Кто правду несет, тому всех тяжелей Экономика и Мы Народная экономическая газета. Издается с 1990 года
Актуальные курсы валют
  • Курс доллара USD: 57,5118 руб.
  • Курс евро EUR: 67,8927 руб.
  • Курс фунта GBP: 75,5302 руб.
Октябрь
пн вт ср чт пт сб вс
            01
02 03 04 05 06 07 08
09 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

ЯРКО О МРАЧНОМ

Либералы видят «новое» в крайней архаике диких времен

ЯРКО О МРАЧНОМ А.Никонов объединил усилия с Аланом Гринспеном и вовсю цитирует его книгу "Эпоха потрясений". Поскольку острословие и безусловный литературный талант Никонова могут произвести разрушительное действие на неокрепшие умы, необходимо научным взглядом окинуть фельетоны, содержащие в себе не логический, а эмоциональный стержень безусловного восхищения рыночной системой. А.Никонов избрал самый верный подход к продвижению антинаучных взглядов – наивный детский плоский инфантилизм, свойственный и большинству взрослых, в котором частная видимость отождествляется с общей реальностью. Этот метод гораздо эффективнее для разрушения сознания, чем более громоздкие и при этом примитивные схемы «Ведомостей», «Граней.ру» и «Новой Газеты». По сути, свободный капитализм в России «сдали» все его апологеты, так или иначе открестившись от его зверств и уродств. Только Никонов, как одинокий рыцарь рынка, продолжает свой «анти-крестовый» поход умело фехтующего словом фанатика…

Впрочем, в детской наивности двух авторов, Никонова и Гринспена есть и элемент саморазоблачения. Чтобы понять его, нужно вначале подчеркнуть две основные черты НАУЧНОГО мышления, которое выводит наш ум из детских грез. Во-первых, научное мышление всегда рассматривает любой предмет в перспективе, с его истоками и логическими следствиями, а не сам по себе. 

Например, изобилие на витрине магазина примитивным умом может быть воспринято как однозначное благо, развитый же ум обязательно спросит о цене вопроса, о предыстории появления этого изобилия и о факторах, которые его обеспечивают: как говорится, лизать сахар через стекло не сладко…

Во-вторых, научное мышление диалектично, и тем отличается от состояния сознания сектантов. Только для сектантов (каковыми выступают и Никонов, и Гринспен) есть БЕЗУСЛОВНЫЕ правила на ВСЕ случаи жизни, независимые от обстоятельств. Всякий развитый ум понимает, что ЛЮБОЕ ПРАВИЛО ОТНОСИТЕЛЬНО и ПРИМЕНИМО ТОЛЬКО В ОПРЕДЕЛЕННЫХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАХ.

Впавший в маразм Гринспен (все-таки 1929 г.р.) глубокомысленно изрекает: «Стремление к богатству — это торжество жизни. Жизнь должна быть приятной, иначе она теряет смысл».  Эта идея (лежащая, кстати, в основе всей концепции Гринспена) – ЧУДОВИЩНО АНТИЦИВИЛИЗАЦИОННА. Именно поэтому с ней скрещивали шпаги не только социалисты, но и задолго до их появления – все государственники мира и все мировые религии. Разбирая антицивилизационность этой идеи, мы заодно увидим, что новейшие теории социализма напрямую вытекают из древнейших теорий государства, как явления, права, морали, религии и т.п.

С точки зрения религиозной, высокой - "не для приятности живут, а для совести". А с точки зрения потребительской, низкой - для подавляющего большинства населения нет более неприятной, страшной, мрачной и безнадежной системы, чем та, от которой Гринспен ждет приятности и торжества жизни в виде обогащения... 

----------------------------------------------------------

Согласно информации ФАО ООН значительный прогресс в снижении числа голодающих на планете был достигнут в 70-х и 80-х годах. Это было время планетарного социалистического консенсуса, когда считалось, что Запад и СССР разными путями идут через конвергенцию к единому упорядоченному будущему. Затем восторжествовал либерализм. Итог: число голодающих постоянно растет. Рост - по 100 млн. в год. 

В 1995-97 и 2004-2006 годах число голодающих увеличилось во всех регионах. Исключение - пишет ФАО - страны Латинской Америки и Карибского бассейна. Скромно молчит ФАО о том, что в этом регионе - всплеск социалистических настроений... Случайно ли такое "совпадение": национализации больше, голода меньше? 

Новый всплеск голода дал глобальный экономический кризис 2008 года, вызванный проделками либералов. Сегодня голодающих на уровне блокадного Ленинграда, т.е. очень жестко, мучительно - в мире больше,чем население США, Канады и Европейского Союза вместе взятое. Это люди всех наций и возрастов, начиная с младенчества, чьи матери не могут произвести достаточного количества грудного молока, и, заканчивая пожилыми, у которых нет родственников, которые могли бы о них позаботиться. Это безработные жители городских трущоб, фермеры, не имеющие своих наделов и возделывающие чужую землю, больные и т.п. Для граждан США Обама ввел талоны на питание, в которых, по его мнению, нуждается до 10% населения США...

----------------------------------------------------------

Противоречия между высокой и низкой точками зрения нет, они с разных углов смотрят на одно и то же: на гедонистический эгоизм, по форме ненасытный, а по сути - суицидальный. 

Ненасытные люди, которым всегда всего мало (такие люди и делали "перестройку" в СССР)  - это люди, тронутые тленом самоубийства, люди, которые подсознательно жаждут, чтобы их убили.

Ибо жизнь не может, по Гринспену, долго "торжествовать в стремлении к богатству", её на этом пути непременно пристрелят. Нельзя постоянно все подгребать под себя, и при этом не столкнуться с другим подгребальщиком! 

Посмотрите, читатель, на кладбища ваших городов, где побригадно уложены под роскошными памятниками молодые участники ельцинской приватизации. Но погодите думать, что все позади: то ли ещё будет!

Гринспен мыслит в ХХI веке на уровне варяжского князя Игоря Старого, едущего в очередной раз за данью к древлянам, и в итоге убитого там за ненасытность.

----------------------------------------------------------------------

«Прибыв в земли древлян по словам летописца Игорь со своей дружиной стал брать дань больше чем обычно и чинил всякого рода насилие над древлянами. Собрав дань, дружина совместно с Игорем отправилась назад в Киев, но по дороге домой Игорь неожиданно передумал возвращаться. Сказав дружине "Идите с данью домой, а я возвращусь, похожу еще", он отпустил большую часть своей дружины. Сам же остался с небольшим числом ратников и возвратился, чтоб взять еще дани с древлян. Древляне, узнав, что Игорь опять идет, начали думать с князем своим Малом: "Повадится волк к овцам, перетаскает все стадо, пока не убьют его, так и этот: если не убьем его, то всех нас разорит". Порешив так, они послали сказать Игорю: "Зачем идешь опять? Ведь ты взял всю дань?" Но Игорь не послушался их, тогда древляне, вышедши из города Коростеня, убили Игоря...»

-----------------------------------------------------------------------

Мышление современных либерало-приватизиторов тождественно мышлению Игоря. Он тоже видел торжество жизни в постоянном обогащении и тоже считал, что без этой приятности жизнь потеряет смысл. 

Если дать либералам волю то В ИТОГЕ (через ряд ступеней, помним о динамике процесса) они возвратят нас именно в 945 год, к моменту убийства Игоря Старого.  Либеральная идеология сметает не только демократические выборы и социальную справедливость (это уж само собой!), но и право, как таковое, государство, как институт, нации, как явление, культуру, как излишество и т.п.

Давайте задумаемся для начала – кому и зачем нужен ЗАКОН? Совершенно очевидно, что сильному закон не нужен. Сильный и без закона возьмет все желаемое, а от нежелательного отобьётся. Закон сильного только стеснит. Закон нужен только слабому – чтобы защититься от произвола сильного. Движение к социализму начинается буквально от законов Хаммурапи, потому что как только власть вводит закон – она тем самым автоматически в чем-то ограничивает произвол сильного. Раньше он делал, что хотел, пока его не убивали. Теперь (с законом) он может делать уже не все, что вздумает.

Государство, которое не оградит слабых от произвола сильных, рухнет от внутреннего хаоса. Это – социалистический и плановый элемент, заложенный в любом государстве от самого возникновения его госаппарата (почему либералы так и ненавидят «бюрократию» - в ЛЮБОМ государстве она органически чужда либералам).  Хаос ударит двумя руками: во-первых, сильные, натренировавшись бить слабых, неизбежно замахнутся своим произволом и на государство; во-вторых, слабые, ничем не защищенные, начнут разбегаться или вымирать, и рухнет демографическая основа государства.

Если это правило верно для жизни в целом, то оно верно и для экономики в частности.  Российская империя потому и рухнула, что царь не смог (не захотел, не сумел) вмешаться в отношения рабочих и их фабрикантов, землевладельцев и их арендаторов. Ставка на сильных привела в итоге государство к краху. Со ставкой на сильных может жить только орда, племенной союз. Государство – поднимаясь выше на ступень цивилизации – укрощает сильных и защищает тех, кто сам не в состоянии себя защитить. Если оно этого не делает – то уже не может удержаться на занятой ступени цивилизации, и падает вниз, к Орде. Неслучайно апологет глобализации Ж.Аттали назвал глобализаторов «новыми кочевниками».

Согласно Аттали, либерально-рыночная глобализация порождает новую кочевую элиту, которая необходимо должна быть оторванной от национальных государств. Это, безусловно, так, но только, естественно, не шаг вперед, как думает безумец Аттали, а просто цивилизационный откат в XVвек.  Почему? Государство, если одним словом его определить – есть РЕГЛАМЕНТАЦИЯ, и в нем не может быть полной СВОБОДЫ КОНКУРЕНЦИИ ни в чем. Буржуазное государство шизофренично: оно запрещает мордобой, но разрешает драку в области экономики, оно запрещает политическую тиранию, но охотно терпит денежную тиранию человека над человеком. Оно шизофренически половинчато: одним полушарием оно в ХХ веке (запрет внеэкономического произвола), другим – в глубокой архаике (потворство экономическому произволу).

После падения СССР шизофрения Запада стала перетекать в острую форму мании величия и одержимость собственной правотой, при чем именно в области чудовищной архаики. Представители Запада, особенно на вновь оккупированных территориях – опасные маньяки. Об этом и пишет, если вчитаться, Гринспен:

 «Планируете ли вы создать какую-либо систему социальной защиты для безработных?» — спросил я. Клаус резко оборвал меня: «В вашей стране вы можете позволить себе такую роскошь. А нам, чтобы добиться успеха, нужно полностью порвать с прошлым. Рынок на основе конкуренции ориентирован на производство материальных благ, и именно на этом мы хотим сосредоточить усилия». Впоследствии мы с Клаусом стали хорошими друзьями, но в тот раз впервые в жизни в мой адрес прозвучал упрек по поводу недооценки могущества свободного рынка. Для поклонника Айн Рэнд случай исключительный».

Иначе говоря, один сектант упрекнул другого, что тот недостаточно истязает себя в неистовых «радениях». И старый сектант принял упрек неофита их дикой веры, усовестился.

Перед нами чех Клаус, руководитель чешской экономики (естественно, зашедшей с ним в тупик) предстает в роли некоего ЭКОНОМИЧЕСКОГО ЧИКАТИЛЛЫ, не предусмотревшего ВООБЩЕ НИКАКОЙ поддержки безработным!

Протогосударство Игоря Старого, или манчжуров в Китае, или франков в Галлии, или норманнов в Англии  хорошо знакомо было с либеральными принципами.

1. Сильный, пока силен, обогащается без меры и ограничения.

2.Слабый, пусть выживает как хочет или сдохнет, без разницы.

3. Хочешь из слабого стать сильным –убей предшественика.

  Западный тип экономики, навязываемый нам Гринспеном – в экономической сфере сохранил неприкосновенными эти правила норманнов, манчжуров, варягов и прочей догосударственной антицивилизации.

  Для выхода из вечного гладиаторского боя человечество имеет два переплетающихся между собой пути: государственность, законность, как внешнюю узду на произвол сильных и религиозную нравственность, страх божий – для внутренней кротости, для того, чтобы насилие и издевательство над зависимыми от тебя стало органически противно.

 Государство так и шло в истории – если одна система безопасности подведет (например, законы слишком либеральны), то другая удержит, и наоборот. 

Развитое законодательство + живая искренняя религиозность масс - это и есть НАСТОЯЩИЙ социализм. Если "варить" социализм по другому рецепту - взорвется котел, как это и вышло с СССР.

Религиозность нравов, отлитая в форму развитого человеколюбивого закона... Бисмарк называл это "практическим христианством", создавая в Германии образцовое рабочее законодательство своего времени после консультаций с социалистами. 

 Покоряя силу силой и покоряя силу совестью, государство, как институт, смогло вывести нас из мрака произвола в ХХ век…

  …Где нас поджидали Анн Ренд, Алан Гринспен, А.Никонов и другие персонажи РЕЦИДИВНОЙ АРХАИКИ МЫШЛЕНИЯ.

  В своей статье «Давно ли Россия была бедной страной?», очень важной для понимания особенностей мышления либералов А.Никонов сказал главное: «Нищие, живущие в трейлерах, есть и в США. Вообще, наличие бедных людей не показатель бедности или богатства страны».

Признание необычайной важности! Оно и заставило меня вспомнить про Игоря Старого с его полюдьем!  Если Русь Игоря и его Хельги опиралась на варяжскую дружину, то, конечно, богатство или бедность такой страны никак не зависели от самочувствия древлян и  других славян. Если страну понимать как СОВОКУПНОСТЬ ЗАХВАТЧИКОВ НАД РАБАМИ, то, безусловно, все дела такой «страны» - это одно, а судьбы её рабов – совсем другое.

 Не думайте, что Гринспен враг только советскому варианту социализма. Нет! Он враг всему ХХ веку, со всеми планетарными достижениями ХХ века.

С точки зрения сектанта Гринспена в ХХ веке произошло отступление от норм и нарушение чистоты веры в самой «святой земле» и «Мекке» либерализма, в США. Но, радуется Гринспен, люди опомнились!

«…Это произошло на фоне повсеместного осознания того факта, что довоенная политика протекционизма привела к сокращению объемов торговли». А «...поворотным моментом в истории стало падение Берлинской стены в 1989 году… Система централизованного планирования показала свою полную несостоятельность, а интервенционистская экономическая политика западных демократий потеряла свою привлекательность».

Вот это второе признание очень важно. ХХ век отменяется не только в виде отмены его завоеваний на Востоке (насмешка над централизованным планированием), но и на Западе (где нужно преодолеть вкрапления и влияния социализма).

Гринспен признается: "После Второй мировой войны все страны европейской демократии повернулись лицом к социализму, и даже Америка склонилась к государственному регулированию — успех перевода американской промышленности на военные рельсы обеспечило именно централизованное планирование. Таким был экономический фон холодной войны". Итак, господа, знайте: если кто-то восхищался послевоенными США, то, оказывается (Гринспен не даст соврать) - он восхищался продуктом американского госплана и американского варианта социализма... 

В итоге, пишет Гринспен, «Историю последней четверти ХХ века можно считать историей возвращения могущества рыночного капитализма. Он отступил в результате спада 1930-х годов и растущего вмешательства государства в экономику в 1960-х годах, однако в 1970-е он вновь начал набирать силу и сейчас в той или иной мере присутствует практически во всех регионах мира.

Усиление роли коммерческого права и особенно защиты прав собственности способствовало всеобщему росту предпринимательской активности. Это, в свою очередь, привело к возникновению институтов, которые в настоящее время незаметно управляют множеством аспектов человеческой деятельности. Мы получили своего рода международный вариант той «невидимой руки», о которой писал Адам Смит».

О которой писал Адам Смит! Но Адам Смит не дожил 10 лет даже до XIX века! Возвращаться к реалиям Адама Смита – это похерить не только весь ХХ, но за компанию и весь XIX век! При чем речь идет не о творческом переосмыслении, а именно о тупом копировании реалий 1780-х годов, золотых годочков Смита и самого раннего капитализма!

------------------------------------------------------------------

Гринспен, может быть, и в маразме, но другие-то нет! Ложность привлекательности рыночной экономики известна экономистам, но не очень понятна простым людям. Возместим же этот пробел бытовым примером.

Один человек брал сахар из сахарницы, а потом докладывал взятое. Тратился. Другой брал - и не докладывал, не тратился. Пока у второго сахарница не кончилась, чай у обоих был одинаково сладкий... 

Мораль: пока в сахарнице есть КЕМ-ТО УЖЕ насыпанный туда сахар, приватизировать (брать, ничего не отдавая), наиболее удобная модель поведения! 

Либерализм и привлекателен, и опасен тем, что НЕ ВОЗМЕЩАЕТ ПОТРЕБЛЯЕМОГО. Рыночная экономика привлекательна для верхов, или даже всего населения там, где есть, что украсть. Когда же "все уже украдено до нас" её стратегия БЕЗВОЗМЕЗДНО БРАТЬ перестает срабатывать...

Либералы очень этому удивляются. Они убей - не могут понять, почему в богатых странах их барагоз обогащает население, а в нищих - только усугубляет нищету...

-----------------------------------------------------------------------

В науке давно был незыблем закон А.Вагнера, который убедительно доказывал, что вместе с развитием цивилизации, ростом государственного могущества неизбежно должны расти бюджетные расходы, и госсектор экономики. В самом деле, разве всеобщая грамотность не дороже обойдется бюджету, чем массовая неграмотность? Разве профессиональная армия не дороже народного ополчения?

Но Гринспен умиляется совсем другому взгляду: «Артур Бернс был классическим добродушным ученым с неизменной трубкой во рту. Он оказал большое влияние на методику исследований экономических циклов... Бернс любил инициировать дискуссии среди своих студентов. Однажды на занятии, посвященном негативному воздействию инфляции на уровень национального благосостояния, он спросил, прохаживаясь по аудитории: «А что, собственно говоря, порождает инфляцию?» Никто из нас не мог ответить на этот вопрос. Профессор выпустил несколько клубов дыма из своей трубки, вынул ее изо рта и многозначительно произнес: «Чрезмерные правительственные расходы — вот что порождает инфляцию!».

Конечно, если тратить мало, или совсем ничего - вложения прошлых времен не аннулируются сразу. Например, если закрыть все школы в стране (экономия-то какая для бюджета!) не нужно думать, что на следующий день все сразу станут неграмотными. Лет двадцать-тридцать ещё будут грамотные люди, которых выучили "с запасом" в минувшие года. И если прекратить финансировать фундаментальную науку - инерция её разработок будет "тянуть" ещё лет сорок. Но это же не значит, что нужно закрыть школы, убить науку под лозунгом "на наш век хватит!"

Нетрудно понять, что нытьё о "чрезмерных" расходах государства исходит от тех, кто вообще против государственных расходов, потому что понятие "чрезмерный" - условно и зыбко. Сегодня то чрезмерно, завтра это... Почему адепты "дешевого государства" забывают, что в каменном веке государства и его расходов вообще не было, и появилось государство с его расходами - чтобы выйти из каменного века?! 

Интересно, считал ли профессор Бернс чрезмерными расходы государства на свою университетскую зарплату? Если да, то почему брал, а если нет – почему другим желает того, чего не желает себе?!

Вообще, насколько логически уместно говорить о развитии государства, если его расходы признаются чрезмерными и сокращаются год от года? В чем тогда ПРЕДМЕТ развития?! Разве не в том и заключается весь смысл существования государства, что год от года оно НАРАЩИВАЕТ свои расходы, расширяет социальный сектор?

Беда либерализма в том, что он не удержит нас в капитализме. Мы провалимся с такими, как Гринспен и Бернс, теоретиками в феодализм и рабовладение. Неизбежно – если дать им волю.

- Если частник получает все больше и больше

-Если государство берет у него и тратит все меньше и меньше…

Нетрудно понять, что итогом такой схемы отношений станет ПОЖИРАНИЕ ЧАСТНИКОМ ГОСУДАРСТВА. Именно так Каролинги сожрали корону  Меровингов: если вы ничем не владеете, и ничего не решаете – так какие вы короли? Какая вы власть, если ничем не владеете?! Римский папа поддержал Каролингов…

Сон разума в либерализме порождает чудовищ. Упование либералов на случайность, на самотек без вмешательства планирующего разума, на жребий,  на «невидимые руки» и прочие иррациональные силы, ДАЖЕ САМИХ СЕБЯ НЕ ОСОЗНАЮЩИЕ – выдают в них крайне архаических людей, толкающих человечество (верно подметил М.Калашников) – в бездну нового варварства.

Только никакое оно не новое. Обычное варварство в стиле темных веков Европейского Средневековья. И ничего больше…

Александр Леонидов; 21 марта 2013

Поделитесь ссылкой на эту статью

ВКонтакте
Одноклассники

Подпишитесь на «Экономику и Мы»

Почитайте похожие статьи

Подписка

Поиск по сайту

  • ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ

    ЧЕЛОВЕК И ЕГО КОРНИ Я предлагаю всерьёз подумать о таком затёртом и расхожем выражении, как «корни человека», «мои корни». Что оно означает? Только ли происхождение человека, только ли его безвозвратно ушедшее прошлое, не имеющее никакого отношения к настоящему, ко дню сегодняшнему? Тот, кто мыслит связно, понимая причинно-следственные связи, никогда с таким не согласится. Прошлое диктует настоящее и будущее. «Корни» человека – это вся та совокупность, которая держит человека на родной земле и ПИТАЕТ его. Ведь это очевидная функция корней – удерживать и питать. Недаром зовут космополитов «перекати-полем», сравнивая с растением, оторвавшимся от корней…

    Читать дальше
  • В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ?

    В.АВАГЯН: ДЕЛО ИЛИ СМЕРТЬ? ​Мыши очень любят сыр. Но делать сыр они не умеют. Если мышей посадить в бочку с сыром, они сперва съедят весь сыр, потом начнут нападать друг на друга, а в итоге все передохнут в пустом и замкнутом пространстве. Если бы на Земле не было людей – то мыши никогда не попробовали бы сыра. Его просто не появилось бы, потому что возникновение сыра – это сложная цепочка ОБОСНОВАННОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ.

    Читать дальше
  • ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

    ИСТОКИ ФАШИЗМА И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ Говоря в трёх словах, фашизм – это идея радикального скотства. Но поскольку такие три слова похожи на ругательство, а ругаться не входит в наши планы, то придётся их развернуть. В глубинной основе фашистского движения лежит радикальный отказ от «химер сознания» - высоких, невещественных идей, связанных с сакральными образами и священными представлениями. Отказ идёт в пользу вещественных и грубо-материальных, ощутимо-плотных явлений. И за счет этого очищенная «верхняя полочка» сознания оказывается заполнена грубыми зоологическим отправлениями, которые теперь «исполняют обязанности» высших ценностей и духовных идеалов.

    Читать дальше

Свобода - более сложное и тонкое понятие. Жить свободным не так легко, как в условиях принуждения. — Томас МАНН.