с церковно-славянского на современный русский слово «добро есть» было заменено на «это хорошо». Здесь – яркий пример неудачного подбора синонимов. Бог устанавливает пределы добра, противостоящего стихиям зла, а русский перевод подает это так, как будто бы Бог просто получает чисто человеческое удовлетворение от содеянного, некое антропоморфическое довольство. «Добро» - понятие константное, тогда как синоним его – «хорошо» - изменчивое. Хорошее для злодея не есть добро, но остается хорошим для конкретного лица.

[3] в Логосе абсолютного знания

[4] Принятая переводчиками форма «день» вместо более общей формы «период» , этап, шаг восхождения, возрастания творения, неверна хотя бы потому, что Солнца и иных светил, определяющих явления земных «дней», «суток», ещё Богом не создано. Следовательно, речь у Моисея идет о некоем таинственном и непостижимом, не связанным с явлением суток «Дне Божьем», особом промежутке новосотворенного времени, который уместнее всего на сегодняшний день переводить словом «период», т.е. «неопределенный, но фиксированный отрезок времени».

[5]См. С.Вертьянов, «Происхождение жизни», Свято-троицкая Сергиева Лавра, 2003 год, стр. 6-7

А. Леонидов-Филиппов.; 22 марта 2013

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ

    ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ Я предлагаю всерьёз подумать о таком затёртом и расхожем выражении, как «корни человека», «мои корни». Что оно означает? Только ли происхождение человека, только ли его безвозвратно ушедшее прошлое, не имеющее никакого отношения к настоящему, ко дню сегодняшнему? Тот, кто мыслит связно, понимая причинно-следственные связи, никогда с таким не согласится. Прошлое диктует настоящее и будущее. «Корни» человека – это вся та совокупность, которая держит человека на родной земле и ПИТАЕТ его. Ведь это очевидная функция корней – удерживать и питать. Недаром зовут космополитов «перекати-полем», сравнивая с растением, оторвавшимся от корней…

    Читать дальше
  • В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ?

    В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ? ​Мыши очень любят сыр. Но делать сыр они не умеют. Если мышей посадить в бочку с сыром, они сперва съедят весь сыр, потом начнут нападать друг на друга, а в итоге все передохнут в пустом и замкнутом пространстве. Если бы на Земле не было людей – то мыши никогда не попробовали бы сыра. Его просто не появилось бы, потому что возникновение сыра – это сложная цепочка ОБОСНОВАННОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ.

    Читать дальше
  • ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

    ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ Говоря в трёх словах, фашизм – это идея радикального скотства. Но поскольку такие три слова похожи на ругательство, а ругаться не входит в наши планы, то придётся их развернуть. В глубинной основе фашистского движения лежит радикальный отказ от «химер сознания» - высоких, невещественных идей, связанных с сакральными образами и священными представлениями. Отказ идёт в пользу вещественных и грубо-материальных, ощутимо-плотных явлений. И за счет этого очищенная «верхняя полочка» сознания оказывается заполнена грубыми зоологическим отправлениями, которые теперь «исполняют обязанности» высших ценностей и духовных идеалов.

    Читать дальше

Свобода - более сложное и тонкое понятие. Жить свободным не так легко, как в условиях принуждения. — Томас МАНН.