Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 58,4296 руб.
  • Курс евро EUR: 68,0822 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,2039 руб.
Декабрь
пн вт ср чт пт сб вс
        01 02 03
04 05 06 07 08 09 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

"​ЕСЛИ ДРУГ ОКАЗАЛСЯ ВДРУГ…": ГИБРИДНАЯ ВОЙНА.

"​ЕСЛИ ДРУГ ОКАЗАЛСЯ ВДРУГ…": ГИБРИДНАЯ ВОЙНА. Мы всеми силами бежим от заумной сложности, стремясь быть максимально понятными и понятыми. Не всегда это у нас в «ЭиМ» получается – читатель сам свидетель, иной автор так загнёт, что за ним и не повторишь… Но мы стараемся! И говоря о СУТИ гибридной войны, мы сразу сократим большую массу демагогических нолей в её определениях. Гибридная война – это всякая необъявленная война, в которой враг действует не лобовой атакой, а диверсионными группами, засылаемыми в тыл.

То есть гибридность войны (степень гибридности) – это её неявность (степень неявности). Начиная с того, что гибридную войну не объявляют, не вызывают посла, чтобы вручить ноту о начале войны.

И продолжая тем, что воюющие стороны сохраняют дипломатические, социальные, экономические, культурные и прочие контакты: потому что фронта нет, фронт гибридной войны ВЕЗДЕ И НИГДЕ.

Всякое враждебное действие – пытается выставить себя как дружественное и братское. Наоборот, в каждом дружеском действии начинаешь подозревать скрытую диверсию. Враг не декларирует того, что пришёл вас ограбить и убить.

Враг вносит смуту как в собственные, так и в ваши ряды, постоянно противореча сам себе, бомоча о «дружбе», «перезагрузке», стремлении помочь и поддержать, стремлении «освободить» от какого-нибудь очередного мифического «рабства» (в прошлый раз было «большевистское рабство») и т.п.

Продуманная тонкость гибридной войны заключается в том, что ОБЪЯВИВ себя врагом, враг добивается сплочения нашего общества. А объявив себя ДРУГОМ (помните проамериканское общество «Друзей Сирии»?) – враг вносит в наше общество смуту и разделение, обостряет наши внутренние противоречия. Мы уже не объединяемся ПОВЕРХ внутренних противоречий, для отражения атаки, а – если нас обманули, что атаки нет – в текущем режиме занимаемся своими сварами и склоками…

Про такое говорят: «враг воспользовался внутренними противоречиями в том-то и в том-то обществе». И дают добрый совет – устранить внутренние противоречия, чтобы враг ими не воспользовался, чтобы он не вырядился в рясу «освободителя», как чем дальше, тем больше любят выряжаться агрессоры…

Беда в том, что с точки зрения новой политэкономии, которую мы в «ЭиМ» предлагаем стране и миру взамен обветшавшего марксизма и изначально-бредовых экономических теорий нацистов и либералов-рыночников – полностью преодолеть внутренние противоречия невозможно.

Мы выдвигаем ту теорию, что человек является в сфере разума изначально-самодостаточной величиной, вмещает в своё сознание всю бесконечность, может силами фантазии вообразить себя в любом месте и на любой должности.

Эта духовная сторона человека входит в острый конфликт с его материальной, телесной стороной.

Если фантазии человека безграничны в прямом смысле слова, то его телесная жизнь очень жёстко ограничивается и втиснута в очень жёсткие служебные рамки. Благодаря этим кандалам человек, с одной стороны сохраняет физическую жизнь, выживает – но с другой оказывается по определению ущемлённым и оскорблённым в сфере духа.

С обществом, нацией, государством, профессией человек вступает в отношения не добровольно, а по нужде, исходя из необходимости физически выживать. Потому эти отношения строятся на федеративной и конфедеративной основе.

Человек одновременно и служит обществу – и ненавидит его. Пример: человек боится потерять работу, и ненавидит утром просыпаться на неё. Другой пример: бедняк благодарен богачу за подачку, принимает её с униженными поклонами, и внутренне ненавидит при этом богатство богача.

Но что же важнее, что в приоритете человека? Служение обществу, как к источнику жизни – или ненависть к нему, как к источнику унижений?

В том-то вся и сложность, что это две вечно колеблющиеся чаши весов. То одна перевешивает, то другая. Но причины, по которым перевешивает то одна, то другая чаша – мы знаем.

В сфере духа нет ограничений, она безгранична и бесконечна, а потому в ней есть место всем и каждому. Поэтому развивая в обществе МЕЧТУ о прекрасном будущем, мы развиваем в человеке служение, согласие, братство. Это и есть та «опора на будущее», заложенная в религиях и гуманистических идеологиях, о которой писал наш автор А.Ситников[1].
В сфере материи – ограничения сплошь и рядом. Развивая в людях ВЕЩИЗМ – мы раздуваем вечно тлеющие угли конфликта всех против всех. Тут очень и очень существенная обратная симметрия – и я очень прошу внимательно к ней отнестись, понять, о чём я говорю, от этого зависит наше выживание или гибель.

В сфере духа интерес к моим работам поднимает и возвышает меня.

Неважно – историк я или психолог, экономист или богослов в этом аспекте. С кем историк поделится знанием, если нет другого историка?

Кто прочитает его книжку, обсудит его доклад, оценит его работу?

Страшная тоска одиночества посещает в сфере духа того, кто остался там без «конкурентов». Одинокому уму незачем работать и незачем жить.

И потому люди с приоритетом духовного начала делают всё, чтобы других людей стало бы побольше вокруг них. Люди с таким приоритетом работают на расширение общества. И они идут на большие материальные жертвы, порой даже самой жизнью жертвуют «за други своя» - ПОТОМУ ЧТО ЗНАНИЕ УМНОЖАЕТСЯ ПУТЁМ ЕГО ДЕЛЕНИЯ.
Совершенно обратная симметрия так же объективно заложена мирозданием в область материальных вещей. Развивая в человеке ВЕЩИЗМ, ставя перед человеком шкурный материальный приоритет взамен «туманной» религиозно-космической мечты – мы развиваем в человеке агрессию.
Такой человек в борьбе за делимые блага настроен БЕСПОЩАДНО СОКРАЩАТЬ как конкурентов, себе подобных, так и просто, с его точки зрения, «лишние рты». И обратите внимание, как органично смыкается гибридный геополитический противник как с высшим слоем вещистов, так и с низшим их слоем!

Обогащая себя и «своих» человек с материальным приоритетом (стяжатель) – обречен громить и гробить «чужих». Разоряя и уничтожая собственный народ в 90-е «россиянская элита» черпала опору и легитимизацию у геополитического врага России, на Западе. То есть высший слой вещистов призвал НАТО и Запад, как союзника в борьбе с теми, кто мог опротестовать «монополию присвоения всех благ» узким кругом ельциноидов.

Но с низшим слоем вещистов работают не менее энергично. Там активно проповедуется идея «НАТО придёт – порядок наведёт», «чем эти рыла – лучше уж иноземная оккупация», «сильнее, чем нас ограбили – никто уже не ограбит» и т.п.

То есть интерес нищих лично хапнуть – задействован наравне с личным интересом богачей тоже лично хапнуть.

А по сути эксплуатируется «война всех против всех», в которой лицемерным союзником к каждому напрашивается сплочённый враг: одним (по известной поговорке) сулит более крупный жемчуг, другим – более густые щи…

Поэтому гибридные войны неразрывно связаны со внутренними смутами в стане противника, в отказе человека отождествлять себя со своим обществом, государством, земляками.

«Если это ИХ интерес – вовсе не значит, что это МОЙ интерес»…

Такой подход роднит демагогию красного интернационала, Ленина и оранжевого, современного интернационала «экспортируемой демократии». Всё та же самая теория о том, что «у пролетариев нет Родины», они обижены своими земляками (что порой чистая правда) и потому должны искать опору в чужеземцах (а вот это уже геноцидная ложь!).

Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять: сплочённое общество может делать с другим, рассыпавшимся на склоки и взаимные обиды, всё, что угодно. Это и есть главный механизм и одновременно топливо гибридных войн, а всё остальное – это уже вопросы дизайна и конкретики.

***

Человек с духовными приоритетами, как правило, сжимает своё материальное потребление, порой до крайнего физиологического минимума. (См., например, здесь - интереснейшая история НИЩИЙ МИЛЛИОНЕР: ЖИВЁТ В БАРАКЕ И ОТДАЁТ ДЕНЬГИ БЕДНЫМ).

Этим он снимает обиды на себя со стороны других: тех, которые нужны ему как воздух для его духовной самореализации. Такому человеку нужно, чтобы ему верили и доверяли. А для этого нужно снять подозрение, что все его слова - лишь прикрывающая хищничество демагогия...

С точки зрения религиозной такой аскетизм – высшая мудрость, напрямую соединяющая человека с вечностью (через подавление всего временного, отречение от всего временного).
С точки зрения материализма(вещизма) такое поведение – просто глупость. Человек выиграл в случайной лотерее краткую вспышку жизни – и потратил её на других, вместо того, чтобы потратить её на себя! Вещисты такого категорически не понимают, и ни в коей мере не склонны это разделять с подвижниками духа.

Попытка вещиста воспользоваться кратким и случайно выпавшим жребием жизни (которая вскоре бессмысленно растворится в никуда), не может быть выражена иначе, чем в грубых чувственных наслаждениях стяжания. На этом пути он входит в конфликт со всеми людьми, но прежде всего – с теми, кто рядом, т.е. с земляками и коллегами.

Зоология диктует хорошо известный зоопсихологам закон: внутривидовая конкуренция у животных всегда острее и жёстче, чем межвидовая. Чтобы выйти из этого закона – нужно перестать быть животным и стать цивилизованным Человеком.

Если же не стал – тогда обречён на постоянную грызню за тающие материальные блага с соседями и земляками, с теми, кто больше всех на тебя похож. Накапливается у вещиста многолетняя ненависть к тем, кто его «объедает» и «обделяет». Она не распространяется на чужеземного завоевателя: ведь он новый, он пришёл недавно, и его «зоологический участок» за океаном, а не здесь…

Попав к вещистам, агрессор не с партизанами имеет дело и не с Сопротивлением, а с кастингом коллаборантов[2], которые из кожи вон лезут, чтобы понравится новому хозяину, а заодно – с его помощью – свести старые счёты.

Этот кастинг коллаборации, хоровод «интердевочек» - и является главной целью гибридной войны, заодно обозначающий и победу в ней.

***

Мера национальной трагедии – это мера угасания духа, национальной идеи и мера торжества вещизма с вещистами. Наше крушение в 1991 году было связано именно с гибридными методами войны.

1. Враг притворился другом, и выдал оккупацию за освобождение.
2. Враг назвал грабёж сотрудничеством, а порабощение – «вписыванием в мир и глобальный рынок».
3. Враг не разгромил нашей армии и не подорвал нашего тыла – а ловко растлил их, используя огрехи и маразмы советской идеологии.
4. Враг всячески раздувал и раздувает внутренние конфликты за имущество, классовые и внеклассовые (потому что любая вещь принадлежит одному из нас, но теоретически могла бы принадлежать любому из нас).
5. Враг подрывает наше государство, опираясь на силу, организацию, иерархию и инструменты этого же самого государства.

Последнее нуждается в расшифровке. Тысячи политологов не сумели дать точного определения феномену «Государство», потому что так и не поняли его двойственности.

Государство существует, как идея, мечта.
И оно же существует, как персонал, обслуживающий идею.
Персонал может переключится с обслуживания на пожирание.

И тогда государство, как сказочный змей Уроборос, начинает жрать само себя с хвоста: вместо заботы о самых слабых, начинает их поедать, как самых беззащитных.

И в СССР, и в пост-советской России государство, как персонал, искало и ищет себе способов облегчить хищения. Но оно же, только как идея, пыталось и пытается в этом самому себе противостоять...

***

Главный тут вопрос – это битва духовного, инфинного начала (осознание своей общности со всем и со всеми) и вещизма (осознания своей отдельности, враждебности всему общественному).

При победе духовного начала торжествует государство-идея.

При победе вещизма – государство съедают его граждане, подобно тому, как раковые клетки съедают орган в организме.



[1] http://economicsandwe.com/28CA24DEF657577C/

[2] Коллаборациони́зм (фр. collaboration — «сотрудничество») в юридической трактовке международного права — осознанное, добровольное и умышленное сотрудничество с врагом, в его интересах и в ущерб своему государству.

Николай ВЫХИН, специально для «ЭМ»; 15 декабря 2016

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ЗНАКОМЬТЕСЬ: ТОВАРИЩ КРАМЕР!

    ЗНАКОМЬТЕСЬ: ТОВАРИЩ КРАМЕР! Издательские услуги сегодня предлагает очень много компаний, каждая со своим набором функций, ценами и сроками. Непосвященному в тонкости издательского дела человеку сложно правильно сориентироваться в этом вопросе. Особенно нет опыта общения с акулами издательского бизнеса, а сделать нужно быстро и качественно. Со своей стороны рекомендуем издательство "для своих" - в котором заказчик почувствует себя в кругу друзей и единомышленников...

    Читать дальше
  • МИР И ОБЕЗДОЛЕННЫЕ

    МИР И ОБЕЗДОЛЕННЫЕ От редакции: кратко выраженная суть нашего противостояния с западниками заключается вот в чём. Западники хотят вести нас чередой прозападных либеральных революций, каждая из которых всё глубже погружает нас в задницу. А мы не хотим погружаться в задницу. А либералы западники не хотят, чтобы мы этого не хотели. Они хотят, чтобы мы уподобились украинцам, у которых лесенка майданов сводит общество в каменный век, рождая в массах восторг и эйфорию «избавления от культуры»…

    Читать дальше
  • ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ

    ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ Я предлагаю всерьёз подумать о таком затёртом и расхожем выражении, как «корни человека», «мои корни». Что оно означает? Только ли происхождение человека, только ли его безвозвратно ушедшее прошлое, не имеющее никакого отношения к настоящему, ко дню сегодняшнему? Тот, кто мыслит связно, понимая причинно-следственные связи, никогда с таким не согласится. Прошлое диктует настоящее и будущее. «Корни» человека – это вся та совокупность, которая держит человека на родной земле и ПИТАЕТ его. Ведь это очевидная функция корней – удерживать и питать. Недаром зовут космополитов «перекати-полем», сравнивая с растением, оторвавшимся от корней…

    Читать дальше

Свобода - более сложное и тонкое понятие. Жить свободным не так легко, как в условиях принуждения. — Томас МАНН.