Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 58,4296 руб.
  • Курс евро EUR: 68,0822 руб.
  • Курс фунта GBP: 76,2039 руб.
Декабрь
пн вт ср чт пт сб вс
        01 02 03
04 05 06 07 08 09 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

БРОДЯГАМ - КАТОРГУ?!

БРОДЯГАМ - КАТОРГУ?! В числе бредовых инициатив, которыми ширится и множится ноосфера России, есть теперь и такое: россиян, уклоняющихся от трудоустройства свыше шести месяцев при наличии подходящей работы, предлагается наказывать исправительными работами сроком до одного года. Законодательное собрание Санкт-Петербурга подготовило пакет поправок в федеральные законы, которые в ближайшее время будут внесены в Госдуму РФ (пишут «Известия»). Для установления уголовной ответственности предлагается прописать в Конституции РФ, что труд — это не только право, но и обязанность каждого гражданина...

В воспаленных умах законодателей не считаются (пока) тунеядцами граждане до 18 лет, инвалиды, родители детей-инвалидов, женщины с детьми в возрасте до 14 лет и ряд других категорий граждан. В комитете Госдумы по труду, социальной политике и делам ветеранов отметили, что инициатива основана на идее увеличить налоговые доходы государства, и обязательно будет рассмотрена на заседании комитета.

Аналогичная норма, говорят «ностальжи-мены» была и в советском законодательстве. Правда, добавляем мы уже от себя – она и там играла скорее идеологическую, чем реалистическую роль. СССР грозился выстроить общество всеобщего труда – и потому идеологически оформлял атаку на тех, кто отказывался трудиться.

При этом, конечно же, советские экономисты имели более чем расплывчатое понятие о том, что такое «труд», и чаще всего на практике понимали под «трудом» всего лишь всякую поощряемую властями деятельность. Если власти нравится то, что вы делаете – то вы считаетесь «трудящимся». Если власти не нравится – вы попадаете в число тунеядцев.

Когда поэта И.Бродского судили за тунеядство, он весьма озадачил советский суд, заявив, что не тунеядствовал, потому что писал стихи.

А советская власть не знала, нравятся ли ей стихи Бродского или нет, и, соответственно, не знала – считать ли его тунеядцем или нет…

Но та власть была народной, и, хотя представления о термине «труд» внятного не имела[1], но в общем и целом её представления о благе совпадали с реальными потребностями выдвинувшего её народа.

Когда «ностальжи-мены» нашего очень пост-советского уклада апеллируют к нормам СССР, то нужно же понимать, что жизнь кардинально изменилась. Заставлять людей трудиться – это значит, заставлять их добывать себе оплату без удовольствия.

Под определение тунеядства попадут в таком случае святой праведный Серафим Саровский и энтузиасты романа Стругацких «Понедельник начинается в субботу». Почему? Объясняю.

Если святой праведный монах живет Духом Мирным, всего себя посвящает молитвам, а кушает маленький кусочек черного хлеба через день – зачем ему рубли за неприятный ему труд, с его точки зрения – мирскую суету? Если энтузиаст видит в работе наслаждение, и тяготиться не буднями – выходными днями, то заставить его трудиться – это заставить его делать то, чего ему не хочется, неприятно ему. Заслать, например, увлеченного химией завлаба на овощебазу, колхозникам помогать и т.п.

Коммунисты были бы рациональнее и логичнее, если бы заявили, что по мере отмирания угнетения будет отмирать и труд, как отчужденная от человека форма деятельности, навязанная ему извне и мучительная для него.

По мере развития технической базы коммунизма труд с его принудительностью должен уходить, всё более и более сливаясь с досугом, до полного совмещения этих понятий. Спросите-ка писателя (да вот хоть меня!) – когда я больше наслаждаюсь, когда в кинотеатре сижу или за написанием текста? Я растеряюсь и не отвечу. А мой учитель, великий университетский антиковед, вряд ли предпочел бы дискотеку библиотеке, если бы выбор ставился так…

Труд есть обратная сторона рабовладения. Он неразрывно связан с принуждением, подчинением, с недопониманием человеком смысла своей деятельности. По мере технического и духовного развития человека труд обязан стать архаикой, как каменные топоры и бронзовые акинаки. Понятно, что сразу этого не добьёшься, и переходный период может быть весьма долгим.

Но, не понимая что труд – лишь пережиток крепостничества – коммунисты вместо преодоления поставили задачу его консервации, абсолютизации, чем, думаю, оттолкнули от себя много думающих людей.

Ну, в природе человека заложено: не нравится ему, когда им командуют! А тем более – если командуют не духовные авторитеты, а назначенцы, которые равны тебе, или глупее тебя!

Поэтому по мере развития техники и духовного состояния общества занятость должна была, думаю, становится всё более и более добровольной, всё менее и менее принудительной.

Советское общество было на практике образцом такого рода динамики. Менее чем за 100 лет оно прошло путь от казарменного «коммунизма», военизированного до крайности, в солдатской шинели, до весьма комфортного широкого «выбора профессий». Другое дело, что это великое освобождение человека ОТ труда (как института принудительной, навязанной извне деятельности) – не нашло у КПСС внятного теоретического отражения. Ну, да у неё вообще ничего теоретического отражения не нашло, чего говорить об отдельном вопросе?

+++

Сам термин «тунеядство» в русском языке забавно противостоит слову «втуне». Произошли эти понятия вот каким интересным образом. «Тун» или «тиун» - это управляющий княжеским или боярским поместьем[2]. Когда у мужика-смерда что-то уходило из хозяйства князю (дань, например) – она пропадала «в тиуне», т.е. не приносила мужику пользы, терялась, считалась бросовой и пропащей. Так появилось выражение «пропасть втуне» - народное отражение процесса угнетения, поборов со стороны власти и её прихвостней (тиунов).

«Тунеядец» - понятие угнетательское, княжеское, не мужицкое. В мужицкую речь оно вошло с нажимом, и не сразу. Тунеядец – тот, кто ест (кушает) у тиуна (туна, тивуна) – при том, что сам тиун – паразит на общине. Иначе говоря, тунеядец – тот, кто не даёт добру пропасть «втуне», работает не на тиуна княжеского, а сам на себя. Для угнетенного тунеядец – скорее друг, чем враг: он тиуну насолил, съел заготовленные для угнетателей блага, и за то гоним властями… То, что съел тунеядец – получается, втуне-то не пропало!

Как это часто бывает, разобрав корни слова, мы разобрали и стоящую за ним философию. Понятие о «тунеядстве» - неотъемлемая часть угнетательской идеологии и психологии. Для угнетателя (тиуна, тивуна, типуна – который «тебе на язык») – тунеядец есть тот, кто заботиться о своих интересах, а не о его, угнетателя, интересах. То есть, в понимании угнетателей тунеядец – тот, кто не посещает принудительных работ, выдуманных феодалом, не платит дани, не вносит поборы и т.п.

И потому, если в советском праве «тунеядство» могло считаться забавным оксюмороном, от которого уходили «написанием стихов» или рисованием акварелек, то в современном, зверином, буржуазном праве – понятие «тунеядство» приобретает зловещий и общественно-опасный оттенок.

Угнетатель хотел бы, чтобы все лизали ему руку, и получали свою чёрствую корку только из этой руки. Угнетателя бесит, что кто-то где-то нашёл себе источник существования, не подконтрольный угнетателю. Угнетателю мало тех несчастных, которые вынуждены пресмыкаться перед ним, выполняя все его прихоти ( и за это признаваемых «трудящимися»). Он всех хочет отловить в лесах и на горах, всех приковать к своей колеснице победителя (по современному говоря – «винера»).

Угнетатель в классовом обществе – частный собственник и эгоист. Он в корне отличен от брежневского государства всеобщего блага, которое имело моральное право заставлять что-то делать – ибо «для твоего же блага делаю!».

Угнетатель ничего не делает для блага угнетённых, это вам не Брежнев. И оттого вопли угнетателя о «тунеядцах» - изнанка его представлений о пользе рабовладения.

+++

Когда в современной (отнюдь не брежневской) России предлагают возродить наказание за тунеядство – первое, что мне, как аналитику, приходит в голову – это «кровавое рабочее законодательство» Тюдоров и забытые, казалось бы, «работные дома» для бродяг, разорённых самими же Тюдорами.

С гнусным лицемерием всё «кровавое законодательство» о каторжных «работных домах» Тюдоры нашпиговали протестантскими рассуждениями о вреде тунеядства и обязанности каждого трудиться. На феодалов это, конечно же, не распространялось – имелось в виду, что тунеядцы не должны объедать тиунов, а трудиться они должны не просто так, а на господ-хозяев.

Само слово «тиун» - родилось на пике классовой борьбы в горниле становления частной собственности и упорной борьбы общинного духа с частными собственниками, феодалами.

Изначально у скандинавов (откуда слова пришло вместе с грабителями-варягами в русский язык) тиун или тун – это тролль, злой великан. Скажем, Jotunn — это «обжора» в германо-скандинавской мифологии. Туны — злые чудовища, дети Имира. Они - злодеи и отрицательные персонажи скандинавской мифологии.

Как же они появились? В скандинавской мифологии в саму космогонию проникают эсхатологические мотивы. Божественное начало Творца противостоят враждебным хтоническим чудовищам - тунам (тиунам). Нетрудно прочитать социальный аспект: Бог (боги) – сотворили землю и все её блага. Люди пользовались благами без ограничений, пока не пришли злые туны, враги Бога (богов), и не занялись «огораживаниями». Туны отняли у общин свободное право на земные дары. Они превратили земные дары в собственность, и стали настаивать, что река – не божья, а их, тунов, и лес не божий, а их, и небеса не божьи – а их…

От мифологии – к социальной реальности (или наоборот?). От злых троллей тунов, придумавших частную собственность – появляется должность тиуна, распорядителя и охранника этой собственности. От должности – вышли слова «втуне» и «тунеядец».

Они отражали борьбу угнетателей и угнетёных. Угнетённые не хотели, чтобы что-то «пропадало втуне». Угнетатели не хотели, чтобы угнетённые съели сами то, чем обязаны кормить своих господ. Угнетатели настаивали на греховности тунеядства…

+++

И вот – реинкарнация Тюдоров в современном законодательном пространстве РФ! «В то же время тем, кто занимается общественно значимой деятельностью, хотят ежемесячно доплачивать 6 тыс.» - радуют нас новости.

Тех, кто делает угодное власти - получат от «туна-тиуна» дары. А тех, кто неугоден…

«Уклонение от трудоустройства (занятости) свыше шести месяцев при наличии подходящей работы наказывается исправительными работами на срок до одного года либо принудительными работами на срок до одного года», — такой поправкой предлагают дополнить УК РФ депутаты Заксобрания Санкт-Петербурга.

Что же не даёт им спать спокойно? А вот что: «По официальным оценкам заместителя председателя Правительства РФ Ольги Голодец, в России занятыми в различных трудовых и рабочих сферах являются 48 млн человек, 20 млн человек заняты без надлежащего оформления своего статуса, 18 млн человек трудоспособного населения являются незанятыми», — приводится статистика в пояснительной записке.

Со всей присущей угнетателям и феодалам узостью мышления, авторы не понимают, что живущие не по их милости люди – просто СБЕЖАЛИ от их человеконенавистнической системы.

Они не хотят делать систему более привлекательной. Наоборот – они хотят послать карательные команды, отлавливать беглых крепостных и законопачивать их на «имеющуюся в наличии подходящую работу».

«Подходящую» – простите, кому? Если беглым – то они сами придут, их за уши тянуть не нужно. Понятно ведь, что не для беглых эта «подходящая» работа подходит, а для угнетателей.

Читайте учебники истории. Мотивировки – прямо списаны из рабочего законодательства Тюдоров. Того самого, которое ещё до Маркса назвали «кровавым».

И то, что это они прикрывают ностальгией по советским нормам права – не смешно уже. Страшно…



[1] Труд – с точки зрения научной экономики, всякое действие, обладающее двумя качествами: 1.Приносит доход 2.Не является удовольствием, наслаждением для занятого им человека. При сочетании этих двух качеств действие подпадает под научно-экономическое определение термина «труд», который, таким образом, лишен (как и любой научный термин) эмоциональной окраски. Трудиться – не хорошо и не плохо, не почётно и не позорно. Вор, который ворует без особого удовольствия, себе на жизнь – тоже трудится. Тот же, кто, подобно И.Бродскому наслаждается стихосложением, но не получает за это оплату, не трудится, учитывая, что термин «труд» сам по себе не обозначает ни полезности, ни вредности деяния.

[2] Толковый словарь русского языка (Д.Н. Ушаков): «тиун и тивун, а, м. (др.скандинавск. thiun) (истор.). Название различных должностных лиц в древней России. «За мной, мои тиуны, опричники мои!» А.К. Толстой. Толковый словарь русского языка (С.И.Ожегов, Н.Ю.Шведова) Тиун -а, м. В России до 17 в.: название некоторых должностных лиц. прил. тиун-ский, -ая, -ое.

Николай ВЫХИН, специально для «ЭМ»; 27 апреля 2015

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ЗНАКОМЬТЕСЬ: ТОВАРИЩ КРАМЕР!

    ЗНАКОМЬТЕСЬ: ТОВАРИЩ КРАМЕР! Издательские услуги сегодня предлагает очень много компаний, каждая со своим набором функций, ценами и сроками. Непосвященному в тонкости издательского дела человеку сложно правильно сориентироваться в этом вопросе. Особенно нет опыта общения с акулами издательского бизнеса, а сделать нужно быстро и качественно. Со своей стороны рекомендуем издательство "для своих" - в котором заказчик почувствует себя в кругу друзей и единомышленников...

    Читать дальше
  • МИР И ОБЕЗДОЛЕННЫЕ

    МИР И ОБЕЗДОЛЕННЫЕ От редакции: кратко выраженная суть нашего противостояния с западниками заключается вот в чём. Западники хотят вести нас чередой прозападных либеральных революций, каждая из которых всё глубже погружает нас в задницу. А мы не хотим погружаться в задницу. А либералы западники не хотят, чтобы мы этого не хотели. Они хотят, чтобы мы уподобились украинцам, у которых лесенка майданов сводит общество в каменный век, рождая в массах восторг и эйфорию «избавления от культуры»…

    Читать дальше
  • ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ

    ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ Я предлагаю всерьёз подумать о таком затёртом и расхожем выражении, как «корни человека», «мои корни». Что оно означает? Только ли происхождение человека, только ли его безвозвратно ушедшее прошлое, не имеющее никакого отношения к настоящему, ко дню сегодняшнему? Тот, кто мыслит связно, понимая причинно-следственные связи, никогда с таким не согласится. Прошлое диктует настоящее и будущее. «Корни» человека – это вся та совокупность, которая держит человека на родной земле и ПИТАЕТ его. Ведь это очевидная функция корней – удерживать и питать. Недаром зовут космополитов «перекати-полем», сравнивая с растением, оторвавшимся от корней…

    Читать дальше

Невозможно добиться общественной справед­ливости, не обеспечив справедливости в отношении каждого конкретного человека — А. Прокудин.