Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 58,9325 руб.
  • Курс евро EUR: 68,6623 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,5828 руб.
Июль
пн вт ср чт пт сб вс
          01 02
03 04 05 06 07 08 09
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            

Э.Байков:ТРИ ВОЛНЫ ЗЕМНОЙ КОЭВОЛЮЦИИ

 Э.Байков:ТРИ ВОЛНЫ ЗЕМНОЙ КОЭВОЛЮЦИИ ​Волны коэволюции (коэволюция - совместная эволюция биологических видов, взаимодействующих в экосистеме -ЭиМ), приводят к изменениям у другого или других видов. есть этапы развития коэволюционных процессов на нашей планете. ПЕРВЫЙ ЭТАП – предыстория возникновения жизни и присущих ей потребностей, в течение которой изменения носят линейный и недифференцированный характер в основном на элементарном и атомарном уровнях. Затем материальные системы, взаимодействуя друг с другом, оказывают воздействие, под влиянием которого происходят спонтанные остаточные изменения в отдельных открытых неравновесных системах – возникают диссипативные структуры, которые в точках бифуркации резко изменяют упорядоченность.

 У таких структур появляется эффект «узнавания», который выражает стремление элементов и систем к кооперации. При этом появление особых веществ – катализаторов – способствовало резкому ускорению эволюции материи в направлении самоорганизации и самовоспроизведения. Катализаторы содействовали многократному и во много раз активизированному образованию новых, подобных себе молекул, которые, раз появившись, стремительно распространялись в подходящих для себя условиях среды.

Впоследствии материальные объекты не только интегрируются и «застывают» в неизменности, но происходит и прямо противоположный процесс – дивергенция (расхождение, раздвоение) материальных систем. Часть их образует геологическую оболочку – земную кору, то есть идет по пути кристаллизации, другая же, «перспективная», имея своей основой молекулярные взаимодействия, приводит к появлению феномена жизни и открытых неравновесных биологических систем. Такие формы отражения, как непосредственно-контактная и дистантная, присущие неорганическому миру, являются предтечей высших форм отражения, присущих биологическим системам, – раздражимости, психики, сознания.

Эволюция материи на Земле – от косной к живой, от биологической к социальной – имеет характер фазовых превращений. В результате скачков при фазовых переходах системы меняется ее структура и свойства – таковы все диссипативные системы, к которым относится значительная часть неорганических и все без исключения органические, в том числе общественные.

Согласно исследованиям российского химика Михаила Юрьевича Доломатова, к системам с диссипативной структурой относятся многокомпонентные стохастические системы с хаосом состава (МСХС) – природные и техногенные углеводороды, многокомпонентные водные растворы, почвы, биогеоценозы, биополимеры, биологические жидкости, продукты метаболизма, межзвездные межгалактические облака с органическим веществом, Метагалактика… «…МСХС – надмолекулярные системы – являются структурообразующей частью материи Вселенной и основными компонентами космического и земного, абиогенного и биогенного вещества» (Доломатов М. Ю. Фрагменты теории реального вещества. От углеводородных систем к галактикам. – М.: Химия, 2005, С. 20).

Эволюция косного вещества, биологических структур и общественной формы движения материи развертывается по трем основным векторам – расширение, разнообразие, усложнение. При этом усложнение характеризуется появлением самоорганизации и когерентно-кооперативного характера взаимосвязи элементов материальных систем.

Самоорганизация характеризуется не просто усложнением структуры и, как следствие, лучшей приспособляемостью системы к окружающей среде, но и увеличением системного порядка, внутренней целостности, организации. «…Самоорганизующиеся системы обладают способностью менять характеристики своих параметров и структуры функциональных отношений в целом в соответствии с изменяющимися внешними условиями, оптимальным образом» (Валянский С. И., Калюжный Д. В. Третий путь цивилизации, или Спасет ли Россия мир? – М.: Изд-во Эксмо, 2002, С. 134). Самоорганизация – основной механизм и принцип существования открытых неравновесных систем, благодаря которому осуществляется преобразование хаоса в космос, неупорядоченности в порядок, энтропии в негэнтропию.

Самоорганизации нет вне развития, при этом последнее имеет коэволюционный характер. Самодвижение, саморазвитие выступает основанием и движущей силой самоорганизации системы. Источником же самодвижения выступают внутренние и внешние противоречия. Реагируя на внешние воздействия и изменчивый характер внутренних связей и отношений, система самоорганизуется в открытую систему с упорядоченной структурой. «…Понятие «самоорганизация» отражает особенности существования динамических систем, которые сопровождаются их восхождением на все более высокие уровни сложности и системной упорядоченности или материальной организации»(Лукьянов А. В., Пушкарева М. А., Шергенг Н. А. Введение в историю и философию науки: Учебное пособие. – Уфа: РИО БашГУ, 2006, С. 185). Возникающие диссипативные структуры, с присущей им самоорганизацией, постоянно обмениваются с окружающей средой – вбирая в себя поток вещества, энергии и информации и отдавая вовне энтропию (способствуя увеличению энтропии снаружи путем рассеивания энергии и одновременно увеличивая степень информации и упорядоченности внутри), таким образом осуществляя свою целостность (при диалектическом единстве устойчивости и изменчивости в процессе прогрессивного развития).

Именно с появлением диссипативных, в том числе и предбиологических структур, способных к самоорганизации и кооперации, ведущих к возникновению потребностей, берет отсчет новый этап коэволюции – кооперативная эволюция неравновесных систем. Первоначальное проявление коэволюции на этом этапе – синергетическое взаимодействие элементов диссипативных структур, которые под влиянием извне проявляют способность к совместным действиям, кооперации. Согласованное взаимодействие не исчезает, наоборот ведет к процессу дальнейшего структурогенеза и системного усложнения. На основе дальнейшего развития молекулярного вещества появляются макромолекулы – особые молекулы, состоящие из большого числа повторяющихся атомных звеньев, соединенных химическими связями. Именно макромолекулы, способные проявлять гибкость в изменении свойств и строения под воздействием извне, становятся основой построения мегамолекул – полимеров.

В то же время, в земной неорганической природе, в так называемом «неперспективном» направлении развития материи, проявление коэволюции мы наблюдаем при росте кристаллов, когда сборка кристаллической структуры (начиная с нарастания вещества вокруг первичной молекулы) происходит всегда согласованно. То есть вокруг центра, путем присоединения атомов и молекул, возникает кристаллическая решетка, при этом общая форма кристалла сохраняется – грани растут послойно, и их внешняя конфигурация не изменяется. В этом заключена симметрия строения кристалла, обеспечиваемая коэволюционным характером связей строящихся молекул.

В результате выветривания косное вещество на поверхности Земли постоянно изменяется и преобразуется. Но это есть коэволюция (развитие во взаимодействии) земной коры (горных пород), атмосферы, воды, космического излучения и живого вещества (биоты). Организмы, населяющие биосферу, в значительной степени влияют на изменения и состав почвы и грунта, трансформируя материнскую породу и видоизменяя ее до такой степени, что она приобретает свойства, необходимые для жизнедеятельности многочисленных бионтов.

ВТОРОЙ ЭТАП связан непосредственно с зарождением жизни и одновременно с появлением и формированием биологических потребностей в ходе естественной эволюции форм органической материи. Развивающиеся структуры, такие, как водородные связи, электростатические силы, силы Ван-дер-Ваальса, диполь-дипольные взаимодействия, дисперсные силы, гидрофобные взаимодействия, приводят к созданию предбиологических структур на основе углеродистых соединений – фазово-обособленных систем, построенных из полимеров и способных к глубокой кооперации. Это так называемые коацерваты, главной характеристикой которых выступает самоорганизация.

Следует также отметить, что все живые существа представляют собой – в своей основе – не что иное, как биокристаллы. «…Сама клеточная плазма, по современным представлениям, – это так называемый жидкий кристалл»(Гангнус А. А. Технопарк юрского периода. Загадки эволюции. – М.: Вече, 2006. – С. 458). То есть везде в биоте наблюдается коэволюционный синтез органики и неорганического вещества. Более чем вероятно, что преджизнь явилась в форме кристаллов, включавших в свою структуру органическую составляющую. В дальнейшем эти коэволюционные образования, эволюционируя, создали подлинную жизнь – разнообразные, все время усложняющиеся организмы на основе жидких кристаллов.

Таким образом, предтечей жизни выступают мегамолекулы-протобионты – биополимеры, коацерваты и вирусы.

Именно на базе этих самоорганизованных структур (праорганизмов) возникает собственно жизнь – первая клетка, основа любых биологических систем, характеризуемых высоким уровнем самоорганизации (саморепликации) и наличием потребностей. Отсюда следуют три свойства живых систем: интегративная сложность, самоорганизация и асимметрия. Далее эволюционный процесс ведет к появлению одноклеточных, а затем и многоклеточных организмов.

Первые организмы – прокариоты – постоянно коэволюционировали, тесно взаимодействуя и, тем самым, способствуя обоюдной и достаточно быстрой эволюции одновременно по трем направлениям: во-первых, одни организмы поглощались другими организмами, включаясь в их внутреннюю среду (превращаясь в органоиды); во-вторых, примитивные простейшие организмы обменивались друг с другом генетическим материалом (информацией) через пищу и прочие механизмы взаимодействия; в-третьих, информацию между организмами переносили вирусы. Собственно, в последнем случае мы можем говорить о вирусах как своего рода информационных носителях определенных программ. Отсюда вирус не есть ни организм, ни механизм, ни косное вещество, а скорее всего является информационным объектом, как и ген.

Вообще, по-видимому, необходимо Природу подразделять (выделять в ней) на 6 основных классов объектов: 1) Неорганические (доорганические, абиотические, неживые, косные) объекты – кристаллы, минералы (агрегаты), химические соединения неорганической природы, космические тела, не включающие в свой состав биосферные комплексы, а также артефакты – искусственные неорганические объекты; 2) Органические диссипативные (предбиологические) объекты – различные макро- и мегамолекулы, полимеры, химические соединения органической природы, но не имеющие клеточного строения (углеродистые соединения); 3) Полуорганические дуальные (двойственные – живые/косные, биокосные) объекты – космические (планетные) тела, включающие в свой состав (структуру) элементы жизни, биосферные комплексы, состоящие из различных экосистем (на Земле – из биогеоценозов), биокосные системы на планетах (экосистемы, почва, ил); 4) Органические организменные (биологические, живые) объекты – различные тела углеродного (белково-нуклеинового) происхождения с клеточной структурой (то есть организмы), их колонии, популяции и сообщества (биоценозы); 5) Информационные амбивалентные (органические неклеточные) объекты – особые носители информации на основе углеродных (белково-нуклеиновых) соединений, проявляющие признаки то живых, то косных систем: вирусы, гены, плазмиды; 6) Организменные разумные (живые мыслящие) объекты – человек (существо, обладающее сознанием, из рода Homo – H. habilis, H. erectus, H. sapiensneandertalensis, H. sapienscromagnensis, H. sapienssapiens), человечество в целом, общество, различные цивилизации, этносы, расы.

Биологическая эволюция включает такие направления и формы, как ароморфоз – морфофункциональное усложнение организмов, филогенетическое разнообразие видов, возникновение и дальнейшая экспансия «живой пленки» планеты – биосферы, состоящей из биоценозов. «Каждое не занятое жизнью место в живой природе независимо от причин его возникновения с течением времени обязательно заполняется» (Вернадский В. И. Биосфера и ноосфера. – М.: Айрис-пресс, 2004, С. 85).

Жизнь явилась диалектическим отрицанием косной материи, преодолением энтропийности равновесных структур и одновременно включением неживых систем в свое бытие, поднятием их до своего уровня, в результате чего возник новый тип косного вещества – биогенного происхождения. «…Жизнь является великим, постоянным и непрерывным нарушителем химической косности поверхности нашей планеты» (Вернадский В. И. Биосфера и ноосфера. – М.: Айрис-пресс, 2004, С. 56).

Неравновесные живые системы требуют постоянного притока свободной энергии, вещества, информации, производя взаимный обмен ими с окружающей средой. Осуществляются эти процессы с помощью метаболического механизма – анаболизма (поглощения и усвоения), промежуточного (внутреннего) обмена и катаболизма (разложения и выведения) поступающих веществ. Также благодаря возникновению феномена «психизма» (нервной системы) происходит постоянное накопление живыми системами необходимого для жизнедеятельности запаса информации, получаемого из окружающей среды – благодаря установлению многочисленных и разнообразных связей с ней. Это ведет к дальнейшему структурно-функциональному усложнению.

Благодаря наличию потребностей, живая система способна реагировать на воздействие факторов внешней среды, одновременно поддерживая свои внутренние метаболические процессы.

Существование любых живых систем (организмов и популяций) протекает исключительно в особых системных образованиях – биогеоценозах (экосистемах), в которых отдельные особи, популяции особей, их виды и сообщества являются элементами и подсистемами. Структурно они организуют различные сообщества, функционально являются звеньями трофических цепей. «Как бы широко и многообразно ни разрасталась живая материя, распространение ее ростков всегда происходит солидарно. <…> Взятое в целом, живое вещество, расползшееся по Земле, с первых же стадий своей эволюции вырисовывает контуры одного гигантского организма» (Тейяр де Шарден П. Феномен человека. Вселенская месса. – М.: Айрис-пресс, 2002, с. 117).

Любая экосистема (биогеоценоз) состоит из абиотической среды (неживая часть системы) и биотического сообщества или биомассы (живая часть системы). К первой части экологических систем относятся неорганическое вещество, органическое вещество и климат. Ко второй части относятся автотрофные организмы (продуценты) – растения (Plantae) и хемотрофные бактерии, и гетеротрофные организмы (консументы): макроконсументы (биофаги) – животные (Animalia), и микроконсументы, или редуценты (сапрофаги) – микроорганизмы (Bacteria) и грибы (Fungi). Между двумя частями экосистемы происходит постоянный обмен веществом (биогеохимический круговорот), энергией и информацией. Взаимодействие между двумя группами второй части, то есть коадаптация, создает трофическую структуру – пищевую сеть с разнообразными пищевыми цепями. Мы в данном случае имеем дело с экосистемой – коэволюционным образованием, поскольку она включает и организмы (биотические сообщества), и абиотическую среду, причем каждая из этих частей влияет на другую и обе необходимы для поддержания жизни в том виде, в каком она существует на Земле.

В мире микроорганизмов (протистосфере) коэволюция проявляется, например, в механизме метабиоза, при котором продуты выделения одних протистов служат пищей другим.

В результате коэволюции живых и неживых объектов в биогеоценозах (и в биосфере в целом) происходит процесс сукцессии – изменения состава сообществ (биоценозов) и свойств вмещающих их ландшафтов (биотопов), то есть экосистемы непрестанно коэволюционируют, изменяются во взаимодействии своих элементов и частей, а также друг с другом – в масштабе всей экосферы. Экосистемы стремятся к условно устойчивому состоянию – динамическому гомеостазису, и либо прогрессируют в этом направлении, либо деградируют в результате сукцессионных изменений. «…В природе выживают не отдельные виды, а сообщества, обеспечивающие наиболее эффективное поддержание оптимальных условий жизни в окружающей среде» (Арутюнов В. С., Стрекова Л. Н. Ступени эволюции: эволюц. концепция природы и цивилизации / отв. ред. О. В. Крылов. – М.: Наука, 2006, С. 85). С известной долей допущения это характерно и для неживых систем – неорганического мира.

Согласно принципу Ле Шателье – Брауна, любая система в ответ на воздействия внешней среды и различные флуктуации в ней самой стремится вернуться в устойчивое состояние, сохранить гомеостатическое равновесие путем нейтрализации – успешной или нет – возмущающих факторов и флуктуаций. Открытые неравновесные (динамически устойчивые) системы, какими являются все живые системы (организмы), в большей степени способны к сохранению гомеостатического состояния благодаря присущим им процессам (механизму) самоорганизации. Это сложные многокомпонентные высокоорганизованные системы, лабильно устойчивые к внешним и внутренним воздействиям и возмущениям. Коэволюционное основание бытия этих систем проявляется прежде всего в их лабильности (подвижной устойчивости) к воздействию многообразных факторов внешней и внутренней среды, а кроме того – во взаимном влиянии организмов и окружающей среды друг на друга, в приспособительном характере совместного существования и развития данных подсистем единой биогеосистемы (планеты Земля). Отсюда не только жизнедеятельность человека является как адаптационной (приспособительной), так и адаптирующей (приспосабливающей), но таковой является и бытие биосферы Земли, осуществляемое на коэволюционных началах. Вся биота в целом как единая система, приспосабливаясь к условиям окружающей среды, в то же время сама приспосабливает в нужных для себя параметрах среду обитания.

Феномен коэволюции здесь проявляется настолько наглядно, что не требует специального объяснения: речь идет о зависимости организмов друг от друга, а также от притока энергии извне, из абиотической среды. «…Первоначальная масса клеток с первого же момента должна была оказаться внутри подчиненной такой форме зависимости, которая являлась уже не простой механической пригонкой, а началом «симбиоза» или совместной жизни. Как бы ни был тонок первый покров органической материи на Земле, он не мог ни образоваться, ни сохраниться без некой сети влияний и обменов, превратившей его в биологически связанную совокупность» (Тейяр де Шарден П. Феномен человека. Вселенская месса. – М.: Айрис-пресс, 2002, с. 99). Живые системы постоянно обмениваются веществом, энергией и информацией с окружающей средой, накапливая информацию (негативную энтропию), увеличивая внутреннюю упорядоченность и осуществляя выброс энтропии наружу. В этом проявляется феномен коэволюции живого и косного вещества.

Коэволюция в биологическом мире проявляется на всех уровнях существования живого мира. Согласно принципу биологической корреляции морфофункциональные изменения в организме взаимосвязаны. То есть, если претерпевает изменения какой-либо орган, то изменяются структурно и/или функционально и остальные органы, подстраиваясь под данную перемену. В данном случае речь идет о коэволюционных механизмах существования и развития элементов, то есть о внутрисистемных когерентности, кооперации, коадаптации и, в конечном счете, коэволюции – в организме ни один орган, ткань или клетка (элементы системы) не существуют сами по себе. Объединяясь в колонии и, тем самым, образуя некий колониальный сверхорганизм (особь), клетки, тем не менее, проявляют известную самостоятельность, постоянно взаимодействуя друг с другом на коэволюционных началах.

Так и на внутриклеточном уровне происходит симбиогенез – коэволюционное объединение в единую, организованную систему, совокупность – клетку. Неклеточные соединения, а затем и безъядерные клеточные праорганизмы, коэволюционируя, образовали первые клетки, в которых совместная деятельность элементов «живой фабрики» – органоидов, под управлением ядра, представляет собой одну из наиболее сложных и «высших» форм коэволюционного механизма природы.

Самый наглядный и глобальный (в масштабе всей биосферы) механизм коэволюции в органическом мире наблюдается в процессах питания/дыхания. Гетеротрофы поглощают кислород и выделяют углекислый газ, автотрофы же, усваивая в процессе фотосинтеза углекислоту, вырабатывают кислород (попутно синтезируя органическое вещество – продукты питания для гетеротрофных организмов – из неорганики: минеральных веществ, воды, солнечного света). Так в течение геологических эр на Земле происходит совместная (тесно взаимосвязанная) жизнедеятельность и развитие всех царств биоты – животных, растений, грибов, дробянок. В более конкретных, приближенных случаях повсеместно обнаруживается симбиотический принцип сосуществования и даже взаимопомощи всевозможных родов и видов организмов – наряду с антагонистическим противостоянием.

Как уже указывалось, в природе взаимоотношения между различными организмами приобретают форму либо непримиримой борьбы – антагонизма (паразитизм, хищничество, аменсализм), либо сосуществования – симбиоза (комменсализм, мутуализм, синойкия). При комменсализме (нахлебничестве) одна особь получает пользу от совместной жизнедеятельности, другая же является нейтральной стороной, не получая ни вреда, ни пользы. При мутуализме оба партнера извлекают пользу из сожительства. При паразитизме же особь-паразит пользуется хозяином, нанося ему вред. Синойкия подразумевает нейтральный тип сожительства, а при аменсализме одна особь или совокупность особей подавляет другую. «…Взаимодействие с другими организмами является одной из центральных особенностей жизни»(Райнер М., Райнер Д. Нанотехнология: простое объяснение очередной гениальной идеи.: Пер. с англ. – М.: Издательский дом «Вильямс», 2004. – С. 131).

Как видно, наиболее взаимовыгодная коадаптация и кооперация в развитии и сосуществовании живых систем осуществляется в рамках мутуалистического способа совместного бытия. Это есть положительный вектор коэволюции организмов. Но и комменсализм, как односторонне выгодный (в отличие от обоюдовыгодного мутуализма), но не антагонистический способ со-бытия, относится к разряду положительных векторов коэволюции. Соответственно, отрицательными являются паразитизм и аменсализм. Хищничество – напомним – способствует оздоровлению популяции жертвы, так как погибают при нападениях хищника в первую очередь слабые и больные особи.

Кажущийся антагонизм в отношениях хищник-жертва и паразит-хозяин на самом деле есть проявление принципа дополнительности, согласно которому противоположности не противоречат друг другу, а дополняют друг друга по необходимости.

Развитие и, в более широком смысле, любая активность систем не могла бы осуществиться, не имей она коэволюционный характер. Само бытие систем – абиологических (неорганических), предбиологических (органических диссипативных) и биологических (организменных) – возможно лишь в их коэволюции – постоянном взаимодействии, взаимовлиянии и взаимопревращении.

ТРЕТИЙ ЭТАП – возникновение социальной формы движения материи – человека как разумного биосоциального существа; а месте с тем возникновение и развитие общественных потребностей: их становление связано с формированием разума и духовного мира человека, с процессом антропосоциогенеза, с ростом производительных сил и расширением ноосферы.

Человек, своей биологической составляющей мало чем отличающийся от других высших животных, тем не менее, становится не только верхним замыкающим звеном в биогеоценозах, но и ведущим элементом в биосфере, а самое главное, по меткому замечанию Владимира Ивановича Вернадского, превращается в геологическую силу планеты(Вернадский В. И. Биосфера и ноосфера. – М.: Айрис-пресс, 2004) – и все это благодаря присущим человеку социальности и сознанию.

Превратившись в новую геологическую силу, человек определил своим бытием и новую геологическую эру – психозой (антропоген).

На этом этапе человеческое общество достигает уровня определяющего элемента в биосоциосистеме. В результате антропогенного воздействия на окружающую среду возникают многочисленные экологические проблемы, лавинообразное нарастание которых ведет человечество и биосферу в целом к возможности гибельного исхода.

Общественный прогресс, производственно-техническая деятельность, превращение человека в сопоставимую с планетарными геологическими процессами силу приводит к тому, что планета покрывается новой пленкой – ноосферой (мыслящей оболочкой Земли), которая представляет собой высшую по отношению к остальным земным оболочкам (геосферам) ступень эволюции планетарной материи. Возникает и новый тип потребностей – духовные потребности человека. Через удовлетворение высших, духовных потребностей, действительно достойных человека, в бытие общества вносится ноосферный компонент.

Феномен коэволюции на этом этапе включает не только кооперативное взаимодействие биосферы с окружающими неорганическими системами, а также организмов и экосистем друг с другом, но и взаимообусловленное, когерентное развитие общества и природы, антропосферы и биогеосферы – в их диалектической противоречивости. Это предполагает и коэволюционные основания развития внутри самого общества. «У современной науки не вызывает сомнений тот факт, что кооперация и координация человеческих усилий является условием существования людей – и в онтогенезе..., и в филогенезе…» (Момджян К. Х. Социум. Общество. История. – М.: Наука, 1994, С. 218).

По сравнению с двойственным характером бытия не обладающих разумом живых организмов, проявляющегося в диалектике противостояния, борьбы – с одной стороны, и сотрудничества, согласованности – с другой стороны, на этапе появления и развития общества как диалектического преодоления неразумной живой материи (в плане отрицания-снятия) преобладающим типом взаимодействия сложных систем (таких, как человек, общество, машины, киберустройства, производственные комплексы, в целом триединая система «общество-техника-природа») становится принцип кооперации и интеграции, коэволюции – совместного, согласованного и взаимообусловленного существования и развития биосоциальных систем, предполагающих их неантагонистическое трансцендентно-экзистенциальное (духовное, физическое, социальное) бытие. «Взаимодействие мертвых тел природы включает гармонию и столкновение; взаимодействие живых существ включает сознательное и бессознательное сотрудничество, а также сознательную и бессознательную борьбу. Нельзя даже в растительном и животном мире видеть только одностороннюю «борьбу»(Энгельс Ф. Диалектика природы. – 6-е изд. – М.: Партиздат, 1933, С. 36).

Если мы обратимся к специфике развития земной материи и представим этот процесс образно-схематически в виде древа, то заметим, что существующие системы – живые и косные, биологические и социальные – имеют своим основанием единый субстрат: у них единый «нижний ствол» и общие «корни». В универсальной основе проявляется их коэволюция.

Но мы также можем заметить, что все эти системы продолжают коэволюционировать – в своем постоянном взаимодействии и взаимосвязи (как на единичном, так и общем уровнях). В результате их коэволюции как раз и осуществляется биогенная миграция атомов планеты, порождающая наряду с органическим биокосное вещество. Органический мир (в рамках биосферы) взаимодействует с неорганической материей (стратисфера, гидросфера, тропосфера), общество – с природой (в рамках биосоциосистемы), духовное – с материальным (феномен человека, ноосферы).

Таким образом, коэволюция осуществляется, во-первых, как единое и общее для всех систем материальное основание, базис для их последующего развития; а во-вторых, как процесс постоянного когерентного и кооперативного наличного бытия этих систем, опосредованного множеством диалектически противоречивых связей и отношений между ними.

Выражаясь метафорически, на всех уровнях бытия идет непрерывный процесс Великого объединения многих в одно целое, простых объектов в сложные комплексы – поначалу в конгломераты (колонии), затем в организованные целостные множества (системы). Отдельные системы коэволюционируют в надсистемы, те – в метасистемы, в своем объединении, наконец, составляя целостность – Мегасистему, Универсум. На уровне живого предклетки коэволюционируют в клетки (прокариоты, эукариоты), клетки – в органы и ткани, в единый организм. Особи объединены коэволюционно в популяции, сообщества и экосистемы. Люди в своем коэволюционном бытийствовании образуют целостную взаимосвязанную совокупность – общество, внутри которого различные элементы – социальные группы, классы, нации, этносы, расы, цивилизации, государства – так или иначе стремятся к планетарному объединению в глобальную цивилизацию, в сверхобщество.

Рассмотренная выше общая и сжатая картина биологической эволюции взята такой, как она ныне распространена в научном «мэйнстриме» – это ее магистральный вариант. Но, справедливости ради, нужно вкратце упомянуть и о взглядах оппонентов.

Являющиеся, по сути, проявлением неоламаркизма теории ортогенеза, номогенеза, аристогенеза декларируют биогенез (здесь – биологическую эволюцию, развитие неорганической материи) как непрерывный процесс постоянного морфологического усовершенствования организмов в силу особых, присущих им внутренних причин (по мнению Пьера Тейяра де Шардена – благодаря усложняющемуся психизму, росту сознания, заключающемуся в концентрации и все более совершенной организации психики).

Подобные построения с неизбежностью ведут к постулированию телеологического принципа целесообразности и целенаправленности биоэволюции: от преджизненных форм – макромолекул, биополимеров, коацерватов, в которых изначально присутствовала потенция сознания, некий латентный архетип проторазума, – до человека, обладающего развитым сознанием.

И если вышеуказанные теории не идут вразрез с принятым повсеместно в науке учением об абиогенезе – происхождении жизни от неорганического вещества, косной материи, в отличие от учения о биогенезе – происхождении живого только от живого (теория панспермии и др.), – то расхождение с дарвинизмом вырисовывается в плане умаления естественного отбора и случайных флуктуаций. И более того! – в конечном счете неоламаркизм ведет к сближению с креационизмом – в своем утверждении о некой внутренней причине (высшей по отношению к процессу и, как у Шардена, идеальной), что в свою очередь наталкивает на идею Творца.

Получается химероподобный союз эволюционизма с креационизмом: Бог создал косную материю и «вдохнул в нее» зачатки жизни и сознания. Далее материя стала усложняться (на планете Земля), произошел скачок-переход к возникновению жизни, ну а живая материя стала эволюционировать согласно «заданному плану» Творца и благодаря имманентно присущему вектору сознания – к венцу Творения человеку разумному.

За исключением той версии, согласно которой белок сам может порождать информационно-генетические структуры, объяснить зарождение и становление жизни путем самопроизвольного возникновения информационных молекул ДНК и РНК пока не получается – вероятность этого составляет 10 в минус четырехсотой (!) степени (для этого не хватает всех атомов Вселенной, а также всего времени ее существования). Отсюда и живучесть креационистских воззрений.

Эдуард БАЙКОВ; 6 января 2015

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ

    ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ Я предлагаю всерьёз подумать о таком затёртом и расхожем выражении, как «корни человека», «мои корни». Что оно означает? Только ли происхождение человека, только ли его безвозвратно ушедшее прошлое, не имеющее никакого отношения к настоящему, ко дню сегодняшнему? Тот, кто мыслит связно, понимая причинно-следственные связи, никогда с таким не согласится. Прошлое диктует настоящее и будущее. «Корни» человека – это вся та совокупность, которая держит человека на родной земле и ПИТАЕТ его. Ведь это очевидная функция корней – удерживать и питать. Недаром зовут космополитов «перекати-полем», сравнивая с растением, оторвавшимся от корней…

    Читать дальше
  • В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ?

    В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ? ​Мыши очень любят сыр. Но делать сыр они не умеют. Если мышей посадить в бочку с сыром, они сперва съедят весь сыр, потом начнут нападать друг на друга, а в итоге все передохнут в пустом и замкнутом пространстве. Если бы на Земле не было людей – то мыши никогда не попробовали бы сыра. Его просто не появилось бы, потому что возникновение сыра – это сложная цепочка ОБОСНОВАННОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ.

    Читать дальше
  • ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

    ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ Говоря в трёх словах, фашизм – это идея радикального скотства. Но поскольку такие три слова похожи на ругательство, а ругаться не входит в наши планы, то придётся их развернуть. В глубинной основе фашистского движения лежит радикальный отказ от «химер сознания» - высоких, невещественных идей, связанных с сакральными образами и священными представлениями. Отказ идёт в пользу вещественных и грубо-материальных, ощутимо-плотных явлений. И за счет этого очищенная «верхняя полочка» сознания оказывается заполнена грубыми зоологическим отправлениями, которые теперь «исполняют обязанности» высших ценностей и духовных идеалов.

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека — А. Прокудин.